voencomuezd (voencomuezd) wrote in movie_rippers,
voencomuezd
voencomuezd
movie_rippers

Category:

Тарас Бульба (2009)



Язвительный зритель: Здравствуйте, и с вами снова, впервые после обзора на фильм "Чужая война" - Язвительный зритель. Сегодня наш выпуск посвящен актуальной теме российско-украинских отношений. Для этого мы выбрали экранизацию "Тараса Бульбы" от 2009 г. Владимира Бортко. Выход фильма послужил предметом спора для России и Украины, которая запретила фильм у себя к прокату. Для комментирования ситуации мы пригласили главу Украинского истинно-казачьего общества по изучению античного украинства Миколу Поносюка. Господин Поносюк, прокомментируйте ситуацию.
М.: У фильми росийський империализм з'явився в новому образи через Гоголя! Фильм цє московська пропаганда и продукт информацийнои вийни проти Украини, фальсификуе и дискредитуе украинську национальну идею, и кричуще антиукраинський, ставить пид сумнив саме иснування украинського народу! Бортко екранизував другу версию повисти, по створену пид натиском росийського царизму, де принципово змищени акценти на Русь и росийське, а Украина и украинське видсунути на задний план!
Я.з.: А что ответит на это другой наш гость, председатель Русско-национально-духовно-православно-исконно-посконно-домотканно-народной партии "Русских рать" Ярослав Евлампиевич Мейнгардт?
Я.: Лживая украинская пропаганда! В обеих версиях про украинцев даже не упоминается, а никаких свидетельств, что Гоголя заставили увеличить упоминание русских во второй редакции нет, даже если он так и сделал. Это великое, точно поставленное по Гоголю кино! Это ещё и кино о нас. О наших предках. О конфликтах, веками сжигающих Украину. О настоящих запорожцах, сражавшихся за Русь и православие, а не за майдановский учебник истории, где они обструганы под натовское "миротворчество“ и идею "евроинтеграции"!
Я.з.: Что ж, именно эту задачу мы и попробуем сегодня решить. А помогут нам в нашей работе Член Съемочной Группы и Человек, Читавший Книгу. Запускайте фильм и позовите уборщицу - чую, будет срач...

Проходит заставка канала "Россия" с триколором. У Миколы от этого случается эпилептический припадок и ему оказывают помощь. На экране возникает серая пустошь. Дождь. Бульба стоит посреди толпы казаков и вещает о верности товариществу, православию и русской земле и обличает предателей-гетманцев, пошедших на службу иноземцам.

а1

М.: Ви це бачили? Це ж пропаганда проти волелюбних козакив, яки в Смутни часи видважно грабували... воювали з Росіею!
Я.: Так было в книге!!!
М.: А так було в житти! Так росийська пропаганда очорнюе сучасну украинську евроинтеграцию, за яку ми стояли на Майдани!
Я.з.: Ну и как, вас уже приняли в ЕС?
М.: Що ви посмихаетеся? Приймуть... раньши вас!
Я.з.: Ну разве что на правах той же самой Гетманщины...

Вежливо дождавшись патетичной паузы, из ворот высыпают поляки с пищалями, которые, карикатурно возясь, влезают по склону, а через мост бросаются невесть откуда вынырнувшие гусары с крыльями. Удивительно хладнокровный Бульба важно заканчивает речь и только тогда командует: «Огонь!» Пафосное затемнение.

Я.з.: Извините, он и в книге спич толкал, пока на них враги бежали?
ЧЧК: Почти. Только не так глупо.

После титров, мелькающих на фоне битвы, сделанной в лучших традициях реконструкторских сборищ, Остап и Андрей возвращаются из бурсы. Бульба смеется над их формой. Не грози Южному Централу, – мрачно отвечает Остап, – поколочу.

а2

Я.з.: Вдовиченков какой-то неживой. У меня такое впечатление, что он бандит из 90-х и хочет достать ствол из бомбера.
ЧСГ: Просто человек не отошел от Бригады… Всего-то лет пять ведь тогда прошло…

Бульба легкую побеждает Вдовиченкова и почему-то хвалит его борьбу.

Я.з.: Не слишком ли силен старый Богдан Ступка? Или он и в книге мог удержать одной рукой кулак сына?
ЧЧК: Нет.
ЧСГ: Мы хотели показать силу и удаль настоящего казака!
Я.з.: Ага, а показали силу и удаль настоящего Человека-паука.

На вечерней пьянке Бульба вспоминает в сером флэшбеке каких-то турецких вояк, которые мучат невольниц. Возбужденный мыслями о пленных невольницах, Бульба решает ехать с сыновьями на Сечь и в экстазе бьет стаканы.

Я.з.: Слушайте, а что это за дешевые приемы с серыми флэшбэками? Как будто у вас цветной пленки не хватило.
ЧСГ: Режиссер сказал, что надо делать воспоминания мрачными, а денег хватило только на серый фильтр на компьютере!
Я.з.: Ну ладно, а нелюбовь Бульбы к обрыдлому домашнему быту нельзя было показать как-то шире, а то он кажется самодуром?
М: Це широка украинська душа! За що ми стояли на Майдани, за нашу безрозсудну вильнисть ...
Я.з.: Сначала все расколотить, а потом бахвалиться?
ЧЧК: Молчите, все по книге!

Ночью перед сном Андрей вспоминает о панночке почему-то в цветном флэшбэке.

Я.з.: Тогда действительно были такие прически и помада?
ЧЧК: Откуда я знаю, я что, историк?
ЧСГ: Вот и режиссер тогда гримеру так сказал.

После благославения плачущей матери казаки едут на Сечь, пока Бульба вспоминает как купал в Днепре рожденного прямо в степи Андрея. Микола запевает: «Ой, Днипро, Днипро, ты широк», но его обрывают.

Я.з.: Не слишком ли долго едут казаки? Они что, в риал-режиме?
ЧСГ: Это эпическое кино, им можно.

Показывается Сечь. Сергей Безруков за кадром расхваливает текстом повести крутых и во многом полуголых казаков, которые пляшут, пьют и сверкают на экран мускулами, саблями и чубами. Микола пускает слезу и незаметно засовывает руку в карман, производя странные поступательные движения.

а3

Я.: Разве ж это казаки? Вот у нас на Дону казаки!
Я.з.: Да-да, на Дону, на Кубани, в Белгороде, Москве, Петербурге, Риге, Австралии, далее везде. Где у вас только казаков нету.
Я.: Вы что-то имеете против возрождения казачества? Может, вы посланец Обамы?
М.: Кубанськи козаки це ти ж запорожци, переселени проклятой Катькой! Повернить Кубань и Крим! Слава Запорожью! Козакам слава!
(завязывается драка, которую разнимает охрана)

На экране прикованный к пушке Михаил Боярский с чубом вышивает гладью.

Я.з.: Ты гляди, Боярский без шляпы! Оказывается, у него есть волосы!
ЧСГ: Вот-вот, и режиссер тогда так сказал.

Бурное веселье прерывается закапыванием заживо казака, убившего по пьяни товарища. Остап глубокомысленно говорит, что жаль лишь то, что умер казак. Андрей не согласен.

Я.з.: Простите, так и было в книге?
ЧЧК: Казнь была. Диалога не было.
Я.з.: А этот ваш Остап – порядочный ксенофоб. Чем вы думали, делая такого положительного героя?
ЧЧК: Скажите спасибо, что они про Бульбу не показали... (читает вслух): "Вечно неугомонный, он считал себя законным защитником православия. Самоуправно входил в села, где только жаловались на притеснения арендаторов и на прибавку новых пошлин с дыма. Сам с своими козаками производил над ними расправу и положил себе правилом, что в трех случаях всегда следует взяться за саблю, именно: когда комиссары не уважили в чем старшин и стояли пред ними в шапках, когда поглумились над православием и не почтили предковского закона и, наконец, когда враги были бусурманы и турки...".
Я. (пожимая плечами): Вы говорите - бить нехристей, как будто это что-то плохое.
М.: Да шоб вы понимали! Це все для блага ридной Украини. Заради неи можна пожертвувати будь яким иноземцем! Бо украинська нация едина и неподильна як води Днипра!
Я.: Сашко Белому это расскажите, который застрелился очередью в спину!
М.: Ах ти ж вата недогорилая!
Я.з. (резко вмешивается): Простите, а вот Остап сейчас пафосно читает речь о родной земле под ногами, которая краше любой другой. Это он сейчас про какую землю?
М. и Я. (одновременно): Конечно, укроссиньюу!

Андрей в коричневом флэшбэке вспоминает, как показывал Остапу панночку в церкви. На них наезжает группа наглых польских дворян. «Чо сказал?» – реагирует Остап. Следует жестокий, но сумбурный махач на улице.

Я.з.: А все-таки хорошая роль у Вдовинчекова была… в Бригаде.

На вечерней пьянке братья показывают, как умеют метать сабли и стрелять из пистолетов. Боярский, которому чуть не отстрелили руку, в ответ закалывает Андрея шпагой во имя короля сбивает у него с головы пулей яблоко.

ЧЧК: Не было такого в книге!
Я.з.: А это не опасно, так вольно с оружием обращаться?
М: Добри украинськи руки можуть мистити будь яку зброю даже будучи п'яним!
Я: Это вы по такому принципу в Нацгвардии друг другу ноги отстреливали?
Я.з.: А в книге такое было?
ЧЧК: Нет, это режиссер наверно из «Бандиток» Родригеса спер, там похожая сцена была, только наоборот.
Я.з.: Напомните, какую роль эти таланты казаков сыграют потом в фильме?
ЧСГ (после долгой паузы): А вы сами сценарий напишите, если такие умные!

Бульба предлагает кошевому пойти пограбить «погулять» на Туретчину. Кошевой смеется.

а2

ЧЧК: Что за ерунда, в том месте текста никакого комизма не было, да и кошевой был человеком смирным, но умным.
Я.з.: Так, надоело не понимать, что происходит, дайте-ка книгу... Хм, горилка, оказывается, тогда через е писалась...

Услышав, что султану обещан мир, Бульба вспоминает тот же серый флэшбэк с теми же турками и избитых рабов-казаков. После этого сразу начинается реконструкция известного полотна Репина.

а3

Казаки ржут, а потом Бульба подбивает всех идти на майдан скидывать кошевого. Тот вынужден сложить булаву и после долгого ора казаки по закулисной подсказке Бульбы выбирают Кирдягу.

а4

Я.з.: Гляди ты, а в книге почти так, только Кирдягу выбрали сами! Что-то мне это все очень напоминает…
М.: Ти на що намякаешь? Я спрашивую, ти на що, кацапська твоя морда, намякаешь? Це есть чесний протест вильного козацтва и традиции украинськой демократии ще з епохи Давньой Грецьи! Не то що в рабськой Росии, краини крипастнив холопив!
Я.з.: Еще одно оскорбление и вас выгонят из зала!
Я. (дразнится): Панду геть!
(завязывается драка, Миколу и Ярослава охрана рассаживает по дальним углам, предварительно сильно помяв бока. Оба тут же стихают и потирают помятое)

Казаки радуется, но тут вдруг глюкает монтаж, и возникают покрытые кровью, но без единой царапины слуги Бульбы. Они рассказывают, что злые ляхи разорили у Бульбы хутор и убили жену. Пораженный Бульба берет подозрительно легкий труп и уносит

ЧЧК: Позвольте, в книге никто хутор Бульбы не трогал!
ЧСГ: Режиссер сказал, что Бульбе нужна мотивация. А жена – это чтобы он не выглядел женоненавистником, как в книге.
Я.з.: Да, казаки, они такие… толерантные.

Другой окровавленный слуга рассказывает, что поляки запрягают в телеги люд православный, а церкви их отдают евреям-шинкарям в аренду.

Я.з.: Ну вот это точно лажа, я кое-что из школьной истории помню. Хотя в книге так и есть… Получается, казаки в это верили?
Я. (ехидно): Они и в то, что их в Евросоюз впустят, верили, и в бурятские дивизии на Донбассе…
М.: Путинский раб! Холуй! Ватник!
Я.: Подстилка пиндосская! Порошенковское пушечное мясо, в котле недоваренное!
Какой-то хрен в зале: Да заткнитесь вы со своей политотой, я фильм пытаюсь смотреть!
Я.з., тщательно прицелившись, бросает книгу ему в голову. Какой-то хрен с криком падает и больше не встает.
Я.з.: Я тут буду всех на гоп ставить, это моя хаза! А ну вы, двое! Упор лежа! Или я охрану вызову и она вас накормит лещами!
(Микола и Ярослав, чертыхаясь, делают отжимания, тихо переругиваясь)

Оратор продолжает обличать ляхов и перекинувшихся на их сторону предателей полковников и гетмана. Все в возмущении кричат, Боярский орет: «Тысяча чертей!!! Не бывать этому!»

Я.з.: Хм, предатель-гетман, Украина под врагом… Нет, это что-то очень напоминает…
Отжимающийся М. (резко лишившись украинского акцента): Я протестую!.. Украина… Никогда… не была… под… ляхами… мы всегда… с ними… боролись!
Я. (с натугой): Н… например?
М.: Б… Бандера… придет… доказательства приведет!

Казаки громят шинки вовремя сбежавших евреев, напиваются и тащат репрессировать старого еврея, но отпускают по воле размякшего от смерти супруги Тараса.

Я.з.: А в книге-то этих евреев в Днепре пачками топили… Да еще с шутками и смехом… За людей не считая... Тоже что-то очень напоминает…
М.: П… протестую!.. В Одессе никого не топили!
Я.з.: Молчи, гнида! Что скажет ЧСГ?
ЧСГ: Ну… толерантность… Мы же не могли показать, что положительные герои могут так легко убивать людей.
Я.з.: А вы понимаете, что тем самым идеализируете прошлое и лишаете зрителя понимания реалий времени, которым посвящена книга?
ЧСГ: Режиссер сказал – плевать на реалии, посольство Израиля это слушать не будет.

Казаки решают идти на Польшу. Сцена молений в церкви. Я. пытается молиться при отжиманиях, но его обрывают. Казаки гуляют по Польше, что представлено в виде эпизодичных реконструкторских вставок нападений на крепости

а3

Я.з. (читает): "Дыбом стал бы ныне волос от тех страшных знаков свирепства полудикого века, которые пронесли везде запорожцы. Избитые младенцы, обрезанные груди у женщин, содранная кожа с ног по колена у выпущенных на свободу, - словом, крупною монетою отплачивали козаки прежние долги..."
ЧСГ: Ну, у нас же фильм не Тарантино снимал... Это патриотическое кино!
Я. (с напряжением): Это фильм о наших предках, вы же не хотите видеть, как ваши предки убивали и грабили... Даже если так и было...
Я.з.: А Гоголю вы не хотите это передать?

Возмущенный пан-отец-панночки заявляет: «Быдло. Холопы. Взбунтовавшиеся рабы»

Я.з: А вот поляки неплохо вышли!
М. и Я.: Вот именно!
Я.з.: Наверно, потому что Бортко явно вдохновлялся творениями Ежи Гофмана. Стилистика один в один.

Проходит длинное ожесточенное сражение за крепость, в которой казаки пытаются взять стены на абордаж, но поляки успешно отбиваются маслом, горящим дегтем и камнями.



Я.з.: О, а это было действительно крутая сцена!
ЧСГ: Мы старались!
Я.з.: Только почему поляки сразу лестницы баграми не откинули? В конце же отлично видно, что они у них есть?
ЧСГ: Э… Ну… Их… Они… были… в резерве?
Я.з.: Вы еще скажите, что их перед боем натачивали.
М. и Я.: Можно, мы перестанем отжиматься?
Я.з.: Нет! Разрешаю только пятиминутные перерывы!

Храбрые казаки берут крепость в осаду, сжигая поля вокруг. В крепости начинается голод, подтверждением чего является сцена, где три польских солдата аккуратно едят хорошо загримированный труп лошади. Андрей почему-то в сером флэшбэке вспоминает, как подглядывал за панночкой.



Я.з.: Так… Ну… Ну… Ну-у-у… Да! Тема раскрыта!!!



(М. и Я., отжимаясь, пытаются искоса взглянуть на экран)
Я.з.: У вас сейчас лица как у Андрея. Мордой в пол, животные! Любите свою страну, сволочи, с вас и этой любви хватит!

Андрей вспоминает, как целовал панночку, но повспоминать наедине получше не успевает – его отвлекает татарка. В ней он с удивлением узнает прислугу панночки. Та рассказывает, что его любовь страдает от голода и предлагает пройти через тайный подземный ход.

Я.з.: Чего?! Вы хотите сказать, что панночка с вершины крепости узнала в каком-то всаднике Андрея? С первого взгляда? И какая-то турчанка, замотанная в покрывало, прошла через весь лагерь незамеченной к Андрею, хотя даже не знала, где он находится?! Что за!.. А, не, погодите, в книге так и было… Блин! Гоголь-то ваш не особо утруждался логикой, я так погляжу!
ЧЧК: Вот, а вы говорите – сейчас укропы воевать не умеют…
М. (из последних сил): Н… неправда… Это… су… сурковская пропаганда…
Я.з.: Ладно, щирые воины, разрешаю садиться, но чтоб не дергались!.. Кстати, а почему Петренко в роли Андрия так нервно дергается? Его что, под током играть заставлять?
ЧСГ: Ну… понимаете… Просто Вдовиченков недоигрывал и Петренко играл сразу за двоих.

Турчанка проводит Андрея в латах через зал, полный поляков, на что все только удивленно смотрят вслед. Петренко отдает панночке булку и сердце, отрекаясь от Отчизны, а потом долго и страстно с ней сосется.

Я.з.: Кто-то хочет высказаться на тему национал-предателей?
Я.: Я нет… Только все-таки Андрей иноземцев на родную землю призвал ради бабы, а не ради иностранной булки… Как некоторые.
М. (напыщенно): Мы хордые и вильные казаки Украины игнорируем уцю гнусную российську пропаганду! Нам самим виднее, каких иноземцев куда призывать и чего с родной землей делать!

В подтверждение страсти Андрей вспарывает ножом панночке живот корсет и оголяет ее туловище. На контрасте в крепость входит польское пополнение гусар, вводящее пленных избитых казаков. Сбоку из-за кадра демонстративно вылетают латы, шлем, сабля и прочий казачий стриптиз.

Я.з.: Вау, а режиссер-то мастер визуализации половых страстей. Швыряние лат – это не хуже поршней волжского парохода у Михалкова.
ЧСГ: Сначала вообще было в планах показать, как Андрей одним махом скидывает с себя латы, дернув молнию, но актер не смог швырнуть их в угол. Пришлось делать по частям.

Кошевой на сборище ругает доблестных казаков за то, что они были пьяны вусмерть и пропустили пополнение, которое их наполовину разбило, а наполовину взяло в плен. Остап в ответ переводит стрелки на самого кошевого, заявив, что казаки просто устали «без дела», а пить на войне не в пост не запрещено.

Я.з.: Я так погляжу, традиции военной тактики Запорожья свято хранятся на нынешней Украине, где во время АТО новобранцы массово бухали прямо в учебках.
М.: Я протестую! Почему вы затыкаете рот украинской патриотической общественности, а сами на каждой минуте разносите политическую клевету!
Я.з. (бабушкиным голосом): Охра-а-ана! Тут кое-кто хочет покушать леща-а-а!
М: Ладно, молчу, молчу… Но учтите, европейская общественность еще скажет на это свое веское слово!

Бывший в крепости по коммерческим делам еврей Янкель рассказывает Бульбе про предательство Андрея. Опять показываются половые сцены, очень необходимые для демонстрации его ослепленности. Ночью к казакам влетает беглец, который сообщает, что Сечь сожгли татары. Следующим же утром половина казаков уходит мстить, что демонстрируется сценой с горьким расставанием каких-то братьев.

ЧЧК: А в книге была длинная сцена споров и переругиваний казаков, да и расставалось больше двух человеке.
ЧСГ: Ну, эта сцена, кажется, и у нас была… до монтажа… Или нет… Не помню уже.
Я.з.: Да у вас вообще много нет, что было в книге. Например, красоты природы, казачьего буйства, гоголевского юмора, целого ряда эпизодов и так далее…
ЧСГ: Ну... Мы же не могли впихнуть все в два часа... Это же эпическое, но очень российское кино...

Поляки, увидев дело, решают нападать следующим днем и кричат: «Вива Польска!» На контрасте Тарас призывает казаков выпить за великую православную веру. Я. пафосно крестится. М. в ответ крестится усерднее. Оба начинают креститься наперегонки.

Я.з.: Так, охрана, привяжите им руки к креслам!

Испуганные М. и Я. затихают. На экране Тарас провозглашает тост: «За всех христиан, что есть на свете!»

Я.з.: А Тарас в курсе, что поляки тоже христиане?
ЧЧК: Все по канону!
Я. (запальчиво): Все, кто не православные, те не христиане! Только православие сохранило веру предков в чистоте!
Я.з.: Значит, Украинская православная церковь христианская?
Я.: Э… Нет, не надо понимать все так буквально!

Сразу после длинного и пафосного отрывка из Гоголя в исполнении Безрукова начинается битва с гусарами, в которой казаки неплохо сражаются на равных с кавалеристами в латах. Остап хватает булаву убитого куренного и посреди сражения устраивает выборы. Выбирают, конечно, Остапа. Вдохновленные новым вождем, казаки загоняют поляков обратно.

а3

Я.з.: Мда, первая битва была получше… Почему у вас практически после каждого сабельного удара крупным планом демонстрируется рубленная рана с кровищей в камеру?
ЧСГ: Режиссер сказал: «Надо, чтобы все поверили, будто мы рубили реконструкторов как по-настоящему» Вот и… немного перестарались…
Я.з.: Да уж, лучше бы вы деньги вместо крови на композитора потратили. Тогда бы у вас было больше саундтреков для битвы, чем… один.

Из крепости вылетает новая партия гусар. План на пафосную рожу Андрея, который валит всадников с одного удара, а они падают в отдельных кадрах. Истерящего Петренко легко заманивают в лес, где его пристреливает Тарас.



Я.з.: Я понимаю, пафос и все такое – но по факту у Андрея был вагон времени, чтобы налететь на старика с однозарядным ружьем и прибить.
ЧЧК: Все по тексту, не вмешивайтесь!

Тарас бегает по полю боя, где реконструкторы тщательно делают вид, что дерутся на саблях и вещаетЪ о казачьей доблести. Православный священник громко кричит: «Еще крепка казацкая сила! Еще не гнутся казаки!» И тут же его скашивает пуля. Упавший священник, тем не менее, выдает еще абзац текста о том, что не больно умирать за православную веру и русскую землю и даже успевает покреститься.



Я.з.: Мда, тот случай, когда дословная экранизация явно неуместна.
Я.: Вы бездуховное чудовище! Каждая из подобных сцен наполняет сердце каждого православного благодатью и гордостью за родную веру!
Я.з.: А почему священник взял в руки ружье, разве им не запрещено сражаться?
Я.: Ну, это… Как его... Аки архангел Михаил… Гавриил… Тьфу, блин. Опять вы меня заставили думать! Если бы я внимательнее читал Библию, я бы знал, что вам возразить!

Священник запускает целую череду показанных в фильме казаков, которые перед смертью пафосно прославляют русскую землю. Безруков спешно зачитывает за кадром куски повести.

а4

М.: Вот! Вот! Вы бачите? Вы бачите усю клевету? Яка росиська земля для справжних козакив в ти епоху!
Я.: Запорожцы были русскими! Это исторический факт!
Я.з.: А почему они тогда воевали с той же Россией – вместе то с поляками, то со шведами? И почему чуть ли не половину их составляли турки, татары и кавказцы?
Я.: Слушайте, не вмешивайтесь в наши, сугубо русско-украинские дела.

Пытаясь создать эпичность романа, Тарас повторяет как попка: «Крепка ли казацкая сила? Не гнутся ли еще казаки!» Не гнемся, не прогнемся! – орут те и тут же умирают. Задолбавшиеся поляки подключают артиллерию и пафосно разносят лагерь в щепы ядрами, которые взрываются как полкило динамита. Могучий как Шварценеггер Тарас и супер-Остап врукопашную крошат чуть ли не полк поляков. Наконец Остапа хватает десяток человек вместо того, что убить, а Тараса после трех ранений лишают сознания.

Я.з.: Почему вы вообще взялись показывать такую неубедительную мясорубку?
ЧСГ (грустно): Постановщик очень любил гонконгские боевики… Отсюда такие приемы… А режиссер последний боевик видел в 1989 году… "Криминальный квартет" с Караченцевым и Щербаковым... Отсюда такая постановка…
Я.з.: А почему старый Богдан Ступка влегкую переворачивает по поляку и не реагирует на два ранения? Он что, андроид?
Я.: (язвительно): Кибор...
М.: Я протестую!

После затемнения невесть как вытащивший Тараса слуга отвозит его на Сечь.

Я.з.: ЧТО?! Да как он его незаметно!.. А, блин, в книге так и было... Черт, этот Гоголь не такой уж и мастер сюжетов.
Дух Гоголя: А вы сами книги и пишите, раз такие умные!

Зимой казаки строят челны на Турцию. Тарас же скорбитЪ.



А потом приезжает к Янкелю и просит отвезти в Варшаву. Тот соглашается, но мимоходом произносит трагическую речь о тяготах антисемитизма эпохи.

Я. (пафосно): Обратите внимание, как режиссер пошел на поводу у еврейских кругов, враждебных России, чтобы апологетизировать еврейство! Разумеется, ни о какой подобной грубой толерантности у Гоголя и речи быть не могло!..
Я.з.: Вообще-то это дословная цитата из книги.
Я.: А... Так, ну-ка дайте сюда. Хм-хм, "потому что все, что ни есть недоброго, все валится на жида; потому что жида всякий принимает за собаку; потому что думают, уж и не человек, коли жид". Да, так и есть... Ну все равно, в книге казаки гораздо чаще ругают жидов.
Я.з.: Не поспоришь.
ЧСГ: Повторяю - посольству Израиля этого не объяснишь!

Варшава, центр города. На экране долго и со смаком убивают и мучают казаков, несмотря на неодобрение панночки. Тарас долго повторяет: «Добре, сынку», глядя, как его сыну ломают конечности, а потом подвешивают за ребра. Слышишь, батьку! – кричит Остап. Слышу! – орет Тарас.

Я.з. (пародирует): Батьку-у-у! Ты меня слы-ы-ы-шишь? Слышу-слышу!
Я.: Как вы можете издеваться над такой сценой?
ЧЧК: Кто еще поиздевался! (читает): "Не будем смущать читателей картиною адских мук, от которых дыбом поднялись бы их волоса. Они были порождение тогдашнего грубого, свирепого века...".
ЧСГ: И как мы это должны были показать?
Я.з.: А слабо было сфокусироваться на харе Тараса, который смотрит на пытки?
ЧСГ: Раз вы такие умные, то сами фильмы и снимайте!

Сцены, где Тарас с казаками пафосно скачет и орет, перемежаемые ночными сценами, где поляки разбегаются посреди пожаров. Тарас пафосно сжигает церкви из мести. Польский пан собирается дать им отпор, и тут же узнает, что панночка умерла во время родов ребенка Андрея. Пан хочет зарубить хлопца, чью широкую казачью душу не смогла перенести слабая польская натура, но передумывает.



Я.з.: Реакция актера шедевральна. Он случаем в рекламе цемента в роли стенки не снимался? И зачем вообще эта сцена?
ЧСГ: Понятия не имею.
ЧЧК: Зато почему не показано, как в книге Тарас убивал женщин и детей, понятно.
Я.з.: А зачем вообще придумана линия беременности панночки, она ж в книге после смерти Андрея даже не упоминается?
ЧСГ: Кажется, у нас было что-то про ужасы братоубийства, но я точно не помню.

Пан настигает отряд Тараса, но тот с пафосной сечей с крупными планами на кровище прорывает строй врагов. Тарас возвращается за люлькой, пару раз разметает врага в одиночку, но наконец его хватают и сжигают заживо. Горящий Тарас спасает подсказкой товарищей, кричит про русскую землю и православную веру и с исконно православным гуманизмом обещает, что все поляки сдохнут. Разве найдется ли такая сила, которая пересилит русскую! – пафосно читает текст Безруков. Конец.

а5

Я.з.: Интересно, про русскую силу это о походах на Россию казаков в походах Лжедмитрия, Сагайдачного, Мазепы, Пугачева или о примерно тогда же вспыхнувшем восстании Богдана Хмельницкого, которое Россия использовала, чтобы потрепать поляков и оттяпать их земли с православным людом себе? Или, может, о разорении Петром I Сечи за поддержку шведов?
Я.: Протестую! Вы просто ненавидите все казачье!
Я.з: Ладно, изложу свое мнение. Фильм - в целом средненькая военно-историческая лента в духе фильмов Ежи Гофмана из 80-х.

ЧЧК хмыкает на весь зал.

Я.з.: Да, я тут полистал текст... с книгой это ни в какое сравнение не идет. Полностью отсутствуют чисто гоголевские черты - высокий штиль при широком описании бытовых деталях, ярчайшие персонажи, чисто гоголевский юмор и украинская гротескность, которая в повести имеет характер настоящей высокой былинности. А в фильме вместо былинности - потуги на пафос советских исторических фильмов. У вас там даже Борис Хмельницкий из «Баллады о доблестном рыцаре Айвенго» мелькает. В итоге сцены с пафосными словами нанизанных на копья казаков, нормально смотрящиеся в книге, вживую, при абсолютно реалистичной режиссуре, смотрятся абсолютно нелепо. Кроме того - не самые впечатляющая режиссура и боевые сцены, а также бедное музыкальное оформление. Из плюсов: поставлено почти по книге, большинство актеров, хотя и не все, играют хорошо, сцена штурма крепости была отлична - остальные на четверочку, - а также виден хороший реквизит и работа с консультантами, денег не пилили. Ну, и Ступка вытягивает.
М.: А як жеж постоянное насилование русской земли!
Я.: Запорожье было русской землей!
Я.з. (охране): Держите Поносюка за сало! Держите? Так вот, неприятно признавать, но в чем-то он прав. С постоянным поминанием русских фильм переборщил.
Я.: Но так было в книге!..
Я.з.: А плевать, чего там было! Неважно, что заставило вставить Гоголя во вторую редакцию славословия русским и православию, он по факту перегнул и в фильме это видно.
ЧСГ: Но у Гоголя так и было, не могли же мы вырезать!..
Я.з.: Однако же антисемитизм вы вырезали и даже очень. А полонофобию - оставили. И даже немного прибавили. И слово "Украйна" вычистили - а оно в книге 13 раз упоминается. Например, "Вот откуда разливается воля и козачество на всю Украйну!", "Кто сказал, что моя отчизна Украйна?" и даже "Московию и Украйну они почитали уже находящимися в Азии". И это при том, что Украина тогда понималась отнюдь не в современном виде. Так что нечего отнекиваться, патриотический уклон в фильме явный. Да и вообще, книга Гоголя тем и была сильна, что он не скрывал в ней преступлений и недостатков казаков, одновременно воспевая их доблесть, а вы из патриотических соображений буйный облик вольного казачества заметно пригладили - так что до честности книги фильм не дорастает. Но я так погляжу, что для наших не-братьев это только повод для драчек...
М. и Я. (пошептавшись, хором): А ты кто такой? А может ты вообще жид?!!
Я.з.: ЧТО-О? Ах так? Объединились, значит, на общей партийной платформе? А ну, охрана! Взять их и посадить в звуковую! Включите им там гимн Израиля и ще что-то еврейское, пусть слушают, пока на иврите не заговорят!
(истерящих М. и Я., которые с плачем обнимаются, утаскивают за ноги)
Я.з.: Мда, выпуск получился не особо веселым. Впрочем, у нас на очереди есть еще и украинская экранизация Тараса Бульбы, созданная для телевидения и едва насчитывающая час действия... Так что - оставайтесь с нами, чую, дальше будет веселее!

(из-за стены слышен войн Миколы и Ярослава - их пытают "Хава Нагилой" в исполнении рок-гитары)
Tags: ведь могут же!, глубизна, книга - лучше, опиум для народа, птичку жалко, сиськи, супермэн, сырое тесто, циничный пересказ
Subscribe

  • Эмилия с Аллеи свободы (2017)

    Давненько я не делал прежние обзоры-пересказы на зарубежную антисоветчину-неполживщину. А тут и экземпляр попался характерный - литовский (!)…

  • Кино о порнО. Пять фильмов об одной проблеме

    Креативный порно—режиссер добавляет в сценарий сцены ревности, утраты первой любви и трагедию одиночества. из профессионального…

  • Корректность по-европейски

    Пока в Голливуде считают квоты чёрных, азиатов, ЛГБТшников и прочих «особенных» личностей (подробно тему разбирали здесь и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 15 comments

  • Эмилия с Аллеи свободы (2017)

    Давненько я не делал прежние обзоры-пересказы на зарубежную антисоветчину-неполживщину. А тут и экземпляр попался характерный - литовский (!)…

  • Кино о порнО. Пять фильмов об одной проблеме

    Креативный порно—режиссер добавляет в сценарий сцены ревности, утраты первой любви и трагедию одиночества. из профессионального…

  • Корректность по-европейски

    Пока в Голливуде считают квоты чёрных, азиатов, ЛГБТшников и прочих «особенных» личностей (подробно тему разбирали здесь и…