yadocent (yadocent) wrote in movie_rippers,
yadocent
yadocent
movie_rippers

Categories:

"12" реж. Никита Михалков


Сколько уже успели наворотить мифов вокруг фильма, который толком никто и не видел еще! Теперь вот уже Михалков - "победитель Венецианского кинофестиваля", и тот факт, что его "золотой лев" - вовсе не главный приз, как-то совсем выпал из поля зрения. Другой миф - что фильм камерный, в нем двенадцать мужиков сидят в запертом помещении и больше двух часов разговаривают. Больше двух часов - это правда, но, помимо дюжины присяжных, главных героев, в картине полно действующих лиц, начиная с судебного пристава в исполнении Александра Адабашьяна и заканчивая собственно обвиняемым в убийстве приемного отца, российского офицера, чеченским подростком, причем в двух ипостасях - современной, где ему, на момент действия 18 лет, и героем его собственных снов, где он маленький (там персонажа играет родной брат актера), а также женщина-судья, сотрудники строительной фирмы - настоящие убийцы (как выяснится в результате заседания, это они, элитные застройщики, чтобы выжить из дома, идущего под снос, несговорчивых жильцов, одного убили, другого решили упечь в тюрьму, повесив на него убийство, а третьего запугали; причем самый лютый из "строителей" - Игорь Верник, мало ему было Иуды в "Мастере и Маргарите" Кары), погибшие родители обвиняемого, односельчане по аулу, чеченские боевики, спецназовцы и прочая и прочая, включая детей-школьников, поскольку заседание коллегии присяжных проходит в школьном спортзале: здание суда соединено со школой, а в самом суде ремонт.

И вот в совершенно сюрреалистическом пространстве, в котором любой бытовой предмет, от мобильного телефона до сигареты, превращается в многозначный символ, персонажи из условных "наших дней" обсуждают актуальные проблемы страны, по ходу исполняя мини-дивертисменты на сопутствующие темы (герой Газарова, кавказец-хирург, виртуозно обращается с ножом, герой Гармаша разыгрывает целую психодраму с участием героя Стоянова, после которой последний долго блюет в туалете, герой Гафта повествует о странностях любви в еврейском гетто, попутно, в духе времени, недобрым словом поминая литовских эсэсовцев, да и сам обвиняемый в камере для сугреву отплясывает что-то вроде лезгинки). То есть в отличие от стандартной криминально-психологической драмы Роуза-Люмета у Михалкова получился странный, неровный, местами захватывающе интересный, но не самый органичный гибрид Гельмана и Кафки. Вероятно, к подобному эффекту Михалков и стремился, вряд ли это вышло случайно, как и его собственный, совершенно уж архангельский облик в роли председателя (естественно) жюри присяжных, знающего правду наперед, умело, но скрыто манипулирующего ходом партсобрания... простите, заседания и под конец, не договорив "Русский офицер бывшим не..." пускающего скупую мужскую слезу.




Безусловно, актеры как на подбор, и хотя "звездность" состава жюри присяжных не во всем пошла ему на пользу, каждый отработал свою роль на отлично. Другое дело, что роли у всех разные. У кого-то знаковые, как у Гармаша - сначала его герой-таксист самый ярый ненавистник чеченца, националист и чуть ли не антисемит (хотя рядом с ним - герой Гафта, стопроцентный еврей, и герой Ефремова - еврей наполовину; да и с персонажем Арцибашева, губастым диссидентом-правозащитником, тоже на этот счет есть сомнения), а постепенно он, как и положено истинно русскому человеку, оказывается самым страдающим (с сыном проблемы), самым отзывчивым и к правильному выводу приходит гораздо раньше, чем тот же демократ с губами бантиком. Героя Арцибашева сравнили с Гайдаром, но эта ассоциация мне кажется более надуманной, чем сходство героя Стоянова с Дмитрием Лесневским. Великолепные Мадянов и Вержбицкий - но их голоса в хоре "двенадцати" звучат не так ярко, как других, как обычно замечательный Гафт. Номер один - несомненно, Маковецкий. Очень интересная роль у Горбунова - директор-кладбища, взяточник-меценат, влюбленный в 21-летнюю красотку - персонаж сложный, но, кажется, симпатичный Михалкову, и именно он озвучивает важную для фильма, но очень спорную (на то и рассчитано) мысль, что русские, мол, по закону жить никогда не будут, потому что им скучно по закону жить, а без закона не так уж плохо, если по совести.

Михалков впрямую не говорит, что так и надо, иначе вряд ли картину вряд ли пустили бы в Европу, однако в эпиграф и в качестве заключительной морали выносятся слова о том, что закон, конечно, превыше всего, но еще выше - милосердие, авторство которых приписано некому Б.Тосья. Да и сам Михалков накануне в телеинтервью, говоря о разнице между оригинальным фильмом Люмета и собственным, если можно так сказать, "римейком", отметил, что фильмы получились "парадоксально о разном": фильм Люмета - о торжестве закона, а его фильм - о том, что закон ничто без сострадания. Почему сострадание не может прилагаться к закону и основываться на нем, но непременно должно быть ему противопоставлено - неясно даже из контекста фильма, видимо, это что-то уж очень глубинно русское, умом не понять, для этого нужно долго читать Ильина. Тогда, наверное, и гротескно-фарсовый характер заседания присяжных с откровенно комическим судебным приставом-Адабашьяном не вызовет сопротивления, и финал с птичкой-воробьем и православной иконкой не покажется вымученным, и гламурно снятые Опельянцем, да еще в клиповой манере смонтированные военные эпизоды не станут раздражать, и коннотации с "12" Блока окажутся более внятными (хотя в самом конце фильма герой Маковецкого открывает окна в спортзале и в помещение врывается метель).

Но вот что касается Тосья, на пресс-конференции после показа фильма Михалков, который, в отличие от неумно пафосного Гармаша, был сама любезность и охотно, подробно, с видимым желанием отвечал на все, даже не самые глубокие вопросы, про "Тосью" эту говорить отказался, посоветовал покопаться и нарыть. Не то чтоб я совсем поленился, но ограничился Яндексом - ничего не получил. Не просек фишку, короче. Я еще понимаю, почему в финале "Кочевника" цитируют Назарбаева - тут уж ничего не поделаешь. Однако Тосья... Михалков так упорно стремиться проповедовать то, что ему кажется правильным и важным, что жертвует ради этого если и не художественным качеством конечного продукта (все-таки ни талант, ни профессионализм на проповедническое призвание не променяешь даже при желании), то тонкостью той "паутины", в которую пытается уловить человеков, и делая ткань фильма в каких-то узловых местах нарочито грубой, а идеологические посылы прямолинейными, иногда просто лобовыми, он не только эстетический эффект снижает, но, как ни парадоксально, и идейный вместе с ним тоже. Во всяком случае, Федор Бондарчук в своей "9 роте" был проще, но честнее и идеологически "эффективнее" Михалкова в "12". Впрочем, Михалков, сняв философскую - как он это понимает - драму, в свою очередь, тоже поступил честнее Говорухина, рассуждающего о воспитывающей силе искусства, выпекая за три недели парламентских каникул по дешевенькой мелодраме ежегодно.
источник
Tags: Утомивший Россию, атака клоунов, кено для фестивалей, конь Серёжа, креатифф, могли бы и лучше, мотороллер не мой, перлы киноманов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments