voencomuezd (voencomuezd) wrote in movie_rippers,
voencomuezd
voencomuezd
movie_rippers

Categories:

Экипаж (2016)



Наконец-то этот великий фильм вышел на экраны! Наконец-то верные фанаты дождались этого! Наконец-то вышла полнометражная дорогая экранизация по мотивам оригинального сериала 1990-х!
Пассажирский самолёт «Ту-204СМ» терпит крушение над водами Северно-Ледовитого океана в течение 137 минут. Экипаж лайнера отважно борется за спасение жизни пассажиров. Действующие лица: неунывающий и мужественный Командор!



Изобретательный и находчивый второй пилот Дринкинс!



Симпатичная и невозмутимая Стюардесса!



Обаятельный и хладнокровный радист Морзе...



...отсутствует. Вместо него - симпатичный и невозмутимый Стюард.



А также несравненная мисс Мурпл в роли мисс Бурпл!



В сериале "Экипажнутое пике!"

Фильм начинается мило и красиво. Пилот Дринкинс, которого почему-то все называют Алексеем Гущиным, сидит на военном аэродроме. Сидит на спецконтейнере, болтает ногами, нарушая технику безопасности, жрет булку и пялится вокруг как школьник на перемене. Когда же подходит командир и делает замечание, он, не смущаясь, спрыгивает, совершенно не реагируя на критику, ибо так обычно в армии и бывает. Ибо что может внушить большую симпатию к персонажу как не толика легкой развязности?



Дринкинс должен перевезти на Ан-12 три контейнера с гумпомощью. Самолетом ее отправляют потому, что раньше отправляли по железке, а на там половину растащили - ибо в стране все прогнило настолько, что бандиты зарятся даже на гуманитарку и игрушки для детдомов. Надо так полагать. По фильму. А заодно тут же прибывают две новеньких БМВ, обмотанные подарочными лентами. Карикатурно жирный пузан-генерал заявляет, что это подарок на день рождения дочке одного человека и машины полетят, несмотря на риск перегрузки. Не надо после этого быть слепой болгарской бабушкой, чтобы догадаться, что будет дальше. Напоследок сборщик гуманитарки Нина Усатова дает Дринкинсу ящичек для одного пацана из детдома (неумеренно долгий наезд камеры на коробку прилагается).

И все бы, может, прошло бы удачно, но после этого самолет автоматически в следующей же сцене оказывается посреди грозы. Ибо, как хорошо известно, самолеты регулярно летают прямо через грозовой фронт, не спрашивая предупреждений синоптиков, а если летчики скажут вам, что такие полеты строжайше запрещены - то вы легко докажете им, что этожекино. В кабине Ан-12 Дринкинс и первый пилот героически дергают штурвалы перед приборной доской от самолета A320. Камеру трясет так, что "Крутое пике" после этого - образец операторской работы.



Без каких бы то ни было попыток нагнать хоть немного напряжения нам на 3:40 показывают то, что ожидалось с самого начала - из-за перегруза автомобиль срывает крепление, игрушки ухитряются выбить стенки контейнера, как в мультиках Диснея, а злобный пузан-генерал картинно гневается и демонстративно пинает подарок пацану, которого мы даже не знаем. Чтобы не свалиться в штопор, находчивый пилот Дринкинс пересиливает гнев, превозмогает и выбрасывает авто из самолета. Так как денег на пафосное обрубание фиксаторов и выбрасывание 3D-модели из отсека не хватило, то машина просто падает хрен знает с какой высоты в реку, ухитрившись не разбиться. Пораженные рыбаки удивленно говорят: "Я ж говорил, водка паленая!"



Как вы понимаете, после прилета Дрикинса выбрасывают на мороз из авиации. В казарме Дринкинс спорит с товарищем, который советует ему не дурить и пойти на поклон к отцу, который его устроит. Но наш герой не таковский, он - гордый! Нет, не пойду! - говорит он. А в следующей сцене приходит к отцу.
Ну, вы уже прониклись сочувствием к персонажу?
Отец Дринкинса - это Сергей Шакуров, который играет, как это он хорошо умеет, Сергея Шакурова. Шакуров парит мозги сыну и мы убеждаемся, что Дринкинс долбоеб, так как его ухитрились выгнать из погранвойск, ВВС и грузовых судов. И это практически за всю сознательную жизнь, ибо класс летчика не за год дается. "Сколько вы учились летать, сэр?" "Где-то семь-восемь..." "Месяцев или лет?" "Самолетов, Дринкинс!" Похоже, теперь до конца жизни Дринкинс будет выглядеть примерно так.



Но нет. Отец меняет гнев на милость и звонит куда-то, из-за чего сына все-таки берут в гражданскую авиацию. Причем по мнению сценариста, для этого достаточно просто пройти экзамен при приеме на работу. И надо ж было так случиться, что в аэропорту он мимоходом видит своего будущего начальника - Командора, которого все почему-то называют Леонидом Зинченко.



Зинченко тверд, уверен и хладнокровен, он отчитывает стажера, который не прошел с ним проверку и начал наезжать на старшего, крича, что у того вообще ни один стажер не проходит. Поставив на место вспыльчивого юнца, Командор уходит. И это первая сцена за 10 минут фильма, которую можно назвать вменяемой. Из-за всей этой катавасии у входа не особо пунктуальный Дринкинс успел опоздать и в итоге напарывается на Командора в приемной. Тот не особенно дружелюбно его встречает, но последнее слово за тренажером. За тренажером Дринкинс начинает вести себя по заветам Командора из Крутого пике - дурачится, не слушается старших, а потом гробит самолет при посадке. После этого Дринкинс выходит на мороз... Какая неожиданность...Тем не менее, сценарист пытается нас убедить, что это виноват Зинченко, который его специально топил с помощью ситуации, в которой самолет посадить невозможно. Чтобы опровергнуть клевету, Командор лично садится за тренажер! И...

СЛЕДУЮЩАЯ СЦЕНА!!! Дринкинс на улице видит бабу, которая старательно пинает чужую машину за то, что она перегородила ей проход. Тачка, разумеется, не реагирует. Сигнализация? Какая сигнализация? И тогда Дринкинс решает сделать хоть одно доброе дело за фильм и совершает мегасуперкрутоуберманевр!!!... А именно, выезжает с парковки... задом... через газон. Вау. Вау. Вот это и впрямь было круто. Просто срыв башни. Конечно, баба сама бы такого никогда не смогла бы сделать. В обмен хитрый Дринкинс просит подкинуть его до метро.



Что до Командора, то он на тренажере тоже как всегда угробил самолет. И после этого понял, что лучшего напарника, чем Дринкинс ему не найти! Да, буквально. Он тут же звонит на мабилку герою, который как раз спорит с удивительно наглой бабой, которая чуть ли не хамит человеку, который ей вообще-то помог. А потом выбрасывает его из машины, только потому что он сказал ей не мешать говорить по телефону.

В общем, наш герой поступил на службу в авиакомпанию... под неназываемым названием. Командор говорит, что все будет зависеть от испытательного срока, но нашему стажеру достаточно и этого. Он идет за документацией и у окошка встречает... ту самую хамку, которая тоже оказывается пилотом! Дринкинс тут же начинает забивать ей баки, мол, возвращаемся мы одно время, можем, отметим? И он точно врет - он не может знать маршруты и время полетов самолетов, так как еще не успел даже получить документы собственного корабля. Номер не прокатывает, так что Дринкинс осматривает свой новый самолет как пятиклассник новый велосипед и знакомится с симпатичной и невозмутимой стюардессой.



Взлет прошел благополучно, если не считать того, что от художеств Дринкинса пассажиры чуть в штаны не наложили. Ворвавшийся в кабину стюард Андрей сообщает - у нас проблемы в пассажирском салоне! Реакция Дринкинса? "Я думаю, пассажирам лучше раздать памперсы Нормально тут все. Кофейку мне можно, девочки?" Мда, какая гениальная идея - слепить в одном человеке образ Командора и образ Дринкинса... "Сэр, полеты вверх ногами запрещены инструкциями! Посмотрите, что творится с радитом Морзе!" "Ерунда, Дринкинс! Представляете, что сейчас творится с пассажирами?"



За это Командор устраивает Дринкинсу на земле выговор, мол, в первый и последний раз - но тому гораздо интереснее пялиться на Бабу-хамку, которая его футболит. Параллельно идет совершенно бессмысленная любовная линия стюарда Андрея и стюардессы Вики. Андрею нравится Вика, а Вика его нагло футболит, подлизываясь в лучших шлюшьих традициях к Дринкинсу, когда Дринкинс подлизывается к бабе... Блин, что за долбанный Дом-2 я смотрю?

После этого нам показывают личную жизнь Командора, у которого есть жена (Елена Яковлева) и сын. Сын - тоже долбоеб, но зато сильный - накачал себе шары как у Шварца, лазит по лестницам, обзывая это стритрейсингом, отца не слушает, хамит, заодно завалит сессию из-за инглиша. Как же мне все больше нравятся эти герои... В итоге Командор просит подтянуть инглиш у знакомой по авиакомпании, которой, очевидно, больше нечего делать. А Дринкинс все развлекается, увидев в окно бабу, кагбэ говоря: "Сколько осталось до конца фильма? 110 минут? Значит, я еще успею показать свою пантомиму!"



После этого Ту-204 Дринкинса кагбэ летает по всему свету (хотя в реале у него бак на 7000 км), что доказывают нам сцены с демонстрациями столиц мира. В свободное время Дринкинс пытается научиться посадить самолет при невозможных условиях на тренажере, пропуская лекции по технике безопасности (золотой человек) и его за этим занятием застает Командор. В ответ на замечания Дринкинс использует любимую тактику - тупо не замечает ее и уходит. И Командор садится за тренажер сам, ибо ему тоже хочется порулить. Монтаж со столицами продолжается и... Погодите... Что это? Что я вижу? Вы влепили несколько кадров из той же пантомимы Дринкинса? Что? ЧТООО?!!!



И вот летят как-то два пилота через туманЪ. И вдруг Дрикинса накрыло приходом профессиональное предчувствие! В тумане он ухитрился разглядеть хрен знает за сколько километров самолет и увернулся от него. Командор в ахуе, а Дринкинс понимает, что ему это померещилось. Хана стажеру - понимает Командор, однако на земле он с удивлением узнает, что тот увернулся от турецкого Боинга, который заходил с ним на посадку. Вот это подвиг! А где были радисты, спросите вы? А, ну это, ну, это, они, кагбэ они, они, они кагбэ, они... О, глядите, слон! (выбрасываю сюжетную дыру в окно) Вы лучше спросите, какого хрена турецкий Боинг полетел в нос нашим героям, если садился на ту же самую полосу. Вот предмет размышлений. Пораженный Командор говорит об этом жене, пока репетиторша Лена офигевает от шикарного торса сынка. Да, вот только этого фильму и не хватало.

После этого нам показывают Дринкинса и Бабу в ресторане. Как он ее заарканил? А, ну это, ну это, они, кагбэ они... Глядите, слон! Дринкинс рассказывает, за что его из армии погнали. Оказывается, он с однокашником решили выяснить, что делать, если самолет сломается в воздухе. И не придумали ничего умнее, чем проверить старую байку про акробата, который в воздухе перелезал из самолета в самолета. Как вы понимаете, после такого не то что в армии, а среди психически здоровых людей таких пилотов нельзя держать, так что командование я всецело одобряю. Баба ни с того ни с сего проникается к идиоту симпатией, и тот понимает - пришел момент! И челомкает ее в харю. Музыка... Постельная сцена... С довольно наглым плагиатом оммажем к оригинальному "Экипажу", только в отличие от советского фильма, тут сисек показать не решились - и это еще один момент, в котором новый фильм уступает старому.



Несколько не относящихся к сути дела разговоров, сцен и вот наш самолет оказывается в... в некоей африканской стране, напоминающую ближневосточную. В которой все ходят в краповых беретах, но с разным оружием (АК74, АКМС и М16 одновременно) и ездят на русских грузовиках Урал и русских же БМП. Хм-м-м-м...



В стране переворот, поэтому солдаты отпускают только иностранцев. Дринкинс мнется, ему жалко оставшихся - но есть инструкции... И поэтому самолету приходится взлетать под слезливыми сценами, где злые зольдатен убивают прорвавшихся через оцепление...



А теперь просто вспомните первый «Экипаж»: наши прилетают куда-то, там террористы захватили самолёт, выпускают женщин и детей, выходит Комаки Курихара, отдаёт ребёнка и возвращается назад, к мужу...

Опечаленный гибелью людей Дринкинс ссорится дома с Бабой, которой кагбэ плевать на трупы, она хочет внимания... С таким гонором эта баба мужика еще долго не найдет... Ну, а наши пилоты в сотый раз, сидя в кабине, перед полетом жрут кофе и ждут вылета. Тут прибывает наконец важный пассажир, которого все ждали. Некий... акционер компании, который задержал рейс, ведет себя нагло, по-барски, пьет коньяк прямо во время разгона и курит. На попытки вразумить нувориша его мерзкий, карикатурный холуй-помощник начинает скандалить и бьет доброго стюарда Андрея по лицу. Стюардесса вбегает к пилотам: сэр, у нас проблемы в пассажирском салоне! Мистер Бурпл хочет курить! Тогда Дринкинс как доблестный и благородный герой, который не может сидеть, пока у него в одном месте свербит справедливость, поступает логично: нагло выходит из кабины и устраивает с баричем в салоне безобразную драку, которую снимает половина пассажиров, которые, видимо, синхронно вынули айфоны.



Если вы удивлены, что панель на английском, то все нормально - тут постоянно приборная доска от А320, иногда превращающаяся в доску от Boeing 737

Итог - бар увозит полиция, а взлет срывается. Как вы понимаете, дебил готовится вылететь на мороз... А чтобы он не казался дебилом, он говорит с отцом о справедливости, а тот говорит в тему, что страну разворовали, авиацию развалили, а патриотизм - это забота о стране. Глубочайшая мысль, не каждый поймет... Охреневший Командор тем временем возвращается домой и наблюдает плоды работы сына с репетиторшей. Сынок таки соблазнил ее на занятия... физкультурой.



Ну правда, физкультурой!
Пораженный Командор говорит: "У меня проблемы в семье, но до конца еще больше часа, так что я успею в шоке помыть посуду!" А Дринкинс под грустную музыку на следующий день пытается поговорить с Бабой о том, что ему плохо... без ее сисек... А та отвечает: "Ты хороший. Просто ты дебил я взрослею". А ты, имбицил недоразвитый, нет, понял?



И чтобы не было впечатления, что Дринкинс - идиот, глава компании хватает Командора, затаскивает его в лифт и устраивает скандал за поведение Дринкинса. И что бы вы думали? Инцидента с англичанкой хватило, чтобы Командор ни с того ни с сего встал на сторону стажера и стал задвигать речи о том, какой же это молодец, потому что идет против правил и он пилот от бога. Да, пилот от бога, он это продемонстрировал в той единственной сцене с турецким боингом, которая даже среди пьяных летчиков не зашла бы за байку. И хотя на Командора только что орали, ему тут же поручают суперважный рейс, на который он может взять двух любых пилотов. И это легким мановением руки оказываются, по его воле, Баба и Дринкинс, которого только что требовали уволить. Гениальнейшее сюжетное обоснование в истории человечества! Я горжусь тем, что живу в стране, где есть такие гениальные сценаристы. Я хочу поставить памятник автору этого сценария. Я отдам ему все свои деньги и буду его рабом до конца дней, как и всего его рода - только чтобы он творил эти сюжеты дальше!

Заодно Командор берет и своего сына - видимо, чтобы уж точно не дать этому оболтусу разгуляться. Однако по пути пришлось сменить курс - произошло землетрясение на некоем северном вулканическом острове Канву. И надо забрать оттуда пострадавших - а там построено целое добывающее хрен знает что предприятие с аэропортом. На вулканическом-то острове, ёптыть. Причем, как окажется далее по обилию иностранцев на Канву, то ли этот аэропорт международный, чего быть не может, то ли иностранных специалистов тут больше, чем отечественных, что тоже странно. Однако в остальном аэропорт и остров сделаны идеально. Отличная сцена прибытия самолетов, где пилоты видят следы недавних разрушений и раненых, которых разносят санитары. Прибегает начальник аэропорта, который говорит, что есть погибшие, раненые, скоро будут автобусы, надо вывозить женщин и детей. Испуганные обыватели атакуют трап и просят их увезти отсюда.

В таких условиях лучше всего будет, конечно, разделиться, поэтому Командор отпускает Дринкинса и Бабу в диспетчерскую по делам. Однако вместо диспетчерской Дринкинс долго ходит со страдальческими глазами по полуразрушенному зданию аэропорта с оттакенными трещинами в стенах, в котором, как ни странно, спокойно сидят люди. А хрена ли, дождик на улице!



И конечно, торчание на втором этаже с рассматриванием окон вышло пилоту боком. Потому что дальше врубается музыка из плохих трэш-хорроров, саспенсово гаснет ближайший экран и здание начинает трясти! А дальше начинается феерия безостановочного апокалипесеца, при котором режиссер вдавил педаль в пол и выжал все ужастики, которые смог придумать!

Сразу же резко падают куски потолка, ломаются стены, обвал обрушивает посадочную полосу, техники проваливаются в трещины в асфальте, а на завалы наезжают сами собой автомобили без водителей (традиционное клише). Что-то где-то пафосно взрывает башню диспетчеров, рядом с аэропортом красочно рвет топливохранилище, а потом с какого-то хрена и другие самолеты на полосе.



Режиссер кагбэ говорит нам... Я ТОЖЕ МОГУ БЫТЬ МАЙКЛОМ БЭЕМ!!!!11

Но этого мало! Рядом со зданием аэропорта падает подъемный кран - прямо на Ту-204. И вместо того, чтобы перебить довольно хрупкую конструкцию самолета, он сам переламывается пополам (!!! СУПЕРПРОЧНЫЕ РУССКИЕ САМОЛЕТЫ ИЗ ЧУГУНИЯ!!!), а заодно запускает его (!!!) - во всяком случае, самолет пафосно начинает двигаться и сносит крылом одну стену, а носом пробивает стекло вестибюля. Оказавшиеся внутри, конечно, в шоке. Вот что бывает, когда не соблюдаешь технику безопасности - сидишь в сейсмоопасном районе в здании, не ставишь под шасси по инструкции страховочные башмаки... не пользуешься презервативом и рождаешь таких сценаристов...



Далее творится какой-то абсурд... Остатки вестибюля ярко окрашены светом пожара. Благородный Дринкинс спасает какую-то бабу и ее уводит за кадр парень, а сам Дрикинс после этого спрыгивает с безлюдного второго этажа (?) и уходит через дырку в стене с подобранным мальчонкой, пока рядом какой-то кретин старательно бьет по стеклу стулом, имитируя пробивание из завала. После выхода из здания остатки башни диспетчеров красиво валятся - и Дринкинс осматривает в слоу-мо огненный армагеддон. Команда же сбивается у трапа и пытается успокоить людей. Взлететь теперь нельзя - полоса разрушена, а вторая слишком короткая, да и за морем огня топливохранилища. Тут прибывает автобус с женщинами и детьми - и новая проблема: один автобус остался в горах, а вернуться за ним уже нельзя, автобус больше не пройдет. Тогда Дринкинс пафосно бросается за ними на минивэне, чтобы не бросать людей! За ним увязывается, против желания отца, и сынок Командора Валерий. Ибо вестимо, в месте, где полно техников, врачей и рабочих, больше некого отправить за людьми как профессионального пилота, который тут в первый раз, и собственного сына. Ладно, на самом деле вру... они взяли еще и стюарда Андрея!!! ГЕНИАЛЬНОЕ СЮЖЕТНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ДЛЯ РАССТАВАНИЯ ГЛАВНЫХ ГЕРОЕВ!!!

Тем временем на горно-добывающем комбинате на верхушке... вулкана (?), откуда так и не догадались снять людей, творится адовый звездец. Все взрывается, все горит, техники картинно падают, объятые пламенем. Далее еще один плаг... оммаж оригиналу - часть людей пытается взлететь на уцелевшем самолете, нагло кинув соседей и, конечно, дохнет.



После этой сцены обыватели как-то поутихли и перестали спрашивать, почему их не увозят.
А наша компания в горах они находит заваленный автобус, из которого, видимо, только сейчас выбрались люди, которые даже не перелезли через завал. Правда, застрял какой-то ребенок, но качок Валерий превозмогает и вытаскивает его с напряженным лицом. Из вулкана сходит лава, которая грозит затопить все и вся. Командор замечает грузовой самолет и понимает - это единственный шанс взлететь по короткой полосе.



Минивены же мчат к своим... Но тут на их пути жидкие потоки лавы, которые спускаются со склонов и блокируют наглухо автомобиль с Андреем... Выбраться нельзя, автомобиль загорается, и Андрей без толку газует... по лаве... ГАЗУЕТ?! ПО ЛАВЕ?!!! ЧТО?!! ЧТООООО?!!!!



И тогда происходит самая тупая сцена фильма. Дринкинс вышвыривает всех из машины, выбивает ногами вклеенное стекло (СУПЕРПРОЧНЫЕ РУССКИЕ ПИЛОТЫ ИЗ ТИТАНИЯ!!!) и подкатывает к соседу, сделав мостик для пассажиров. Все быстро-быстро-быстро перебираются из салона в салон, а Андрей перебирается через крышу... хватаясь за нее голыми руками... Ну это уже слишком!!! Блин! Что это за лава, над которой можно пробежать?



Для сведения сценариста - температура лавы составляет от 500 до 1200 градусов. Сталь плавится при 1300-1500. А человеческая кожа... Да я когда мусор на огороде жег в детстве, больше страдал от приближения к обычному большому костру, а тут ЛАВА!!! Да там авто должно было на воздух взлететь. Как там можно было не сгореть или хотя бы не получить ожоги? Хотя я догадываюсь... Суперпрочные... РУССКИЕ СТЮАРДЫ ИЗ АЛМАЗИЯ!!!!

Пока спасшиеся спускаются с трехкилометровой горы тайной дорогой, которая называется "Телепортирующий монтаж", на аэродроме Командор запускает самолет. Самолет завести удается, однако после этого узнает об уничтожении дороги и делает большие глаза, наполненные слезами, пытаясь за сценариста произвести чувство печали. А чтобы зритель еще больше проникся, ему показывают и опечаленную Бабу, и какую-то мамашу, и расставание Начальника с телом супруги на аэродроме...

Так как пафос ушел на эту сцену, то взлет с короткой полосы прошел довольно быстро и без особого напряжения - хотя "полосы не хватает" и т.д. А наши герои телепортируются из-за камней на аэродроме, где понимают - все свалили на сраном самолете без них, лишь оставив на память другой заправленный самолет, на всякий случай. Разумеется, все садятся в него и улетают на последних секундах, ускользая от лавы на хвосте, что очередной дословный копипаст оригинала. Впрочем, это действительно качественный копипаст за счет того, что лаву тут не снимали на столе, как в 1979 г., а красиво нарисовали на компьютере. Плюс сценариста хватило на то, чтобы придумать что-то свое - улететь просто так нельзя, так как на середине горит топливо, так что надо ждать до последнего, пока не расплавятся тросы, которые держат водонапорную башню. Я, правда, сомневаюсь, что авиакеросин можно потушить водой - но разумеется, план срабатывает, и пилот, чиркнув по полосе хвостом, пафосно взмывает в воздух. Пожалуй, это была лучшая сцена фильма, даже несмотря на тот ляп, что так взлететь нельзя - хотя бы по причине наличия системы, которая предотвращает задирание носа.





"Сэр, мне удалось задрать нос самолета! Мы наконец-то летим вверх!" "Нет, Дрикинс, мы просто падаем хвостом вниз!"

Однако на этом неприятности не заканчиваются. Сэр, у нас заклинило правое шасси! Ерунда, Дринкинс, пусть тебя это не заботит, ведь у нас есть дела поважнее: горит левый двигатель! Врывается Андрей: сэр, у нас проблемы в пассажирском салоне!! Пассажиры недовольны, что у нас горит левый двигатель! Дринкинс и здесь верен себе и без особого страха на лице говорит: "Все под контролем! Успокой их" "Как?" "Ласково! Ты ж мужик!" И стюард ласково говорит пассажирам: "Ребята, прикройте шторочку". Передача Каламбур плачет и рыдает - такой смешной шутки она не смогла придумать за всю свою историю.



Крутое пике продолжает набирать обороты: "Дринкинс, у меня хорошая новость и плохая! Хорошая новость - правый двигатель теперь не загорится!" "Почему, сэр?" "Потому что правый двигатель уже горит!"



В общем, правый двигатель в таком состоянии, что будь он лошадью, его надо было бы пристрелить. Но изобретательному и находчивому второму пилоту Дринкинсу удается таки снизить обороты сценария и потушить пламя. Самолет летит на одной турбине. Дринкинс высылает Валеру в салон, посмотреть, что там. Какой-то носач с административным зудом, отвечающий за комедийную часть, спрашивает: "Скажите, а кормить будут?" Да, а еще интересно, будем ли мы есть рыбу? Отвечает Командор: "Передайте, что сегодня на ужин рыбы будут есть нас!"

В авиацентре в Москве готовят ближайший аэропорт для посадки в Петропавловске (следует камео старой и сильно сдавшей Александры Яковлевой). И тут трогательная сцена - в радиоэфире возникает голос Командора Зинченко. Который, услышав Дринкинса, конечно, хочет поговорить с родным сыном. Благодарный сын, который вновь обрел отца, ведет себя как новый человек... А нет, как старый - заявляет: "Я бы тебя никогда не бросил" и бросает наушники, отыгрывая Эмоции... Даже Дринкинс в ахуе.



Однако семья семьей, а крутое пике требует жертв - так как нам мало ЧП, то в довершение кордебалета у Командора потек бак и до земли топлива не хватит. Единственная возможность - посадить грузовой на воду, хотя даже Шакуров, припершийся в авиацентр, понимает, что это невозможно. Нет никаких инструкций для таких ситуаций! - пафосно говорит он. Конечно, между нами, Командор нагнетает, у него просто при взлете железка крыло чиркнула - можно попробовать тупо перекрыть нужный отсек и сохранить топливо. Но вы же понимаете, это неинтересно, нужна драма. И тут Валере приходит в голову идея - он по телеку видел, как акробат с одного самолета на другой переправляется. Копать совпадение - как бы говорит лицо Дринкинса, и он предлагает Командору зайти к нему в хвост на минимальной скорости и высоте и перебросить людей. Это вообще возможно? - удивленно спрашивают в авиацентре. Перекинуть людей из самолета в самолет на высоте в 3 км и скорости 350 км/ч? Конечно нет, не говорите глупостей. "Теоретически возможно!" - важно говорит какой-то чин. Устраивается перепалка, но в итоге глава-бюрократ запрещает Дринкинсу рисковать, угрожая человеку, который наполовину в могиле, тюрьмой. Тогда Дринкинс говорит: "Давайте хотя бы попробуем выбросить шасси!" решает сыграть в демократию и просит поддержки у салона. Конечно, пассажиры не против угрозы самоубийства - и решение единогласно принято (пафосная сцена). Далее битый час команда пытается разгерметизировать самолет, выламывая дверь, которая, как отлично видно, в положении "закрыто".



И слава богу, что у них не получилось, их бы сразу вынесло потоком воздуха. Кстати, Дринкинс явно не знает то, что знаю даже я: о существовании механизма в двери, который в принципе не дает открыть ее на высоте.

А дальше начинается не просто цирк, а целый бразильский парад с танцовщицами, бегемотами на проволоках и жонглирующими шимпанзе. Шакуров просыпается и советует сыну послать инструкции и выбить створку грузового люка в отсеке под полом. Конечно, самолет нормально переносит разгерметизацию, знаменитого штампа с выбрасыванием кислородных масок нету, так что можно переправлять людей. Как, Бэрримор?!! - спросите вы. Очень просто, по тросу, который рукой ловит Андрей, и по которому пассажиров перевозят на корзине с помощью лебедки, которую крутят два человека. На высоте в 3 км. При скорости 350 км/ч. Где один самолет идеально держится в полосе воздушного потока другого с той же скоростью и высотой. Не вырывая трос. По которому перевозят по 20 человек два человека.



Так, что я там говорил про лаву и самую тупую сцену фильма? Забудьте. Вот самая тупая сцена. Если вы еще в состоянии воспринимать весь этот бред всерьез, то как вам момент, где корзину сначала ПОДНИМАЮТ и только потом самолет Дринкинса снижается и ее тянут вниз? Два человека, НАПОМНЮ?! Да с таким же успехом Зинченко мог бы просто планировать с пустым баком до земли, это ничем не хуже по правдоподобию.



А как вам сцена, где Баба говорит Командору: "Я без вас не пойду!" "Иди, я сказал!!!" И та с таким же пафосным лицом... уходит по заветам Крутого пике? Короче, первые две партии переправили нормально, а вот с третьей прокол - до режиссера дошло, что в его фильме-катастрофе полтора с лишним часа нет ни одного трупа, поэтому на середине корзину рвет и человек этак пять отправляются смешить Командора, который ржет, глядя на этот фильм. Впрочем, остальные таки добрались. Почти все. Кстати, напоследок корзину легко переправляет вообще один человек - начальник аэропорта, бу-га-га. СУПЕРСИЛЬНЫЕ!.. Ладно, по фиг. Последними корабль покидает Зинченко, который кагбэ говорит Начальнику: "Сколько осталось до конца фильма? 25 минут? Тогда я еще успею стать цирковым акробатом!" и вместе с ним по тросу перелезает на самолет, обмотав руки тряпками. Можно было тупо прыгнуть на стекло, а потом пролезть по фюзеляжу - реальности в этом не больше. Конечно, ненужный Начальник тоже полетел кормить рыбок, а супергерой Командор спасся и даже вперся окровавленный в кабину к Дринкинсу, заняв место второго пилота. А, ну и еще там мелькали какие-то хреново прописанные герои второго плана, но это неважно.

А так как сценаристам мало самого неправдоподобного спасения в истории кино, то самолет будет лететь в Петропавловск прямо через грозовой фронт! И поведут его на верную смерть принявший командование Дринкинс и окровавленный Командор, который, правд, не может держать штурвал. Дринкинс начинает ныть, мол, я не смогу, я не умею, но Командор убеждает его, что все в силах человеческих. Что? У них за спиной свежая Баба-пилот, которую они только что выгнали из кабины? Нет, в фильмах спасти людей могут только мужики! Мы не будем жертвовать экранным временем Машкова и Козловского!

Далее начинается дичайшая болтанка в лучших традициях Крутого пике, салон помирает от страха, срабатывает клише с кислородными масками, Дринкинс орет: "Давайте все-таки попробуем выбросить шасси! Я не вижу полосу!" Но потом тучи расходятся, полоса видна и самолет садится с одним невыпущенным шасси. Остальные, правда, целы. Хотя давеча проехались прямо по лаве. Не суть. Зинченко, который минуту назад скорбел, что не может держать штурвал, почему-то держит штурвал и орет, что реверс переложился. Командор и Дринкинс изо всех сил дергают за штурвалы, изображая дикую болтанку, тормозят днищем, ломают на хрен шасси, а потом еще и крыло, но самолет вместо того чтобы перевернуться, летит дальше, высекая искры из шин. Суперпрочные русские шасси из молибдения!!!



В общем, сели без шасси и крыла. Но в остальном все нормально. Пассажиров спускают, прибывшие пожарные поливают пеной самолет, что бессмысленно, кстати - раз керосин почему-то не загорелся сразу от трения, то теперь тем более не загорится. В общем, все рыдают, стюардесса по имени Вика и Андрей завершают свою плохо прописанную любовную линию, сопливые семейные сцены, хэппи-энд.



А вот хрен вам. В оставшиеся 10 минут фильма сценаристы решают вспомнить линию с денежным мешком, с которым была драка. По его настоянию руководство компании увольняет дуралеев-пилотов прямо в кабинете, хотя Зинченко мешок готов помиловать, но тот мешку пафосно отвечает, что тот редиска. Униженный главначальник авиакомпании, подумав, решает стать хорошим парнем и дает рекомендации пилотам на самый верх, поэтому их устраивают пилотами... куда-то. Вот теперь хэппи-энд.

А теперь серьезно. После просмотра этого фильма я окончательно убедился, что Н.Лебедев - не надежда русского кино, а просто честный киноремесленник типа Шумахера, который может создать просто хороший фильм и не более. Это отлично видно по Эипажу, несмотря на то, что поле Легенды №17 уровень режиссера заметно вырос. Экипаж, основанный на советском предшественнике - а количество заимствований позволяет с полным правом назвать фильм ребьютом, несмотря на другой сюжет - это очень высокая планка и Лебедев ее, конечно, не потянул. С оригиналом это не идет ни в какое сравнение, кроме технического - как из-за режиссуры, так и ляпов сюжета. В оригинале у нас был ряд историй героев с трагическими конфликтами: дочь, которая не хочет выходить замуж за отца ребенка, развод и расставание с родным сыном, конфликт с любимой девушкой. А что тут у нас? Невнятно прописанная семейная линия Зинченко, еще хуже прописанная - с женщиной-пилотом, откровенно ненужная линия со стюардами-полюбовниками. Но больше всего поражает наш главный герой, который, по существу - раздолбай и трикстер. Пол-фильма он валяет дурака и нарушает все предписания, а сценарист пытается нас убедить, что идти против правил - это хорошо. Такого героя вы хотите видеть? Серьезно? Внимательно посмотрев первую половину фильма, я могу твердо подтвердить - она слабая. Не во всем, хорошие моменты тут есть, многое вытягивают актеры, а иногда есть неплохой юмор. Но абсолютно дурацкие моменты с тренажерами, фантастическими ситуациями на работе и просто неправдоподобностями типа турецкого боинга-призрака показывает даже непосвященному - сценарист толком ничего не знает о летчиках, да и сценарий делался посредственно.

Вторая линия с катастрофами могла быть хорошей, так как спецэффекты тут отличные. Почти все происходящее на острове можно простить, кроме совершенно тупой сцены с лавой. Но дальше сценарист вдавил педаль в пол и вместо драматической борьбы превратил происходящее в набор глупых и пафосных аттрационов, которые так переплевывают по фантастике даже оригинальный фильм, что их нельзя воспринимать всерьез. Особенно поражает главная мораль фильма: хочешь победить - нарушай правила, ибо инструкции для ослов пишутся. В итоге в фильме где-то пополам хорошего и плохого - вытягивая действие за счет актерской игры и экшна, фильм очень сильно провисает как в сюжете, да и в режиссуре, недотягивая до планки хоть сколько-нибудь серьезной драматургии: в то время как оригинал был именно таким и выигрывал за счет последнего.

И еще момент. Я искренне не понял, зачем вставлять такую лютую пропаганду против коррупции. Я не отрицаю, что страна действительно гниет, а самодурное всевластие власть придержащих переходит все пределы. Но, во-первых, не таков еще уровень Лебедева, чтобы на такую тему замахиваться, во-вторых - это же все-таки фильм-катастрофа, а не социальная критика: это довольно странно смотрится в таком жанре, тем более, что основное противопоставление этому злу здесь - всегда идущий против правил откровенный дебил Гущин, которого бы при строгих порядках в том же СССР 1979 г. просто бы гнали из авиации навсегда. И главное - обличение здесь сделано до омерзения плакатно и плоско. Тот же Левиафан, который встретили таким негодующим воем, был в сто раз правдоподобнее, чем эти ходящие карикатуры-денежные мешки. А учитывая, что производство фильма проводили тесно связанные с государством компании ТриТэ, Россия 1 и Central Partnership, такая пропаганда вызывает еще и подозрения в банальном популизме.

В общем, актерам пять с минусом - за Козловского, что местами недотягивал. За спецэффекты пять - для отечественного кино они и впрямь шикарные, уровень не американский, но европейский уж точно. За режиссуру - четыре, были откровенно устаревшие и банальные приемы типа слоумо, крупных наездов и т.п. Сценаристу - жирная тройка. Могу понять тех, кому понравилось, но пересматривать не буду.
Tags: бугога!!!, ведь могут же!, доставить любой ценой, киноляпы, клюквища, птичку жалко, свежачок, стремительным домкратом, супермэн, сырое тесто, циничный пересказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 28 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →