voencomuezd (voencomuezd) wrote in movie_rippers,
voencomuezd
voencomuezd
movie_rippers

Category:

Адмиралъ. Серии 4-7

"Фильм 4. Тьма говна" начинается с угрожающего прохода вооруженных агитаторовЪ и матросов к офицерам, которые читают молитвы в судовом храме. Слава богу, а в фильме было впечатление, что у них бороды отросли с момента революции.



Бородач-агитатор ссылается на некий приказ Петроградского Совета солдатских и матросских (!) депутатов, что офицеры должны сдать оружие. Командир корабля, чуя палево, пафосЪно командует: головные уборы долой и на палубу! Бородачу наконец надоедает этот хамский тон. И это неудивительно, это ведь Александр Баргман, который Джека-Воробья озвучивает, настоящий моряк, короче. И он резонно говорит: ваши погоны уже ни черта не значат. Не успевает он закончить, как офицер блааародно дает ему в морду и устраивает драку. Безымянный мичман орет: как же такЪ, в божьемЪ храме! Чо за хна, мол. "Извольте выйти вонЪ!" Матросы с гнуснымя рожами ржутЪ. Агитатор грубитЪ. "Это ты мне, скотина?" - резко меняет тон блааародный мичманъ. Тогда агитатор дает ему в морду, и мичмана начинают бить "даже ногами". Но мичман успевает поднять чей-то револьвер и всем угрожает как в дешевом криминальном сериале. По итогам пафосной тянучки мичман уходит, чтобы картинно застрелитЪся за кадромЪ. Знаете, эта сцена так восхитительно глупа, что даже жаль, что ее не вставили в фильм.

Расслабляющий музонЪ на рояле в зале собрания офицеров флота. В зале Софа, чьими трудами это все открыто. Никакого смысла это не имеет. Нас опять бросают в море, где Колчак всерьез рассуждает, что ему осталось недели полторы до Босфорской операции. Полная чушь, она в итоге даже не была принята, да и не имела особых шансов. Но надо же поддержать миф, что токмо революция сорвала наступление на Босфор! Тут приносят какую-то телеграмму, Хабенский читает ее и картинно мнет: "На Западном фронте убили Кенни еще один полк отказался идти в наступление" "Сволочи" - кивает Бероев. Интересно, а на фига об этом в море сообщили Колчаку? А во второй телеграмме сообщают о давешнем разоружении. Хабенский тут же возвращается на базу, где эпизод из фильма - матросы требуют разоружения, а Хабенский посылает всех нах вонЪ, строит всех... ну, на палубе и пафосно бросает саблю в воду (мягкий светЪ, крупный планЪ).

Кстати, по многим утверждениям, саблю потом выкопали водолазы. Хотя при этом Союз офицеров армии и флота подарил ему подарил новую - собственно, Хабенский так и говорит на допросе. Именно на этот протокол и опирались сценаристы, делая эту сцену, хотя Колчак соврал на допросе, будто бросил саблю сразу. Тот же Смирнов, который потом повторил это вранье в мемуарах, в 1919 г. говорил совсем другое: Рассказ о брошенной Колчаком в море сабле в ответ на предложение матросов сдать оружие, — легенда; Колчак сдал, как и другие офицеры свое оружие; и лишь на другой день, когда матросы возвращали оружие, Колчак взял свое, как и другие офицеры и сказав: «раз не хотят, чтобы у нас было оружие, — так пусть идет в море», тогда только бросил его (М.С.Маргулиес. Год интервенции. Берлин, 1923. Т.2. С. 94).

Тимирев, читая газеты, возмущается, что Колчак сбежал в столицу к Керенскому от матросов. Боярская как раз больна и не хочет второго ребенка. Ты миня не любишь... - ноет Тимирев и уходит. (Пропускаем сцену в Иркутске) Колчак ходит с Софой по дому... А это ведь была их последняя встреча... Аххх... Как сильно... наплевать. Хлоп, Петроград. Видимо, июль. Построение женского батальона на площади - а вы думали, БатальонЪ был первым в героизации этой истории? Ха!



Я вам даже больше скажу - в следующей сцене Хабенский и Корнилов смотрят кинохронику Февраля, так что авторы БатальонЪа еще и плагиаторы. Кстати, Корнилова играет Юрий Ицкевич из "Контрибуции", что на кинопоиске почему-то не отмечено.



Корнилов говорит - вы первый признали революцию (что неправда). Я ж не со зла, я хотел как лучше - говорит Хабенский. Тот говорит, что керенщина доведет всех до ручки и всему будет амбецЪ и активно намекает, что собирается предотвратить хавос сам. Хабенский тоже намекает, что военная диктатура полезна в другой ситуации, а "в моих планах война с Германией, а не с собственным народом" (с).

"Во время апрельских событий на одном из правительственных совещаний Колчак впервые встретился с Корниловым, командовавшим тогда Петроградским военным округом. Корнилов заявил, что у него достаточно средств для вооруженного подавления революционного выступления в столице, и настоятельно просил правительство санкционировать такую меру. Как позднее признал Колчак, он полностью разделял точку зрения Корнилова.

...По свидетельству одного из участников беседы, «Колчак был подготовлен к разговору и не колеблясь ответил, что может принять предложение (вступить в «Республиканский центр». — Г.И.), так как вполне сознает необходимость военной диктатуры в России». Однако он заметил, что «ранее решения должен знать, располагает ли Республиканский центр достаточными денежными средствами», имеется ли сколько-нибудь конкретный план действий и т. п."
(с).



Тут как раз возвращается с фавором Керенский, который выговаривает Бочкаревой за рукоприкладство (WARNING! Плагиат!), и только потом встречает Хабенского. Далее Колчак требует от него дисциплины, разогнать Советы и т.п. Керенский-Вержбицкий истерит и напирает на новую дисциплину. Я первый признал революцию, я первый и покину флот! - пафосно говорит Колчак. И Керенский благородно принимает отставку, выслав его в США для связи с союзниками. То, что доклад был на заседании правительства, Колчак сам потребовал отставки, а предложение об Америке сделали сами американцы с его же согласия - это же мелочи. Допущение (с).

Хабенский выходит на морозъ... И вдруг видит... Боярскую! Красивая музыка! Он бросается к ней, целует ей ручЪки и говорит, что ему без нее плохо...



Выкуси, Марлон Брандо!

Но тут же вдруг резко разворачивается, выходить на улицу покурить, видит разложившихся матросов и передумываетЪ. Сказав бабе "ай лав ю форева", он отважно уходит за границу как белый парус, а качающая шляпой из гардероба папани Боярская говорит, что будет его ждать. После долгой тянучки в американском посольстве Колчак говорит, что поедет, если те вывезут его семью из Севастополя, и добрые америкосы соглашаются увезти ее в Париж. В самом Севастополе какая-то лажа. Какой-то очередной безымянный офицер, которого мы видели, ночью в одиночку бегает от матросов с винтовками, отстреливаясь, но в итоге его убивают и обирают. За что? А хрен знает. Но этот самый подручный Колчака, который должен был вывести семью. Именно то, что письмо мужа не было доставлено, приводит к тому, что Софочка не хочет уезжать с англичанами - поворот сюжета в лучших традициях графоманов!

Пропускаем эпизод в Иркутске. Севастополь, обрыв. Матросы вяло и скучно топят господ офицеров, которые усердно крестятЪся, а потом их нарисованные копии картинно торчатЪ в воде. Причем сцену, чтоб не напрягаться, тупо спионерили из фильма 1936 г. "Мы из Кронштадта", не то что камни, чаек и порванные рукава не забыли: слава советскому кино!




Но что еще лучше, так это то, что стихийные расправы с офицерами пришлись на декабрь-февраль, а у нас тут лето. А написано вообще "ноябрь". Хотя это здесь обычное дело.

Сериал продолжает имитировать зиму. Красные плакаты, разъезжающие матросы, Тимирева пытается пройти к мужу, бабу арестовывает патруль, но ее тут же отмазывает вовремя подбежавший супруг с помощью какого-то чудо-мандата. В ответ дома - "Ты служишь советской власти?" Охренеть, да, офицер флота подчиняется Совету, какая невидаль. Опять какая-то тянучка про письма. Внезапно Софочка, она слышит стрельбу на улице, которая, однако, не будит спящего Ростилава - какъ трогательно! Но тут врывается какой-то вестовой Колчака, который сообщает, что матросы убили семью флаг-капитана Хромова и идут убивать Софу! Да, вот такие вот красные звери - решили убить семью бывшего командующего неизвестно зачем. Хотя в реальности мотивация их уже исследована. И семье остается только взять вещи и идти пешкомЪ аки семье Иисуса при побеге из Иерусалима в ЕгипетЪ...

"Фильм 5. Счастье". Пятерка матросов подъехала к дому и стала стучать в дверь с криком: "Служба газа Проверка документов! Где ваша регистрация!" Конечно, семья, уже спрятавшаяся на улице, не ответила, и матросы под церковный орган а-ля фильмы о Дракуле (я не шучу!) стали ломать двери. Все бы прошло благополучно, если бы не лауреат премии Дарвина Роза Карловна, которая в последний момент поперлась обратно за Библией, а когда возвращалась, ее картинно пристрелили с балкона. Эх, молиться надо было во время бега, вот тогда бы была жива. Прощай, абсолютно не нужный персонаж!

А в Петрограде Боярская пытается незаметно ходит по улицам, выбирая самые скромные шляпы.



В городе голод и разруха. Боярская кормит ту самую безликую подружку, у которой тоже убили мужа, хлебом и кипятком. Остается только удивляться, как в таких нечеловеческих условиях у Боярской есть время на укладку волос, чистку платья и макияж. Вот он, героизмъ настоящихъ русскихъ людей!!!1 Подружка стонет как в худших порнофильмах бразильских сериалах, жалуется на жизнь и говорит про пришедшее письмо Софы (жаль, вы не видите всей наигранной театральности этой сцены, я с трудом удерживался от хохота). Правда, письмо Софа написала не Боярской, а Колчаку... Не ищите логики.

В Севастополе наигранный цирк продолжается. Софа, сидя на конспиративной квартире, тоже несет что-то истертое, собирая сына в дорогу, чтобы вывезти его под чужой фамилией в партийную эмиграцию к бабушке. Пацан героически пытается выдавить из себя слезы и актерскую игру, а я все-таки не сдерживаюсь и ржу.

Бесстыже растянутая на несколько минут сцена расставания с Ростиславом, накачанная так, будто расстаются с самим Иисусом, наконец заканчивается. Опять саспенсовый Иркутск, Колчак болтает, что хотел продолжать войну с Германией и вступил в британскую армию. О том, что попал в Россию он не без помощи англичан, которым был нужен авторитет в разгорающейся Гражданской войне (см. Иоффе, Колчаковская авантюра), он, конечно, не сказал, сказал, что его вызвал русский консул в Пекине.

Итак, бах, Пекин. К консулу сразу приходят одновременно генерал Жанен и генерал Нокс. Обоих, кстати, играют иностранные актеры - француз и британец. А что Жанен был в тот момент далеко от Пекина, да и с Ноксом Колчак встречался в Токио - так это ж допущение!



Начинается краткий обзор событий от консула Колчаку, в котором все перепутано. Он несет бред, будто Корнилов взял Ростов - на самом деле, Ростов почти весь 1918 г. был под властью немцев и белые вошли туда только под Рождество, а Корнилов погиб еще в марте 1918 г. Ни слова про появившиеся после чехословацкого восстания многочисленные "правительства" Урала, Поволжья, Сибири и Владивостока. Вместо этого говорится про Директорию в Омске, разрываемую противоречиями. На самом деле, как хорошо известно, Директория была сформирована на основе соглашения этих "правительств" в Уфе в сентябре 1918 г. За это время Колчак успел побывать в Шанхае, полосе отчуждения КВЖД (где было еще одно "правительство") для формирования вооруженных отрядов, Токио и лишь в сентябре прибыл во Владивосток, где узнал о Директории. 9 октября она выехала в Омск, сам Колчак прибыл в город спустя четыре дня и стал 5 ноября ее военным и морским министром. Ну да, допущение, допущение...

Но это было потом, а пока консул предлагает ему сформировать армию в КВЖД. Причем в этой реальности консул отчитывается прямо перед Ноксом и Жаненом, ха-ха. И хотя Колчак слова не ответил, в следующей сцене он под церковный гласЪ едет в Харбин... Ах, нет, вру. Это Боярская едет, так как ее муж служит, сволочь такая, большевикам и едет посреди войны во Владивосток разоружать Тихоокеанский флот... Хотя нам только что сказали про восстание чехословаков, отрезавшее всю страну от Урала и Сибири - короче, срать на хронологию! По пути ей попадается плохо переодетый Егор Бероев, который разбалтывает ей, что Колчак уже в Харбине, и та... ПРОНИКААААААЕТСССЯЯЯ!!!

Блять Хлоп, Харбин, снятый где-то в Питере, где на улицах тупо повесили китайские фонарики. Шедеврально; даже Бероев сказал: "Что Харбин, что Петроград, один черт!" Еханый бабай, да в 90-е в "Экспрессе до Пекина" Питер замаскировали под Китай в сто раз убедительнее!



Колчак что-то говорит про Софу. Бац, опять Севастополь. Да твою мать!!! Ах вы бездари!!! Перестаньте тасовать свои сраные города с открытками!

В Севастополе тот самый пляж, где топили офицеров, снятый сразу после вышеприведенной сцены - и это отлично видно. Какой-то матрос вылезает из воды и истерично кричит, что видел трупы с камнями - ну, короче, перед нами экранизация старого интернет-мифа, который мне лень искать. Матросы с ужимками квнщиков выволакивают из воды не особенно разложившиеся за полгода трупы, а Софа в исполнении окончательно обездарившейся Ковальчук сидит в стороне и, не особо привлекая внимание, пафосно страдаетЪ ерундой.



Далее еще овер до хрена абсолютно ненатуральных страданий как в колхозном театре, так что пропускаем.
Бац, Владивосток. В фильме, как известно, баба бросила Тимирева прямо в вагоне, истерично собирая чемодан - тут же они говорят об этом в городе, причем сука просит еще и деньги на билет. В итоге она вынуждена загнать на рынке свои часы. Это тоже неинтересно и скучно.

О, глядите, опять питерский Китай и один из многочисленных отрядов, сформированных в полосе КВЖД. Определенной информации о их виде почти нет даже на сайте Колчакия, так что их тупо нарядили в обычную военную форму со щитком, скопированным с фотки Колчака.



Посмотрев на легионы русских людей, Колчак бросает: выведите людей с дождя - и уходит. Эта мегаважная сцена с мегамассовкой была нужна, чтобы АдмиралЪ понял, что в Харбине ловить нечего. Гениальный прием, да.
Тут приходит Андрей И из передачи "Искатели" и называется атаманом Семеновым. А-а-а-а! (ору от восторга)



Очень плохо играющий Андрей сначала садится, чтобы посмотреть, как переодевается АдмиралЪ (олл ю тэйк оф ю шуус...), но тот его выгоняет. Пока на улице семеновцы жрут мутный, как в "Деревне Дураков", самогон, сам Семенов объясняет Колчаку, что зря тому предлагают пост министра в Директории, лучше дружить с Японией, как он. Короче, суть этой грошовой по исполнению сцены в том, что Семенов плёхёй и потворствует японцам, а Колчак добрый и благородный и не торгует Россией, а если он и ездил даже потом в Токио и разливался соловьем о любви к Японии, то мы вам об этом не скажем.

После этого Колчак тут же поумнел и решил ехать в Омск, к Директории. Эх, а жаль, что не показали, как господин АдмиралЪ в Харбине потакал полушайкам полковника Орлова против Семенова, да и поссорился не только с Семеновым, но даже с главой всей полосы Хорватом. А все благодаря своему покладистому характеру! Тут Смирнов, включивший себе телепатию, сообщает Колчаку, что в Харбин едет Боярская, а заодно показывает газету аж за декабрь, где говорится об убийствах на флоте. Наконец приезжает Боярская, успевшая захватить очередную вонючую шляпу и потратить часть вырученных денег на помаду для своих жирных губей. После череды скучных-скучных-скучных соплей они приезжают в церковь, крестятся, гуляют, пиздят ни о чем, целуются, трахаются (ЗА КАДРОМ!!!), ходят по пасторалям и так далее. В общем, Роисся, которую мы потеряли, плавно трансформировалась в аналогичный Китай, где тоже можно ни хуя не делать, пока где-то идет война. Единственное, что хорошо: реализм - где-то так и было, только был не Харбин, а Токио, и не Смирнов, а Рыбалтовский, не часы, а ожерелье. Подробности можно узнать у Плотникова.

После потрахушек, прогулок и романтического пиздежа Колчак отвозит ее на вокзал, а сам в одиночку уезжает в Омск, обещая взять потом. Отговаривается какой-то там опасностью и т.д. Бац, Иркутск, Колчак диффамирует о Семенове, который-де, зверствовал очень. А сам Колчак, конечно, гуманист. Комиссия не без резона говорит, что разница между ним и Семеновым - что он шакалил на союзников, а Семенов на японцев. Тот делает глазки и говорит, что просто хотел помощи от заграницы. И тогда его спрашивают о самом интересном - колчаковском перевороте в Омске, и тут АДмиралЪ с честным сердцем врет, что власти не искал и принял ее как крест. Да-да, не искал, чего уж там, он вообще диктатором стал случайно! А всякие там Иоффе и прочие совковые историки лгут!

Сам переворот, когда кучка казачьих офицеров арестовала правительство и их пришлось спасать чехам, а эсеры пытались сопротивляться, не показали, а жаль, много было интересного. Читайте книгу (с). В общем, сразу сцена из фильма: присяга ОдмиралЪу войск где-то посреди снегов, хотя в реале это было в Успенском соборе Омска. На заднем фоне среди триколоров ненавязчиво развеваются флаги Британии, Франции и Америки. Японии почему-то нет. Хабенский орет хриплым голосом что-то религиозно-булкохрустное. Какой-то старый хрен для большего пафосу падает на колени, и весь строй поддерживает флеш-моб и на этом скучнейшая серия заканчивается.

"Фильм 6. Мятеж". Уфа, декабрь 1918 г. Сразу показывается, какие же это сволочи - чехи. Стыбздили во время перевоза золотого запаса, который белые войска честно спёр... то есть, захватили у большевиков в Казани, какие-то там золотые монеты и не хотят возвращать. Правда, я читал "Русское золото" Будницкого и, кажется, там обошлось минимальным воровством, не так просто утащить мешок золота как кажется. В общем, обе стороны спихивают все друг на друга, и какому-то бухгалтеру приказывают за сутки найти деньги или секир-башка, иначе злые чехи возьмут охрану на себя.

Владивосток. В том же Питере, кстати, деньги закончились еще на прошлой серии, но это говно все равно растянули вдвое. Боярская невозмутимо гуляет с мужем, которого кагбэ бросила, и все это абсолютно нормально. Но тут приходит письмо, что Калчак ждет Боярскую, и Тимирев только говорит: "Прекрасно". Высокие, высокие отношения. Ну вот почему моя бывшая не разделяла мои полигамные чувства? Наверно, потому что не было в ней благородных традиций прошлого...

Тут Хабенский в новом георгиевском кресте и погонах адмирала, которые присвоены ему самим собой правительством, важно цитирует реальные слова Колчака, что путь партийности губителен (Ленин весело смотрит с прищуром). Тут подскакивает министр Пепеляев, который сообщает, что чехи хотят ЗОГхавать золотой запас. И тогда Хабенский решает ответить им страшным оружием - Безруковым в образе генерала Маркова, которого почему-то зовут Каппелем! Тот, получив телеграмму, надувает щеки и идет разруливать с чехами за золото. А мы знаем, как он это умеет...



Каппель Белый берет свою БРИГАААДУ, расчехляет волыны и едет на стрелку... Та, та-та, та-та, та, та, та, та-та, та-та... Ах, нет. Нет. Тупо в следующей сцене чехи дрожащими руками выбрасывают из карманов на шинель золотые бранзулетки, причем судя по размеру кучки, там они натырили целый ящик. И как только по карманам рассовали? Безруков смотрит на это с тоскующим лицом... Конечно, эта сцена - полный вымысел: несколько ящиков чехи, видимо, действительно сперли, но уже при перевозке в декабре 1919 - январе 1920 г. и это никому так и не удалось доказать; само золото было в основном под контролем союзников, а Каппель после захвата запаса в Казани больше не имел к нему отношения; не говоря уже о том, что больше всего золота сами колчаковцы отдали в зарубежные банки и теперь его России не видать никогда. Короче, эта сцена - позднейшая расплата булкохрусточников с чехами, разграбившими пол-России при попустительстве боявшихся им слово сказать господ белодельцев. Но это же лишь допущение! Победа в кино есть победа в жизни! Вся эта херня идет 12 минут. А потом Колчак и Каппель отмечают предприятие чайком в резиденции. Интересно, целоваться будут?

Бац, Владивосток. Тимирев уезжает, наконец-то покидая свою горе-невесту, перемешивая претензии с хнычем, а та перед ним извиняется, говоря что-то типа: прости, но я тебя не люблю, Ипполит... Тьфу ты, то есть, Тимирев. Выглядит это так же интересно и эмоционально как могильная плита.

И тут БАБАХ!!! Сразу восточный фронт. Мудрый как столетний утес Колчак героически стоитЪ в обставленных мешками и ящиками окопах посреди снега, пялится в перископ, а потом для удобства в старый биноклЪ. На просьбы штаба не валять дурку и уйти из-под пуль он важно посылает всех нах вонЪ. Наденьте хотя бы от дубленку от Армани тулуп - хнычет штаб. Тулуп отставить - важно говорит Калчак только шубу с селедкой! Все героически стреляют куда-то в пустоту и наступают длинными шеренгами по десять цепей сразу.



А где, пардон муа, наша героическая белая конница? Где наши славные белые кавалеристы? - говорит Омиралъ. И тут из леска с фланга ленивой походкой выскакивает во главе какого-то табуна он - ЧАПААЕВ!! Каппель! Хабенский так смотрит медленно на него - ах, колышки-воробушки, ну наконец-то! За Родину! За булку! - кричит Безруков и машет саблей, как в детстве, и подскакивает къ краснЪй свЪлЪчи, которая настолько слепошарая, что даже не замечает его.



Картинно покрошив кучу красных орков, но без крови (ибо он дооообрый), Безруков разворачивает орудия, пулемет и косит сволочь в спины, махая саблей. Выглядит это получше "Страстей по Чапаеву", но несколько уступает "Чапаеву" 1934 года. Так как кроме Каппеля никто на целом фронте не воюет, то Колчак с ним опять гуляет на лошадях в Омске видимо, Уфе, во главе целого парада, приветствуемого радостными криками толпы. А не назвать ли нам в честь вас какую-нибудь батарею? - пафосно говорит с прищуром ОдмиралЪ. Нет, - качает головой Каппель, лучше БРИГАААААДУ!!! не надо, я скромный. После окончания парада восхищенная общественность дарит ОдмиралЪу живого гуся, в знак благодарности. Усмехаясь, ОдмиралЪ делает вид, что не понимает тонкого политического намека на хромого гуся, и отдает его конвою со словами: голодным детям, детям, детям, товагищи! После этого он входит на трибуну и вещаетЪ, что взяты Пермь, Ебург, Елабуга, а до Деникина всего сотня верст, так что руки вверх и дэнс-дэнс-дэнс, контрреволюшн! С нами Богъ, правослабные, даешЪ звонЪ колоколовЪ и гимнЪ "КолЪ СлавенЪ". Дэнс-дэнс-дэнс, "КолЪ СлавенЪ"! Но Родина - это еще не все! Ведь есть любовЪ к самому святому - к женсчине! Одмиралъ пафосно приходит к Боярской куда-то и подЪ музыку страстно целует трахает обнимает.

А в Севастополе, который оккупировали англичане (в реале французы, но всех похуй), Ковальчук по-прежнему страдаетЪ, пытаясь изобразить актерскую игру. Правда, на улице она натыкается на того самого графа. Тот пытается ей набиться в филантропы, но она узнает от него, что, оказывается, уже почти полгода в Сибири воюет Колчак!!! Ну вы понимаете, в те времена не было газет, телеграфа и радио и поэтому никто в Крыму даже не подозревал без посторонней помощи, что где-то есть Верховный правитель Колчак! Известие действует потрясающе, Ковальчук тут же оживает, молодеет, пляшет пьет шампанское и решает ехать в Сибирь. В глушЪ, в СибирЪ, к мужу!

Схема "немного войны, много пасторали" работает и в Омске. Так как во время войны, как показывает сериал, остается очень много свободного времени, Хабенский и Боярская в новой модной шубке гуляют по счастливому Омску, буквально забитому продавцами и гуляющей публикой. Да, я понимаю, после чтения мемуаристики и газет может сложиться впечатление, что Омск был маленьким сибирским городком, в котором в 1919 г. году из-за "столичного" статуса было чудовищное перенаселение, пол-правительства жило в вагонах, всюду была полунищета и разруха, страшная спекуляция с подделыванием не только хлеба, но даже махорки и так далее. Но это неправда! Сериал четко показывает, что всюду, где свергнуты большевики, автоматически возвращается режим РКМП и полное благорастворение воздусей! Параллельно ОдмиралЪ успевает показать Боярской прорубь-крест на крещение, которая, как покажет дальнейшее, будет не замерзать весь год. А потом они шутливЪ бегутЪ на гЪрку и катаютЪся на саняхЪ. Какъ жѣ сiе умилитѣлъно!

Тут как раз приходит Каппель (напоминаю, других полководцев на фронте нету) и тут же героически решает ехать на фронт. И все бы хорошо. Но тут приходит смс-ка хрен знает от кого, что семья торчит в Севастополе. Наверно, Софа Почтой России отправила сообщение. Узнав об этом, Боярская делает каменную харю (а ей и стараться не надо) и монтажом оказывается страдающей в ночи где-то на задворках.

Ну, а теперь немножко обЪективЪности! Помните, при просмотра фильма многие спрашивали, почему не затронута тема блааародного белого террора? Так вот, тут эта тема, в отличие от обнаженки Боярской, раскрыта! Злёй Семенов призжает в какое-то село, берет пару человек, привязывает к столбам и делает им водные процедуры, чтобы они на морозе закалились. А потом говорит всем, что это за братания крестьян с большевиками и он так будет делать с каждой третьей семьей, а для особо непонятливых пару человек лупит нагайкой. Ахъ, какой же этот грязный мужикъ Семеновъ... неблагЪрЪдный...



Блааародный Колчак требует лишить Семенова званий, орденов, дачи, машины и высечЪ. Увы, этим все и ограничивается и весьма характерЪная история, как АдмиралЪ был вынужден схавать молча грандиозную атаманщину в тылу, заканчивается. В Севастополе продолжается тот же неинтересный треп с каким-то моряком, который уговаривает ее валить в Румынию, но это неинтересно. А в Омск к Одмиралу вваливается та самая Бочкарева, о которой все уже успели забыть, ибо она важнее для Белого движения, чем все остальные герои! Кстати, играет она хуже чем Томми Вайсо в своем известном шедевре... Но ее не принимают, так как Бероев (вот суки, и на массовке экономят) разговаривает с японцами и картинно выговаривает им, что Семенов зверствует. Ага, оказывается, Омск очень зверства беспокоили, а не то, что атаман тупо ему не подчиняется. Внезапно снова те же задворки и Боярская в шубЪке, но это ни к чему не ведет (как видите, в сериале монтаж ненамного лучше чем в фильме). О том, что Семенов послал Одмирала вонЪ нах, ему говорить боятся, ибо Хабенский болен. Тут как раз Боярская продирается через Бочкареву к своему суженому-ряженому и утешаетЪ едва дышащего в постели... Эх, жаль, не потрахались во время болезни, как Билан в "Герое", это было бы еще трагичнее.

И затемнение... под трогательную музыку и стрельбу за окном... Потому что это демонстрация реального восстания в Омске в декабре 1918 г. - вот так за какой-то месяц у власти ОдмиралЪ успел задрать рабочих и солдат, которые подняли бунт под руководством большевиков. Правда, вместо восстания с захватом военных частей и зданий нам показывают какую-то абсолютно идиотскую перестрелку двух безликих отрядов посреди сада ледяных фигур (!), причем планов на разлетающиеся фигуры гораздо больше, чем на людей. Вот это прием по маскировке недостатка бюджета! Спилберг узнал, локти съел бы от зависти. Так и вижу режиссера, который снисходительно ему говорит: "Мэээ... А вот на эту сцену боя мы потратили пару пулеметных лент, несколько пуль от пневматики и много ледяных статуй... И все-о-о..."



Ну, правда, там еще показано весьма сумбурное нападение на тюрьму и оцепление Белого дома Адмиралъа, но ничего интересного нет, кроме момента, где гнусный усатый большевик медленно и равнодушно добивает раненого. По законам булкохруста большевики злые, но умнее белых, поэтому они освобождают арестованных Колчаком, среди которых один из следователей на допросе, Попов. Причем они буквально насильно выволакивают этих эсеров-меньшевиков из тюрьмы, кагбэ показывая - лучше казнь у белых, чем кровожадное освобождение руками большевиков!

Собственно, об этом и идет речь на допросе. Хабенский признает, что в тюрьме было 22 члена Учредительного собрания, арестованных якобы за участие в этом самом собрании (а на самом деле за попытку препятствовать перевороту Колчака) и это-де был единственный способ.

"Фильм 7. Модный Приговор". Преломление в мозгах сценариста знаменитой расправы с "членами Учредительного собрания". В данной реальности отряд правительства прибегает после большевиков, когда заключенные даже не пытаются разойтись (видимо, так целые сутки в коридоре и просидели). Отряд освобождает начальника тюрьмы, которого красные почему-то посадили в кутузку, хотя тюремщиков расстреляли. Помявшиеся зеки заходят по широкому жесту обратно в камеру. А дальше бред - командующий отрядом поручик видит труп тюремщика, оказавшегося его братом (джими-джими-джими, ача-ача-ача), и тут же хриплым голосом приказывает вывести абсолютно ни в чем не виновных зеков во двор.

Но давайте лучше посмотрим еще соплей, как Боярская ухаживает за Одмиралом? Приперается Пепеляев, который говорит, что все нормально, восстание подавлено, эсеры сами вернулись в камеры. Колчак, едва встав и заговорив, тут же просит, чтобы Пепеляев лично проследил за законностью ареста, ибо Колчак очень законен, да. Увы, безумный поручик уже половину их убил, долго и натужно изображая из себя поехавшего. Но тут Пепеляев успеваэ, пока поручик возился с Поповым на полу, и трагедия заканчивается: рыдающий как девка Попов отделывается пулей в руку.



Все это - превосходящее все, что было до этого, наглое, гнусное и циничное вранье сценаристов, за что они уже достойны расстрела. Так как хорошо известно, что в реале это было четко спланированное преступление кучки офицерни с изуверской сознательной жестокостью, за которое никто не понес ответственности. А реальный К.А. Попов выжил лишь потому, что был в тифозной камере. Но нам же не привыкать к допущениям!

Иркутск, выживший чудом Попов вполне точно говорит - что с того, что поручик был арестован, если его тут же отпустили и помогли скрыться? А контрразведка после восстания зверствовала по всей Сибири. Колчак делает большие глаза - ну... трагедия гражданской войны... И вообще, я приказов не давал, я такого не знаю, этого не было, а если и было, то это военная необходимость, а если не необходимость, то это все эксцессы. Забавно, что тут обленившийся сценарист мельком цитирует протокол. Мельком, потому что целиком Адмиралъ в попытках отбояриться, мол, не знаю-не помню и вообще, я "был болен и едва дышал" (с) - выглядит в нем очень омерзительно.

И вдруг туманная как Трансильвания при Дракуле Украина... Ростислава в счастливую Еуропу везет верный вестовой Колчака... Путь им преграждает, как и положено в Убервальдах, затерянный на тропинке патруль злых краснюков, которые говорят на плохом суржике. К счастью, ин Совет Раша vodka уже тогда была валютой, так что бутылочки самогона из Деревни Дураков и шмата сааала достаточно, чтобы их отпустили!



Так что вестовой везет пацана через Днестр... Но тут набигаит беспощадный отряд красных орков и начинает беспорядочно шмалять по лодке! Героический холопЪ-вестовой гибнет в попытках прикрыть своим телом батюшку-барина... И несчастная белая кость добирается до места сама, после того как очень злые, но очень тупые орки потратили патроны...

ОмскЪ. Отчаявшаяся выбить себе пенсию Бочкарева буквально кидается на авто Колчака и пытается привлечь внимание обнаженными сиськами. Не успевает он охренеть от сумасшедшей, как резиденция Колчака взрывается! Блаааародный аааамирал бросается к развалинам и лично спасает пострадавших как мчс-ник, а заодно тут же дарит пенсию Бочке! Вот так, по мнению сценариста, выглядит взрыв в резиденции Колчака, когда охрана по тупости поставила ящик гранат у печки. Правда, это было 25 августа, а на экране зима, но вы уже поняли - погода здесь никогда не совпадает.

После этого охренительно важного эпизода Хабенский приходит в тюрячку, где долго и нудно кричат: "Встать!" на Кирилла Пирогова.



Тот не хочет.



И Одмиралъ начинает допрашивать его самЪ. Как оказалось, это какой-то безымянный эсер, на которого сваливают покушение. А еще он террорист со стажем и поубивал кучу невиновных людей, хотя и учился на филолога. Кто-то тоже хотел стать полярником - хмыкает Пирогов. Следует кагбэ пафосный диалог, в котором ничего интересного. Напоследок Пирогов говорит: "У меня есть просьба... Я хочу на обед курицу в соусе с поджаркой, а потом посрать в вашу фуражку, и чтобы Мэй Уэст села мне на голову, потому что у меня член дымится Нет, ничего...". Да, к слову, никаких данных о том, что взрыв был покушением, историками не выявлено - новосибирский исследователь Штырбул об этом целом книгу написал, а Шишкин ему еще и ответил.

ПарижЪ. Софа тоскуетЪ. Вот такая вот она потоскунья. Пропускаем. Омскъ. Пепеляев принимает Жанена. Тот лицемерно лжет, что Франция помогает России как союзнице и не время говорить об условиях, но чехи все равно уедут, ибо "они выполняют свой долг с честью" (с). Это все объяснения. Колчак, говоря на французскомЪ, настаивает, что не может принять Жанена главнокомандующим, ибо честЪ и долгЪ, а еще ему нужно снабжение. ПропускаемЪ. Колчакъ, Боярская, письмо из Парижу. Схема старая - в стомиллионный раз Боярская ревнует и уходит на задворки, в третий раз гладит там собачку, и видит, как на задворках отпевают какого-то мужика. Она проника-а-ается, идет в госпиталь, где очень мирно и спокойно, и геройски поступает туда медсестрой на пол-ставки. В реале она служила машинисткой при правительстве, но это же не так пафосЪно!

Тут как раз к дому покойника приезжает Хабенский, и мы понимаем, что эти задворки - квартира Боярской. "Мой муж умер" - говорит старуха. Хабенский отыгрывает: "Примите мои самые искренние... Хм... А где Боярская Анна?" Узнав, что ее нет, он зачем-то осматривает дом, который внешне выглядит как крестьянская изба, а изнутри как маленький особняк (! магия, мать ее!), и находит ее письмо о том, что ради Хабенского и его бабы Боярская уходит в госпиталь отдавать свой долгъ зарплатой медсестры. Иркутск. Хабенскому ставят в претензию воровство золотого запаса, а тот отвечает, что это брехня, и вообще, волки позорные, я видел, как ваши охранники у умерших от тифа все воруют, сволочи большевицкие! (эпизод вымышлен). А еще я кхахаха-кхххх-ха-а-аа... врача! У меня насморкЪ! Париж. Писем нет. Софа и Слава тоскуютЪ. Но скоро белые возьмут Москву и все будет замечательно и мы вернемся домой. А ВОТ ОБЛОМАЙТЕСЬ, БЕЛЯЦКИЕ СВОЛОЧИ, ХА-ХА-ХА-ХААААА!!! Омск. Хабенский пишет письма прямо в госпиталЪ, что должен ехать на фронт - победоносное наступление выдохлось на фронте из-за плохого снабжения союзников. И вот снова бои и фронтЪ.



Снова сценка "сценарий за три рубля". Истеричный вопрос: поцчиму мы не стреляем?! Не менее истеричный ответ: Снаряды! Снаряды кончились в супермаркете! И патроны! И вода... И свет... И газ... И телефон... То есть, связь со штабом. Но наконец связь восстанавливают, и Безруков, как в том фильме, где он все время базарил через Мегафон, берет трубку и начинает орать: мы вынуждены отступатъ! Ни хрена, отбрасывайте большевиковъ, иначе они прорвутся в тылъ - пафосно отвечает Калчакъ в своемъ вагоне. Безруков тут же кладет трубку и пафосно говорить: Падать каня! Командовать самоубийством буду я!

Начало
Окончание
Subscribe

  • Корректность по-европейски

    Пока в Голливуде считают квоты чёрных, азиатов, ЛГБТшников и прочих «особенных» личностей (подробно тему разбирали здесь и…

  • Кино про евреев

    Религия – заметный и влиятельный фактор в нашем обществе. Кто -то решает навсегда порвать с религией и вести светскую жизнь. Другие видят в…

  • Возвращение Будулая, или неопрятная предсказуемость

    Родимый Голливуд, наконец, разродился давно обещанным продолжением истории про Кинг-Конга, не забыв прихватить туда и Годзиллу.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments