petrus_paulus wrote in movie_rippers

Categories:

Победитель определяет цвет

В 1977 году Оскар за лучший фильм на иностранном языке был присуждён стране, о существовании кинематографа в которой до этого мало кто догадывался. В СССР она официально именовалась Республика Берег Слоновой Кости, а почти во всём остальном мире – Кот д’Ивуар.

Понятно, что второе название французское, причём колониальное, и на русский переводится как берег слоновой кости (хотя по-русски оно звучало ещё более колониально). В 1985 году эта страна постановила, что её название должно звучать исключительно по-французски и произноситься во всех странах без перевода, поэтому советские газеты и телевизор, подчинившись международному регламенту, республику эту у себя в новостях «переименовали» в Кот д’Ивуар.

В англоязычном прокате фильм назывался «Чёрные и белые в цвете», и под таким названием был более известен в мире. Однако его оригинальное название звучало по-французски как «La Victoire en chantant», то есть в целом не совсем осмысленная фраза, означающая нечто вроде «Победы, одержанной припеваючи». На самом деле это начало одного из наполеоновских строевых маршей, которые напевала «непобедимая» армия корсиканского гения, топча сапогами Европу. Но, если заглянуть в полный текст песни, продолжение первой строчки всё расставит по местам. La Victoire en chantant Nous ouvre la barrière – то есть «Победа, напевая, ломает все преграды перед нами». Вполне в духе французского патриотизма и военной спеси. Однако в контексте картины фраза эта принимала совсем иное значение. Фильм снят в тесном сотрудничестве с французскими коллегами, поэтому выглядит скорее французским, нежели африканским. Но вот мысли, которые он несёт зрителю, актуальны и для европейца, и для африканца.

Картина совершенно феноменальна. Безусловно, на тему сатирического взаимоотношения рас – это мой самый #любимыйфильм. Белые здесь – европейские колонизаторы образца 1915 года в Западной Африке. Чёрные – местное население, которому много лет назад объявили, что теперь оно обязано подчиняться белым господам. В отличие от современного «расово правильного», «толерантного» кино, это сатира в первую очередь на белых, причём сразу на три народа, у которых самомнение раздуто просто до безобразия. И это ничуть не задевает никого, не оскорбляет ничьих чувств и не навязывает комплекс вины по отношению к чёрным. Здесь всё взвешенно и невероятно смешно!

"La Victoire en chantant", Кот д'Ивуар-Франция, 1976, Société Ivoirienne de Cinema, France 3, Reggane Films ,Smart Film Produktion, Société Française de Production, режиссёр и автор сценария Жан Жак Анно, композитор Пьер Башле
"La Victoire en chantant", Кот д'Ивуар-Франция, 1976, Société Ivoirienne de Cinema, France 3, Reggane Films ,Smart Film Produktion, Société Française de Production, режиссёр и автор сценария Жан Жак Анно, композитор Пьер Башле

В начале мы видим границу меж двух колоний. С одной стороны распоряжаются французы, с другой – немцы. Французы ни хрена не делают, дуют вино, играют в карты, заставляют негров молиться Иисусу Христу и лениво наблюдают за соседями, которые, наоборот, очень деятельны – у немцев местное население ходит строем, учится обращаться с ружьями и привыкает к дисциплине. Но и с той, и с другой стороны несчастные негры твердят себе под нос лишь одну унылую фразу: «Когда уже наконец эти белые оставят нас в покое?». Суть состоит в том, что белые насаждают среди чёрных свою культуру, совершенно не считаясь и не интересуясь культурой местных. Французские попы собирают с местных негров предметы их декоративно-прикладного искусства, втихаря хихикая над ритуальными масками, статуями и прочими потрясающими изделиями из дерева и слоновой кости, которым сейчас бы просто цены не было. Одна моя знакомая пёрла из Анголы две статуи, вырезанные в человеческий рост из местной породы дерева, заплатив и за них самих, и за их транспортировку огромные деньги. А эти попы отбирают только то, что они потом смогут продать в Европе, всё остальное отправляется в костёр. Неграм же выдают в качестве обмена всякую лабуду типа бус или крестиков. Тому же, кто приносит самое ценное, по мнению французов, изделие, достаётся суперприз в качестве видавшей виды статуи Девы Марии. Получив её, удивлённый негр удаляется, совершенно не представляя, что с нею делать.

Причём что французы, что немцы продвигают неграм каждый свою модель отношения к жизни. На французской стороне негры становятся такими же ленивыми, лживыми и безалаберными, как их «хозяева», на немецкой – учатся и приобщаются, хоть и через силу, к порядку. Управляющий хозяйством церковного прихода негр, пока французские попы в отъезде, молится Аллаху, шепча «Аллах акбар», чтобы никто часом не услышал, но как только чует, что «хозяева» возвращаются, пулей скатывает и прячет молельный коврик, натягивает на шею крест и выскакивает на улицу встречать святош, истово крестясь и картинно крича «Господи, помилуй!». Так же фальшиво ведут себя с французской администраций прочие чёрные, лишь прикидываясь, что подчиняются. И, когда из Европы с годовалым опозданием приходит донесение, что началась война, французы оказываются в полной растерянности, потому что немцы теперь – не объект для наблюдения, а враг для нападения. При этом французы совершенно не готовы воевать – их негры попросту не годятся в солдаты, их ведь разлагали ленью и фальшью все эти годы…

Немцы, наоборот, воевать очень даже готовы, но нападать не спешат, предпочитая наблюдать. Но французы не были бы французами, если бы не гигантское самомнение и самоуверенность – их комендант отчего-то решает, что сможет мигом поставить под ружьё всё местное население. А дальше – надо видеть, как французы пытаются сделать из оравы негров боеспособную армию, как пытаются напасть на немцев и как терпят сокрушительное поражение. Всё это гомерически смешно! Но постоянно грустно от того, что люди, жившие на своей земле многие столетия, вынуждены плясать под дудку каких-то заезжих гастролёров лишь потому, что у них ружья и пушки против их луков и копий.

Конец истории не менее ироничен – Германия проигрывает Первую Мировую войну, их немецкая колония достаётся победителю, коим выступают невесть откуда взявшиеся британцы. Выстроившись на границе между колониями в своих мундирах и шотландских килтах, они приветствуют своих прифигевших от столь молниеносного развития событий соседей. Особенно лица у французов вытягиваются, когда манифест о переходе колонии под власть короля Великобритании им зачитывает сикх в чалме. Немцы же пакуют чемоданы и уезжают на родину, расцеловав французов на прощание и расставшись с ними как с лучшими друзьями.

Это кино и о бессмысленности войны, и о бессмысленности вовлечения в неё совершенно мирных и непричастных людей, и о смысле мультикультурализма – так ли он ценен, как нас пытаются убедить сейчас, ломая образ жизни одних народов в угоду другим? Ведь каждый хорош там, где родился и вырос, в своей культуре и своей системе ценностей. Навязывание ценностей другим людям и народам не привело ни к чему хорошему в 1915-м, не приведёт и в 2021-м. Режиссёр фильма Жан Жак Анно, француз, не постеснялся тогда столь остро сыронизировать над своими соотечественниками, будто сквозь десятилетия вперёд увидев, во что может вылиться происходившее в 1915-м и ранее спустя сто лет.

Смотрите больше доброго кино!

(c) petrus_paulus

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic