Дамінік ад Патрыка (opatryck) wrote in movie_rippers,
Дамінік ад Патрыка
opatryck
movie_rippers

Categories:

Собачье сердце

Смотрю народ как-то заглох, а вот меня что-то попёрло, посему хочу представить вам очередное кино-книгосравнение, на сей раз книга будет отечественной, а вот одна из рассматриваемых экранизаций зарубежная. Однако в связи с тем, что обе экранизации к изначальному книжному материалу отнеслись достаточно бережно (во всяком случае не выворачивали изначальную задумку писателя наизнанку), рассматривать буду не сами отличия фильмов от книги, а отличие персонажей книжных и киношных, ну и в довершении ещё немного пройдусь по режиссёрам.

Итак: Михаил Булгаков "Собачье сердце" (1924)




Для начала сюжет книги.

Москва. Зима 1924-1925го годов, самый разгар НЭПа. Медицинский, а следом за ним и весь остальной мир полнится новыми открытиями, в том числе перспективой омоложения человека. И в этой самой Москве живёт и трудится медицинское светило Филипп Филиппович Преображенский.
В результате по сути неудачного медицинского опыта над подобранным с улицы псом, точнее путём пересадки тому яичек и гипофиза от скончавшегося накануне человека тот не омолаживается, а превращается в человека. А превратившись, через не продолжительное время, не без помощи домкома Швондера, поимевшего на профессора Преображенского зуб, пёс Шарик, точнее уже гражданин Полиграф Полиграфович Шариков выходит из-под контроля, что в конце концов приводит к повторной операции и возврату Шарикова обратно в собачье обличье.

Тем кто не читал, настоятельно советую, книга достойная, к тому же Булгаков, сам будучи врачом по образованию и первой специальности, достаточно лихо и в то же время понятно пользуется профессиональной терминологией, так что заодно просветитесь.

А теперь рассмотрим сходства и отличия книжных героев и их кинообразов в итало-немецкой экранизации Альберто Латтуады 1974го года и советской двухсерийки Владимира Бортко 1988го.

Филипп Филиппович Преображенский

Неоднозначная фигура. С одной стороны Филипп Филиппович нетерпим к насилию и вообще грубости, что не характерно для такой циничной профессии, как медик. Более того он способен на доброту. В своё время он приютил у себя на кафедре и возможно у себя дома (в книги нету подробностей) нищего иногороднего студента, да и пса Шарика он первым делом вылечил от ожогов кипятком и тот жил у Преображенского в поистине царских условиях. С другой, все свои знания профессор пустил не просто на омоложение, а конкретно на продление сексуальной жизни новых хозяев Москвы, а следом, помогает этим самым омоложенным нэпманам и красным комиссарам и их малолетним любовницам избавляться от "последствий" этого самого омоложения.
А сидя за столом с дорогою сигарой рассуждает о евгенике и создании путём омоложения новой породы более чистых людей. Более того, не стесняясь сам себя считает научным гением и категорически не желает признавать собственных ошибок и постоянное наблюдение перед собой такой ошибки в лице Шарика-Шарикова, которого он продолжает считать своим домашним животным, приносит ему воистину физические страдания, которые прекращаются только после того, как Шариков вновь превращается в пса. В общем назвать Преображенского положительным персонажем никак нельзя, но и отрицательным он также не является.

Преображенский (Макс фон Сюдов)



Слишком молод для опытного Филиппа Филипповича (на момент съёмок ему не было и пятидесяти), немного театрален в своей игре, но в целом пытается быть таким же нейтральным, как и булгаковский профессор, что в прочем получается не всегда. Также в отличие от своего оригинала Преображенский от фон Сюдова в меру циничен.

Преображенский (Евгений Евстигнеев)

Играет весьма убедительно, но ещё б Евстигнееву с таким актёрским опытом действовать иначе, но в отличие от книжного оригинала Преображенский от Евгения Александровича однозначно положительный персонаж, что сбивает с толку и смещает акценты всей истории и даже когда этот Преображенский ругает Швондера и вообще новых советских хозяев он делает это как-то по доброму и вместо ругани выходит скорее стариковское брюзжание пополам с отцовским журением.

Иван Арнольдович Борменталь

Уроженец Вильно, в прошлом, тот самый нищий студент получивший приют у профессора Преображенского, а ныне его коллега и ассистент. По происхождению из балтийских немцев, во всяком случае по отцу. Всеми фибрами души предан своему учителю, помогал ему в эксперименте над Шариком, после тщательно вёл карту эксперимента, после того, как Шарик превратился в человека переехал жить к учителю, чтоб помогать ему (а по сути делать вместо него) воспитывать последнего. Импульсивен и время от времени порывается убить Шарикова.

Борменталь (Марио Адорф)

Не взирая на хорошую актёрскую игру Адорфа, Борменталь в его исполнении не убедителен. К тому же, если Преображенский фон Сюдова слишком молод, то Борменталь Марио Адорфа слишком стар (актёры ровесники) и никак не походит на ученика, он тут скорее друг и коллега со студенческой скамьи.

Борменталь (Борис Плотников)

А вот Иван Арнольдович Борменталь от Бориса Плотникова, как раз то что надо. Он гораздо моложе Преображенского и так же восторжен, как и его оригинальный прототип. Так что если была бы такая возможность именно этого Борменталя я бы поставил в пару к Преображенскому от Макса фон Сюдова

Шарик он же Полиграф Полиграфович Шариков

В прошлом уличный пёс со своею пёсьей философией. Достаточно умён для собаки, но при этом хитёр и вреден. Как и все городские собаки умел читать, знал московскую историю (во всяком случае в её собачьем изложении). Став человеком под влиянием ли предыдущего "владельца" гипофиза или Дарьи Петровны - кухарки Преображенского освоил игру на балалайке, после попал под влияние Швондера, что приплюсовавшись к природной вреднючести сделало Шарика-Шарикова несносным. Однако в целом его поведение можно рассматривать, как эдакий собачью пародию на человека. После обратной операции вновь стал добрым, но вредным псом.

Бобиков (Кочи Понзони)



По непонятной причине Латтуада решил сменить Шарикову фамилию, да и в целом герой Кочи Понзони несколько отличается от книжного Шарикова. Если в начале фильма Бобиков ведёт себя развязно и чем-то по поведению напоминает вора Промокашку, к концу истории его действия становяться более спокойными. Только через время я понял, что тут Латтуада и Понзони пытались показать его постепенное очеловечивание т.е. в начале Бобиков не взирая на уже человеческое обличье по прежнему ещё слишком собака, а к концу становится уже полноценным человеком и даже опять став псом Бобик-Бобиков мыслит уже, как человек. Единственное, что выбивает, некоторая чрезмерная его сексуальная озабоченность. В общем задумка интересная, но её не доработали и не доиграли так, чтобы она стала шедевральной.

Шариков (Владимир Толоконников)



Владимир Алексеевич Толоконников играет свою первую в актёрской карьере главную роль на все 200%, но... он скорее играет Клима Чугункина, точнее сказать Клима Чугункина в воображении режиссёра и автора сценария. Вместо собачьего паскудства мы видим хамоватость, быдловатость и вседозволенность чисто человечью, которая резко контрастирует с теми моментами, когда Толоконникову приходится отыгрывать "собачье" поведение. Да, он делает это блестяще, но складывается впечатление, что у его Шарикова раздвоение личности. Так что образ провальный, но в то же время сыграный настолько гениально, что стал в карьере не так давно скончавшегося актёра самой заметной ролью.

Швондер (имя отчества не известны, в фанфике от Александра Житинского стал Михал Михалычем)

Злобный, желчный и мстительный человек. Председатель домового комитета дома, где проживал Филипп Филиппович. Профессиональный революционер т.е. из числа лодырей, которые пошли в камиссары чтобы продолжать не работать, а зарабатывать на жизнь путём экспроприаций и именно таких, как Швондер (а не всех красных комиссаров огульно) хает в своих речах книжный Преображенский.
Не взирая на запрет, попытался лишить Преображенского части его квартиры, а когда это не вышло, начал всячески гадить профессору. Поэтому появление Шарикова, стало для него настоящим подарком небес в силу которых атеист Швондер не должен был верить, так что в целом все выходки Шарикова на самом деле совершались под швондеровским чутким руководством.

Швондер (Вадим Гловна)

Вместо люмпена в комиссарской должности Швондер от Вадима Гловны скорее простой рабочий парень, прямолинейный и иногда даже наивный, а местами симпатичный и потому некоторые поступки Швондера в его исполнении выглядят воистину инородно. Сказывается леваческое мировоззрение Латтуады, который не мог допустить, чтобы коммунист был негодяем. Отсюда крайняя не убедительность персонажа.

Швондер (Роман Карцев)

Не взирая на, то что Карцев не профессиональный актёр, роль вышла яркая и убедительная, но... Роман Андреевич играет не мстительного и желчного люмпена, а одесскую босоту и в целом, если бы их поменяли местами с Толоконниковым получилось бы всё гораздо каноничней. Так что по итогу ни в итало-немецкой, ни в советской версии Швондера мы так и не увидели.

Зина Бунина

Прислуга и по совместительству медсестра Преображенского. В целом персонаж малозаметный, но хотелось сказать о нём именно в свете экранизаций

Зина (Элеонора Джорджи)



В версии Альберто Латтуады не только прислуга, но и ассистентка Преображенского и Борменталя во время операции над Шариком. Ветреная особа, мы видим её на свидании (куда Зина взяла Шарика) с неким офицером, затем попытки кокетничать с Иваном Арнольдовичем, а так же некоторую симпатию к Бобикову. Объект сексуальных фантазий последнего, в фильме есть эпизод, когда Бобиков ночью прокрадывается в комнату прислуги и лижет ей ноги, пока та спит.

Зина (Ольга Мелихова)


Замечательно сыгранное пустое место. Точнее сказать Мелихова сыграла абсолютно книжную Зину, простую русскую девушку, работающую прислугой у известного человека, параллельно с этим выполняя нехитрые обязанности в его медицинской деятельности.

Ну и в двух словах о впечатлениях от экранизаций

Собачье сердце (1976)

Альберто Латтуада слыл в европейском кино русофилом и многие его фильмы были экранизациями русской классики, посему ему практически удалось избежать клюквы, практически, но не до конца. В тоже время чувствовался то ли недостаток знаний о реалиях жизни в СССР вообще и в СССР в период НЭПа в частности, то ли попытки совместить жизнь жителей молодой советской республики с таковой в Европе, но в целом иногда поведение персонажей выглядит смешно, а то и вовсе инородно. Плюс, добавил негативных впечатлений идиотский перевод и попытки вклинивать дословные цитаты из Булгакова, там где они были несколько изменены в угоду сценарию (последнее я узнал ознакомившись с отзывами тех, кто знает итальянский).
Но в целом видно, что и режиссёр, и актёры старались, так что если простить им некоторые грехи фильму можно поставить 6/10

Собачье сердце (1988)

Основная ошибка Бортко чрезмерно тщательное отношение к тексту Булгакова и он зачастую путает мысли героев с мыслями самого автора: сказал Преображенский, что поведением Шарикова руководит люмпен Клим Чугункин значит Шариков должен быть хамоватым быдлом и быдловатым хамлом и т.д. Плюс конечно сказалось, то что фильм снимался в эпоху перестройки, когда модно было ругать советскую действительность. Правда лично мне не понятно, как при всём при этом Бортко умудрился стать членом КПРФ, хотя в данной экранизации в слепую руководствуясь текстом он сильнейшим образом проехался по пролетариату.
Так что поставлю этому фильму те же 6/10, но только из-за Синдрома утёнка.

Tags: альтернативная история, зачем это сняли?, киносравнения, клюквища, книга - лучше, могли бы и лучше, половые страсти
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 90 comments