voencomuezd (voencomuezd) wrote in movie_rippers,
voencomuezd
voencomuezd
movie_rippers

Category:

Собаки, хотите жить вечно?



год: 1959
страна: Германия (ФРГ)
режиссер: Франк Висбар
сценарий: Франк Димен, Хайнц Шрётер, Франк Висбар, ...
продюсер: Альф Тайхс, Отто Майсснер
оператор: Хельмут Ашлей
композитор: Херберт Виндт
монтаж: Марта Дюббер
жанр: военная драма
время: 93 мин. / 01:33
В главных ролях:
Йоахим Хансен, Эрнст Вильгельм Борхерт, Вольфганг Прайсс, Карл Ланге, Хорст Франк, Петер Карстен, Рихард Мюнх, Гюнтер Пфицман, Соня Циманн.

Все мы так или иначе слышали про фильм "Сталинграда" Бондарчука. Многие смотрели и эпопею "Сталинград" из цикла Озерова. Многие видели и немецкий фильм "Сталинград" 1993 г. Но лишь интересующиеся знают о существовании этого немецкого фильма о сталинградской битве. Между тем для немецкого кино он имеет большое значение, так как был одним из первых масштабных военных полотен послевоенной Германии и даже получил три награды главной немецкой кинопремии "German Film Awards": за лучший фильм, лучшую режиссуру и лучшую работу художника. Ну, и вот я решил посмотреть фильм и заодно рассказать его сюжет другим. Впрочем, предупреждаю, что традиционный циничный пересказ тут не особо нужен, да он и не особо циничный - мало тут поводов для цинизма. Можно сразу посмотреть в конец, где я излагаю личное впечатление. Тем не менее, сам циничный пересказ - прилагается.

Первые кадры фильма - хроника немецкого парада с Гитлером. Пафосный голос спрашивает: что, нравится? А между тем тысячи этих людей погибли по итогам войны! Далее показывается некий немец в ватнике, который бежит по абсолютно пустому полю, но кто-то в него стреляет из ниоткуда. Немец падает, но потом успевает прошептать подбежавшему: "Четыре тысячи танков на Волге!" Какая трагедия... К слову, фильм с самого начала показывает нам очень хитрую фишку по маскировке недостатка бюджета - смешение черно-белых игровых кадров с хроникой. Причем хроника вставлена практически какая попало. А вот и сцена с каким-то генштабистом, который объясняет диспозицию под Сталинградом. Сцена тоже показывает мощнейший бюджет ленты, что видно даже по карте.



Генштабист объясняет опасность окружения 6-й армии. Но глупый Гитлер, - заявляет фильм, - не послушался. Так погибла 6-я армия: "Это их надгробия на Голгофе Сталинграда. Это их склепы в тракторном заводе в Сталинграде. Это Вечный огонь, горящий на могиле Неизвестного немецкого солдата в Сталинграде! Немногие вернулись назад, чтобы рассказать о жизни и смерти 6-й армии, чтобы воздвигнуть памятник, не отрекаясь от него" - вещает через хронику фильм.



Признаться, после таких слов ждешь кинохроники 10-летия Дня Победы Германии во Второй мировой с парадом в Берлине и чествованием ветеранов войны со строем немецких скаутов и военным караулом... Но вместо этого нас перемещают в тыловой город Харьков. Наш главный герой - это оберлейтенант артиллерии Герд Виссе, который прибыл в комендатуру за назначением на фронт, но одновременно он наткнулся там на симпатичную русскую девушку Катю, идеально говорящую на немецком. Она должна срочно получить работу, иначе ее угонят в остарбайтеры.



Конечно, Виссе тут же устраивает ее через знакомого Фурмана, который сидит в тылу после ранения. Немецкий офицер должен быть великодушен и добр к оккупированным жителям. После этого он прибывает на вокзал, где с ним в одном вагоне едут еще офицеры, включая его знакомого, пастора Буша. Катя прощается с Виссе, и поезд отправляется.

По пути офицеры говорят о том, что "фюрер обещал, что мы победим" - "пока что русские бьют нашу армию, которая преодолевает и превозмогает!". Внезапно поезд резко тормозит - оказывается, дорогу взорвали партизаны. Нашим героям ничего не остается кроме так идти пешком в ближайшую деревню и вызывать оттуда машину из штаба. К счастью, хозяйка избы, в которой остановились немцы, это милая и приветливая женщина с кучей ребятишек, весьма дружелюбно относится к немецким офицерам, что, конечно, было абсолютно обычным делом в годы войны. Курки, млеко, яйки! Есть у тебя яйца? - спрашивают немчики. И узнав, что яйцо одно, великодушно решают поделиться с милыми русскими тем, что сами имеют. Опять-таки, еще одна обычная ситуация в годы войны.



После ужина хозяйка заставляет детей кланяться добрым немецким господам и говорить им: "Данке", а потом дети по очереди крестятся на икону в углу. Причем половина из них крестится неправильно, но этого никто не замечает.



Вот видите! - с пафосом замечают немцы в стороне, - вот что крест животворящий как христианская вера преодолевает тоталитаризм! У нас нацисты тоже пытались религию запретить, а ничего не вышло! Это все говорит один подполковник, не смущаясь наличием полкового пастора прямо перед его носом, в стране, где нацисты якобы стремились уничтожить религию.

На следующее утро грязный битый кюбельваген прибывает в какой-то грязный овраг, где находится штаб. Его встречает фельдфебель Бёзе и два простых солдата Дранкель и Жранкель по связи. Наш Виссе прибыл в армию как связной для румынских войск и должен сменить своего предшественника Шерера., которого навещает в землянке. Шерер же срочно торопится, чтобы успеть на пересадку, собирает чемоданы и обещает Виссе легкую жизнь. Мол, при генерале Кодряну вам будет хорошо, румыны отличные солдаты.



И действительно, едва Шерер укатал, как Виссе узнает, что он спешил, потому что завтра отменят увольнительные, а в штабе майор Линкманн говорит ему, что дела швах, а из румын солдаты как из веников.

Вечером проходит собрание штаба, на котором командующий дивизией генерал Зейдлитц говорит: русские будут наступать! Почему мы ничего не делаем? Майор Ликнманн ему отвечает: Узбагойся! Я уверен, мы справимся. В итоге решино было просто запросить еще больше оружия. Но увы, старый лис Зейдлитц оказался прав. Ночью в землянку вбежал генерал румын Кодряну и передал по телеграфу депешу: нам известно, что русские будут наступать, но у нас нет тяжелого вооружения! Помогите, люди добрые, чем можете. Это все, что успели сделать, потому что почти сразу стало известно - русские будут наступать сегодня в шесть. Конечно, Линкманн был немного удивлен, что и говорить. А почему же румыны не получили тяжелое вооружение? - спрашивает его Виссе. Ну, видимо, Гитлер решил использовать их как пушечное мясо, - пожимает плечами тот. Но хватит праздных разговоров. У нас на носу наступление, а авиация подняться не может, румыны без тяжелого вооружения - надо принимать меры!

Вместо мер - сцена в Генштабе. Там какой-то генштабист кричит по трубе, требуя, чтобы Гитлер взялся за ум и ввел запасной танковый корпус, иначе потеряет армию. Вот до чего Гитлер страну довел! - подытоживает он наконец приятелю. Но Гитлер, который весь фильм простоит у окна в позе Дракулы, только приказал ввести танковый корпус и ждать дальнейших приказаний.



И вот - бой! В виде... Огромного количества хроникальных кадров. Из собственных у фильма - солдаты в какой-то убогой траншее. После прекращения хроникальных бабахов в дело вступают хроникальные танки Т-34-100. Виссе срочно передает об этом командованию и бежит на дивизионный пункт связи. Румыны пытаются отстреливаться, заставляя упасть пару красноармейцев с погонами, введенными, как известно, только в феврале 1943 г.



Также русских поддерживает вот этот единственный не-хроникальный танк.



Он громит всю оборону румын и взрывает им петардными взрывами артбатерею. Все румыны позорно сливают, убегая с позиция и сдаваясь в плен массами. Виссе пытается их задержать, но это бесполезно. Тогда он показывает, каким же крутым был вермахт - а именно, хватает связку гранат и сам подрывает танк, благо, красноармейцы вокруг вдруг резко аннигилировались.



Причем танк мало того, что меняет форму звезды и ездит с открытым люком...



...так еще и крышка люка у него в двух соседних кадрах смотрит в разные стороны. Ветром, наверно, перевернуло.



Товарищ Виссе почти так же подбивает какой-то второй танк. И доблести двух немцев хватило. Наступление приостановлено. Погодите, а это что, тот же танк, перекрашенный под немецкий?! Господи... Ну, кто-то еще жалуется, что в советском кино не хватало аутентичной техники?



Виссе прибывает обратно в тыл, где Линкманн скандалит, что фельфебель Бёзе не желает давать ему машину без приказа. Бёзе же всем своим видом говорит, насколько же ему... все равно.



Памятник, а не человек!

Но скандалить поздно, прибегает Кодряну и заявляет, что дивизия отступает, а танки будут прикрывать отход. И вообще, где вы были, майор Линкманн? (охреневание Линкманна прилагается) И началось отступление... Через горящие деревни, в которых жгли склады, чтобы они не доставались русские. Ай-я-я-й! - говорит Виссе сотоварищи, - Вы же оставляете без еды и одежды собственных солдат! И в итоге почти силой заставляют интенданта отдать, что можно, войскам. Увлеченное разграбление складов - прилагается.

После этого штампованного эпизода - снова Генштаб, где показывают по той же белоснежной карте, как далеко прошли русские. В общем, армия в котле! - говорят генштабисты. Хоп, монтаж. Зейдлитц в штабе узнает прогноз погоды и решает идти на прорыв. Хоп, монтаж - горящие деревни. Хом, понтаж - Зейдлицу выговаривают за самовольный прорыв. Оставаться на занимаемых позициях до прибытия пополнения! - говорит Линкманн. Это безумие! - отвечает Зейдлиц. Это СПАААРТАААА!!! приказ фюрера! - отвечает Линкманн, пытаясь не показывать сомнений. В итоге румыны и немцы занимают деревни, постоянно сдавая позиции. В войсках начинается ропот. Ну ребята! - пытается успокоить своих камрадов Виссе, - мы справимся! Все путем. Нас будут снабжать с воздуха. Тут как раз приходит Линкманн, видит Виссе перед камрадами с чаркой в руке и говорит, мол, все пьете и пьете? Всю Германию пропили. А точнее, он выговаривает Виссе за панибратство и разложение воинского духа.

Пообличав плохого Геринга, который обещал снабдить окруженцев, но не сделал, фильм перемещает нас обратно в котел. Там как раз полным ходом идет разложение личного состава.



Но солдат утешают. Один из офицеров даже рисует мелом на дверце грузовика позицию под Сталинградом и обещает помощь от каких-то пополнений. И действительно, на всех парах к 6-й армии спешит танковая армия полковника Гота. В которой, слава богу, не те танки, что обычно в фильме.



На самом деле этот тот же самый танк, только ему башню сменили - оба "танка" сделаны на базе немецкого полугусеничника. Но не спешите хвалить киношников - на такой базе в тогдашней ФРГ делали фальшивые танки для отработки учений и киношники тупо брали их с полигонов. В фильме "Мост", например, такой же полугусеничник, только с другой башней, американский Шерман изображал.

В штабе Вессе сотоварищи радуются известию и собираются участвовать в прорыве. Но, вот как на грех - топлива не хватает на каких-то 10-18 километров. А торчать в степи в ожидании танков никому не хочется. Остается надеяться на фюрера, который пришлет топливо. Далее все уходят, кроме Зейдлитца, который пытается убедить Паулюса пойти на прорыв, иначе армия погибнет, а тот отказывается, потому что подчиняется приказу. Выглядит скучновато.



Далее под драматическую музыку и кинохронику показывают трупы немецких солдат в снегу и наступающие куда-то войска. Как объясняет последний выживший, который пришел, чтобы трагически умереть у всех на глазах, прорыв не удался.



Тогда немцы делают деревянную елку со свечками, и тот пастор из Харькова читает им речь о любви и мире и благословляет их всех. Виссе он обещает, что надо надеяться на бога, но Виссе относится к этому недоверчиво. Впрочем, его с Бёзе и ефрейтором Кремером уже переводят в Сталинград командовать батареей. Новый командир полка Виссе - типичный ботан: дедуля в очках, который ноет, как раньше изучал цветочки и прочую флору, а теперь понимает, что армии конец. Все это с таким же уровнем эмоциональности, что и прежде. И как на грех вся наша троица подпадает под командование нелюбимого майора Линкманна. Совпадение! Потому что майор Линкманн - это типичный герой немецких военных мемуаров в амплуа "тупой офицер, которого я ненавидел, а он изо всех сил отравлял мне жизнь и губил наших солдат". То есть, майор Линкманн - это тот же Канторек из "На Западном фронте без перемен" и тот же Странский из "Железного креста". Более того - на передовой под начало Вессе встает его же друг Фурман! Двойное совпадение! Прямо не Сталинград, а какой-то вечер одноклассников! После дружеской встречи ребята дожидаются ночи и идут смотреть БМП - и тут фильм показывает, что пусть с техникой и боями у него слабо, зато есть хорошие декорации.



Ну наконец-то хоть что-то... Эти декорации потом будут до конца фильма - выглядят неплохо, возможно, использовали реальный город, разбомбленный в войну, их тогда еще хватало.

На боевом пункте все спокойно - солдаты делят последний паек на крошки, в подвале сидят немцы, напротив русские, все стреляют, все убивают. Время от времени русские атакуют пункт, но их отбивают из пулемета. Тут приходит сообщение по телефону, что русские выдвигают танки - и действительно, утром наступает тот единственный не-хроникальный танк. И опять, как на грех, никакого тяжелого вооружения! Командир батальона даже гранаты давать отказался, потому что... потому что... потому что "он сказал, что мы не должны здесь брать на себя слишком много" (с).

На мой взгляд, звук лесопилки был бы логичнее.

Тут в подвал прилетает снаряд, и Вессе лезет наружу. Оказывается, русские зашли в тыл, и разыгрывается длинная сцена уличных боев. Которая показывает, что немцы, очевидно, физически не могут промахиваться. Ну, и картинные смерти русских, конечно, тоже впечатляют.





Сам танк долбанули сзади пушкой, которую подтащили неизвестно откуда.



Ефрейтор Куновски с БМП даже пленного захватил. Фурман хочет его расстрелять на месте, но доблестный Виссе протестует и отпускает его - ведь благородный немецкий офицер никогда не будет убивать пленных.



"Спасибабальчое!" - кричит пленный и убегает, а у него берут на память сумку с припасами. Ай-я-яй, - картинно говорят немцы, обыскав ее, - вот какое у них замечательное снабжение и какое плохое у нас. Даже женщины и дети борются здесь против нас, - грустно подтверждает сосед. Тут как раз приходят и парламентеры. Точнее, один парламентер - раненый немец с белым флагом. Он говорит, что русский гауптман с той стороны благодарен им за освобождение пленного (прикол в том, что пленного отпустили ровно полминуты назад), в обмен он отпустил меня и предлагает перемирие на полчаса, чтобы собрать раненых. Ну, предложение принято и все собирают раненых, а далее - реальный, как уверяет фильм, эпизод - Фурман играет на пианино и послушать его вылезают, как крысы из щелей, все находившиеся рядом мирные жители и солдаты.



Но время вышло - музы молчат, пушки стреляют.

Пафосная музыка! Кинохроника! Диктор сообщает, как русские наступают на котел, стремясь захватить всех немцев, Гитлер приказал сражаться до последнего патрона, а 6-я армия отчаянно оборонялась. Виссе открывает глаза Линкманну - последний нормальный аэродром потерян, от батареи осталась четверть орудий, армия потеряна, осталось готовиться к пехотным боям. Линкманн в ответ опять бесится, орет и посылает Виссе на хрен аэродром Гумрак, собирать продовольствие для войск. Куновски как раз высказывает недовольство выданным пайком в виде сухаря и колбасы толщиной с газету.



Бёзе тоже хочет на аэродром, так как у него воспаление легких и иначе не выжить - по приказу, довольствие выдается только участвующим в боях. Пастору очень не нравится этот приказ, которым раненые фактически приговорены к смерти, он пытается найти его автора и по этой ниточке доходит аж до самого Паулюса, который с честным лицом говорит: "Не я". И вообще, мол, вы почему не поститесь молитесь за победу нашего оружия? Пастор вдохновленно плетет, что церковь за мир и благоволение, а война бессмысленная, люди зря умирают - на что Паулюс только скептически кривится. Таков еще один великий драматический эпизод этого кина... Вессе же сотоварищи прибывают на аэродром, где оказывается, что нет ничего - ни боеприпасов, ни еды, ни воды. Многие солдаты на это тоже высказывают недовольство.



Куновски, услышав про отсутствие жратвы, приобретает привычное возбужденное состояние и решает присоединиться к флеш-мобу толпе солдат у самолета. Дальше довольно неплохая сцена, где обезумевший Куновски прорывается через толпу, пытающуюся забраться в самолет с ранеными, но всех надувают и последний аэроплан улетает без дезертиров, сломав Куновски на память шею.

По возвращении Вессе рассказывает Линкманну, что на аэродроме ничего нет, а тот радует его, что русские прорвались и пора валить... то есть, менять место дислокации. Так что Линкманн приказывает Вессе пройтись по госпиталям, собрать симулянтов и организовать оборону тем, что есть. Параллельно демонстративно показывают празднование прихода к власти Геринга, все читают здравицы Гитлеру... Нет, не прямо показывают, а только за кадром, по радио - бюджет, да. А вокруг несчастные солдаты мучаются перед лицемерием своего тоталитарного вождя...



Вот в этой толпе Виссе и натыкается на Фурмана, который бредит и плохо понимает происходящее, а потом картинно кончается. В конце концов пастор не выдерживает, вскакивает и, оттолкнув часового, разбивает радиоприемник.

На обратном пути из госпиталя группа подпадает под обстрел и Бёзе, кажется, убивают. Вессе идет к своим и из-за удара снаряда совершенно тупо выпускает из рук автомат, который подбирают проходившие мимо русские.



"Уронил"

Убегая от них, Вессе направляет их другую сторону, а сам подбирает удачнейший хабар - новую шапку-ушанку с убитого русского и его ППШ. Благо, в этом фильме 99% красноармейцев вооружены ППШ. А потом случайно попадает в расположение русских, которые как раз выдают паек. И надо же было так случиться, что паек выдавала та самая Катя! Я ж говорил, встреча одноклассников! "Как я рататебьявитеть! Детытактолгобил?" - спрашивает она Виссе.



В общем, понятно, что она показывает ему дорогу к немцам, прощается с ним через слезы, "Мы должны быть врагами, проклятая война!" - и на этом ее функция в фильме заканчивается.

На обратной стороне Вессе натыкается на Кремера, который выжил, в отличие от Бёзе. Измученный Виссе заходит в подвал к Линкманну и говорит ему, какой же он, Линкманн, трус и свинья.



Тот угрожает ему расстрелом, но бесполезно - Виссе уходит. Тем не менее, Линкманн считает, что он еще успеет свалить с погибающего корабля по визе в Израиль, хлопочет у сундука и, достав аусвайс для прохода через фронт, сваливает. Но недолго музыка играла - увидев дезертира, Кремер тут же пристреливает негодного негодяя.

На этом, в общем-то, все интересное и заканчивается. Паулюсу говорят, что армия разваливается, офицеры и солдаты массово сдаются, другие стреляются, приказы не исполняются. Как раз приходит и приказ о назначении Паулюса фельдмаршалом. Паулюс на это произносит пафосную речь о том, что во всем виноват Гитлер, мы сражались ради неизвестного чего, но я не предам своих солдат - и объявляет подписать приказ о капитуляции.



Все войска под музыку складывают оружие, сходятся на площади, где русские с криком: "Ах ты ёбани, расдивайся, падла, побистре, падла ёбани творот, пабистрей, блать!" снимают с полушубок с Виссе.



Солдаты говорят, что виновны те, кто не хотел раскрывать пасть и послушно выполнял приказы, так что Паулюс может радоваться за благодарность своих солдат. Гитлеру говорят, что 6-я армия сдалась в плен, тот, по прежнему стоя у окна, говорит: выставим новую, это всего лишь армия. Солдаты через кинохронику и грустную музыку идут по снегу в никуда, теряют умирающих товарищей и горестно думают о будущем. Конец.

Что ж. По истечении стольких лет в принципе понятно, почему фильм считается одной из вех немецкого военного кино. Действительно, несмотря на типичную для немецкого кино дешевизну, по мерам 50-х сделано вполне добротно - с режиссерской точки зрения. Картина вполне честно и достаточно точно пересказывает реальные события Сталинградской битвы, делая упор на историю глазами рядового участника, содержит немало эмоциональных сцен, достаточно выпуклую драматическую линию, неплохие для тех лет приемы. Ее общий вывод вполне укладывается в антивоенный замысел, который был весьма важен в те времена, когда шло переосмысление роли Германии во время Второй мировой войны.

И тем не менее, сейчас смотреть картину скучновато. Дело даже не в устаревшей актерской игре и технической слабости - это еще ладно. Дело в первую очередь в сюжете. Фильм показывает, что бывает, когда за основу экранизации берутся типичнейшие из типичнейших военных мемуаров. А это, если вы еще не поняли - действительно экранизация военных мемуаров, одноименной книги Фрица Вёссе, участника сталинградских боев. В итоге вышло то, что и получается из-за отсутствия проработки характеров героев и их драматической линии - скучноватая военная реконструкция с упором на идеологическое разоблачение, с прямолинейными сценами и не слишком-то выпуклыми персонажами. Такой подход имеет право на существование, но сделать можно было лучше и тоньше.

Да и опять-таки - вам ничего эти идеологические приемы не напоминают? Судите сами, как представлена война в фильме. Честный вермахт, который щадит мирных жителей и пленных, воевал вопреки своему вождю, который заваливал врага трупами своих солдат, страдавшими безо всего, пока противник был отлично вооружен и снабжен всем необходимым. Поэтому во всем виноват лично фюрер и его режим, который поддерживало высшее командование и одураченные офицеры. В авангарде борьбы с доведшим страну до гибели нацизмом стояла, разумеется, святая и непогрешимая церковь, которая всегда была только за мир и любовь. Таким образом, нацизм не имел серьезных корней в армии, а держался на обмане, насилии и жесткой дисциплине. Именно это следует из фильма и именно это концепция фактически являлась доминирующей в реальной послевоенной Германии, так что фильм, несмотря на свой, несомненно, антивоенный и антифашистский замысел - половинчатый. Хотя подчеркну, даже он идет значительно дальше общепринятой тогда точки зрения: в те времена в порядке вещей было утверждение, что во всем виноват вообще только один Гитлер и СС, а высшее командование вообще не причастно ни к каким провалам. Собственно, оригинальная книга, написанная выходцем из семьи чиновников не последнего ранга с консервативными взглядами, так и написана и начинается с самооправданий немецкого народа с первой же страницы. Но в отличие от ее автора-лицемера, который был таким противником Гитлера, что пошел добровольцем на фронт, режиссер фильма Франк Висбар был женат на еврейке и пострадал от нацистов так, что еще в 1938 г. предпочел эмигрировать в США, где неплохо укрепился и потому от немецкого общественного мнения зависел куда меньше прочих. Это, видимо, и обеспечило такую честность его антивоенному кино - при том, что он тоже был отнюдь не настроен на обличения немецких преступлений.

Словом, фильм интересен, но во многом устарел. Тем не менее, любители военного кино могут и глянуть. 7/10.
Tags: кавайные немчеги, кено и немцы, могли бы и лучше, опиум для народа, позитив, циничный пересказ, чужая правда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments