voencomuezd (voencomuezd) wrote in movie_rippers,
voencomuezd
voencomuezd
movie_rippers

Адмиралъ. Серии 1-3



год: 2008
страна: Россия
слоган: «Ибо крепка, как смерть, любовь»
режиссер: Андрей Кравчук
сценарий: Зоя Кудря, Владимир Валуцкий
бюджет: $20 000 000
сборы в мире: $38 135 878 сборы
сборы в России: $34 518 207 сборы

После потрошения "Страстей по Чапаеву" я понял, что мне на самом деле нравится потрошить исторические сериалы, тыкая авторов в их же собстсвенное дело. И решил я продолжить тему, разобрав самый подходящий образец - знаменитый "Адмиралъ".

Вы скажете, что фильм и так был в свое время распиарен и про него писали все, кому не лень. Да, но я не про фильм - а про сериал! Я лишь недавно понял, что пропустил его - и не мудрено, сериал показывали аж спустя год. Как известно, если фильм смотрели все, до сериала добрался не каждый, а отписались и вовсе единицы. Тем не менее, многие заключали, что сериал более подробен, чем фильм, более связен, логичен, там больше уделено внимания характерам персонажей и даже - что было неожиданно - дается некоторое подобие объективности в изображении белого движения, далекое от апологетики.

Да и без этого сериал нетривиален. Это был далекий 2008 год, никаких Ливий и Сирий, казалось, мир будет вечно стоять, а Первый канал богатеть. "Адмиралъ" стал для страны чуть ли не самым дорогостоящим и распиренным проектом, с которым мог потягаться разве что "Сталинград" и "Утомленные солнцем". 20 миллионов долларов бюджета, более 300 костюмов, 10 часов действия, едва ли не все мало-мальски узнаваемые лица в кино в одном флаконе, фантастический пиар, волна обсуждений размером с девятый вал, выход книг и телепередач, масштабная трехмерная графика, премии и награды, саундтрек от Дайнеко, Меладзе и Любэ, даже "Иронию судьбы-2" сцепили со съемками. Не говоря уже о культурном влиянии по переписыванию истории, в частности, именно сериал закрепил эту моду на твердые знаки куда ни попадя. Все это он - масштабный историческо-мелодрамный эпосъ "Адмиралъ"!

Итак, пристегнитесь и отправляйтесь в 2008 год!


После нескольких рваных кадров в слоумо начинается собственно действие, перевернутое вверх ногами.



Это та самая игра в фанты. Хабенский шутливо пытается заставить капитана флота, стоящего на голове, перестать отрабатывать фант, но заболевший Стокгольмским синдромом офицер с улыбкой хочет пройти унижение до конца, поэтому мужики валятся оземЪ. Происходит все это на базе в Гельсингфорсе летом 1915 года, где господам офицерам больше нечего делать. И все вокруг носят белыя кителя - не потому что летние белые кителя так тогда носили, а потому что лепота. Вторым фантом загадывают поцеловать первого, кто войдет в эту дверь. Помнится, "Большая разница" неплохо простебала этот момент, когда в ее пародии после фанта зашли революционные матросы. Так и есть: Хабенский говорит: "Это не смешно! Первым сюда войдет вестовой матрос, которого я отправил за шампанскимЪ". Но, как мы знаем, вошла Боярская. Хабенский, поломавшись для виду, сосется с чужой женой подходит к ней и мнется. Та, рассмеявшись, толкает матроса с шампанскимъ. Разбитый бокалъ. Крупный планъ. Слоу-моъ. ГулЪ. Заглавiе фильма!

После этого идут титры, действительно хорошо стилизованные под написанные чернилами письма, да еще и под неплохую музыку. Причем в титрах спецэффектов больше, чем в стандартном российском фильме. "Фильм первый. Война" - пафосно объявляет сериалъ. Пафосно и брутально показывается сцена установки мин и шествие многострадального эсминца "Сибирскiй стрелокъ", срисованного с эсминца "Буйный", к тому времени окончательно устаревшего.



Все офицеры стоят на палубе в парадной форме и с советскими кортиками. Хабенский пафосно курит папиросину и отрывисто отдает указания. К нему обращаются "господин капитан 1 ранга" (!) и сообщают, что в море вышли два крейсера противника. А ведь мы на вражеской территории! - тут же паникует Тимирев. Да, русские флотоводцы настолько суровы, что ставят мины на территории противника... Но Хабенский решает не отступать и продолжать установку.

Вообще, установка мин выглядит вполне убедительно, да и антураж неплох. Увы, картонность диалогов и посредственная актерская игра (особенно матросиковЪ) порядком портят впечатление. А вокруг туманъ... Белый туман. Похож на обманъ... Никаких сигналов вокруг не видно и даже автогудка не слышно. Тимирев героически пялитЪся в белую стену, ни фига не видя. Кстати, в жизни он был флаг-капитаном по распорядительной части штаба флота и потому в море вряд ли ходил. Но вы же понимаете, это маленькое историческое допущение. Колчак тоже ведь в тот момент был начальником минной дивизии из 20 кораблей и в море ходил всего дважды. А Тимирев как раз идет к Колчаку, у которого в кабинете аж две иконы - одна на стене, другая на столе.



Тимирев спрашивает о настольной: Казанская Богоматерь? Да, супруга в лотерею выиграла подарила, - подтверждает КолчакЪ. Тогда желающий попонтоваться Тимирев тоже показывает подарок супруги - портсигар с фоткой Боярской. Хабенский смотрит и, конечно... проника-а-ается... Эпизод не имеет ВООБЩЕ никакого смысла, потому что тут же надо срочно подниматься на палубу - на русских надвигается отшень злёй германский корапль - унтер-вундер крэйсер "Фридрих Карл", с которого отлично слышно, несмотря на туманЪ, немецкие выкрики.



Эххх, люблю немецкую клюкву! Почти так же как русскую. Реальный "Фридрих Карл" ведь погиб еще в 1914 г., на минах, кстати. Ну да ладно. Допущение (с).

Рррруссские суррровые флотоводцы... Настолько сурррровы... Что долго и внимательно осматривают крейсер и обсуждают его, видимо, надеясь, что он их не заметит. Ведь вокруг, напоминаю, туманЪ! Но нет, таки прочухали, телепаты чертовы... И сразу начали стрелять из главного калибра! Практически в упорЪ! К счастью, промазали. Всех облило волной, мокрый как цуцик Хабенский только сейчас понял, что надо бороться, невозмутимо скомандовал: к бою! и все заверте... Рында бьет, вода льется, все бегут... Немец куда-то попадает, но, к счастью, 210-мм снаряд, видимо, попал по касательной и только бензиновым хлопком зажег шлюпки. Наши героически отстреливаются 45-мм пушками времён Великой Отечественной... и что интересно, сравните разницу в эффекте!



С таким эффектом странно, как мы сразу не победили... Но тут вдруг отказывают котлы! (Кстати, в сцене боя дымят все четыре трубы эсминца, хотя в начале - только две, но это к слову) К Колчаку подскакивает обожженный машинист, который сообщает, что осколком от снаряда (210-мм снаряда!) перебит какой-то там трубопровод (?), на починку нужно полчаса. Вскоре снаряд уничтожает один из артрасчетов, а потом контузит самого АдмиралЪа. Далее стереотипное слоумо, и Хабенский, почувствав в себе ССССИЛУ, лично ковыляет на мостик, где воскрешает криком мертвого комендора и лично совершает подвиг, достойный Давида в борьбе с Голиафом - пробивает с полукилометра Фридриху-Карлу-гутенморгену в щщи куда-то по носу. Того сразу клинит, у нас решают, что у повреждена бронированная ходовая рубка, половина матросов тут же оживает и все налаживается. Хабенский логично решает заманить немца на мины, ведь осадка у эсминца меньше, чем у крейсера.

Но дальше наступает та самая знаменитая сцена, которая является самой идиотской во всем сериале - саспенсовый проход под молебен по минам. Причем тут он еще длиннее, чем в фильме, в частности, всплывшие мины Колчак отбрасывает волнами. Почему в Ворлд оф Шип такой функции нет!.. И Фридрих-Дитрих тупо взрывается на минах как пороховая бочка. Все это настолько глупо, что даже смотреть смешно. Если бы не это - я, в принципе, мог бы простить все вышеприведенные ляпы, так как спициффекты для тех лет весьма неплохи, а для отечественного кино и сейчас шикарны; режиссура отдает штампами, но в целом смотрибельна; плюс большое количество мяса и старание показать войны - в общем, для недешевого сериала вполне пристойно.

Хотя надо отдать должное - в сериале, в отличие от фильма, этому дается хоть какое-то объяснение. Оказывается, плясать на минном поле Хабенский был вынужден по вине какого-то тупого мичмана, который делал упреждение снарядов в 5 метров вместо 7. Конечно, это можно было и не вставлять в сценарий, но тогда же не было бы Саспенса! И крутости Адмиралъа! А как было на деле - кому это интересно?

Около 20-х чисел декабря я вступил в командование минной дивизией в Ревеле, как постоянно командующий этой дивизией. Перед моим вступлением в командование минная дивизия по моему плану выполнила очень удачно минные заграждения Виндавы, на которых погибло несколько немецких миноносцев и немецкий крейсер, совершенно не ожидавшие, что Виндава может быть заграждена нашими минами. В этом предприятии мне не пришлось участвовать, но, как только я вступил в командование дивизией, я решил, пользуясь тем, что наступают последние дни декабря, после чего будет очень трудно повторить эту операцию, спросив на это разрешение Эссена, выйти на постановку минного заграждения к Либаве и Мемелю и заградить вход туда. 24-го, в сочельник, я вышел из Ревеля с отрядом миноносцев, имея свой флаг на миноносце «Новик», но по выходе из Финского залива попал, по-видимому, на неприятельское минное поле. Один из миноносцев взорвался; пришлось его спасать, и таким образом предприятие не удалось. Это — первое предприятие, которое у меня не увенчалось успехом.

И вдруг хоп - Иркутск!



Темная картинка... Саспеновая музыка... Бенгальские огни монтажных переходов в ссслоумммо... Гнусныя рожи следователей на допросахъ... Нет, вообще, если бы не дурацкая музыка из слэшеров, это выглядело бы даже неплохо. Но, как понимаете, такого тут будет много...

Бах, опять Гельсингфорс! (Такие стилизованные открытки, кстати, тут весь сериалъ). Колчака приглашают к командующему Балтфлотом вице-адмиралу Н.Эссену, которому он рассказывает о минировании Данцигской бухты. Двух с половиной слов достаточно, и Эссен сообщает, что послал представление его к званию контр-адмирала. Интересная хронологическая путаница, потому что Эссен умер 7 мая 1915 г., а звание Колчак получил 10 апреля 1916 г., причем за совсем другие события.

Бац, опять балЪ! Хабенского с шампанскимЪ носят на стуле. Все бухаютЪ и танцуютЪ в честЪ КолчакЪа. Хабенский даже соглашается сыграть на форте-пиане. Ну вы знаете, все царские офицеры умели играть на форте-пиане! Боярская смотрит и проника-а-ается... Бац, лето, море, Хабенский в женском купальнике учит сына плавать и вообще, отдыхает с семЪей. Кстати, помню, я в 2008-м угорал от рассказов киношников, как они искали "историческій достовѣрный купальникъ" для Колчака, но чтобы не полосатый - при горе других ляпов в фильме. И надо же, какое совпадение, там на пляжу он встречается с Тимиревой! Я начинаю верить в судьбу... - пафосно говорит он ей с ликом Эдварда Каллена и забивает клинья, пока маман намекает супруге Колчака Софье, что слишком он с бабами знается. Но Колчаковна в исполнении Анны Ковальчук не беспокоится - муж отходчивый. А сама Боярская приглашает мужика в гости. Кстати, в этом эпизоде таки присутствует сын Тимиревых, который даже поломал маленькому колчачонку его модель фрегата, за что Колчак его немного пожурил - а в фильме про него не было ни слова, за что авторам резонно пеняли. Как видите, ошибка исправлена! Поэтому это его последнее появление на экране, бггг.

И вот опять балЪ, муSSыка, шампанское, лакеи, вальсы Шуберта... Как же все это... благЪрЪдно. Да, нудно, долго... Бесстыже нудно и долго. Но зато как благЪрЪдно!.. И что характерно, одни и те же лица на этих балах в кадре... Тут даже у самого большого тугодума должна зародиться мысль, почему спиздили деньги на массовку все эти люди бухают и веселятся посреди войны. В общем, интересного мало, Колчак все еще подбивает клинья, гости льстят теперь Ковальчук, а взревновавшая Тимирева утягивает мужа домой.

На следующее утро Боярская приезжает к подружке, та рассказывает ей про неземную любовь Колчака и его жены, как он сражался в Порт-Артуре и (с закатыванием глаз): "У него одна женщина на всю жизнь - война" Боярская: "А может, Rodina!" А может, французская булка? А в штабе как раз Эссен сообщает, что флоту поставлена задача поддерживать контрнаступление армии против немцев под Ригой. Это правильно, в фильме создавалось впечатление, что это немцы напирают на русских, а не наоборот. Помните, что операция под контролем Императора! - пафосно говорит Эссен. ВО СЛАВУ ИМПЕРАТОРА!!! (с Вархаммер). Бац, опять Иркутск. Те же саспенсовые кадры. Колчака спрашивают, правда ли он хотел продолжать войну с Германией. Тот несет какую-то ерунду про германо-славянский вопрос и признает, что признавал войну выше всего. Император одобряет. ВО СЛАВУ ИМПЕРАТОРА!!! И да, диалоги абсолютно никак не связаны с реальным допросом Колчака, протокол которого давно опубликован.

Чпок, Гельсингфорс. Софья Колчаковна укладывает спать сынишку, пока сам мужЪ ухаживает за Боярской на балахЪ. Тут к нему подходят два кинематографиста, которые просят его заснять в память кампании 1812 года (да, в разгар войны тут еще и маскарады проводят). Боярская ради такого дела даже дает ему булавку, чтобы приделать оторванную пуговицу. После съемок полюбовники, которых уже принимают за мужа и жену, бухают это осточертевшее шампанское, деньги на которые явно не с носа собирали, а потом Хабенский возвращается домой, грустно смотрит на свою спящую семью... и уходит, не заметив, что Софочка притворялась... Какая семейная трагедия, гасспада...

"Фильм 2. Возвращение". ГосподинЪ КолчакЪ и Анна Боярская изволятЪ игратЪ, окончателЪно наплевавЪ на вѣйну! И это... нѣинтѣрѣсно.



Так, опять открытка, Гельсингфорс и... что тут у нас?.. ОПЯТЬ БАЛ?!!! ДА ВЫ ОБОРЗЕЛИ!!! Блин, ну это уже слишком!
Хабенский с Боярской что-то трутЪ, та ему несет что-то романтическое, что очень скучно. Тут как раз приходит Тимирев и видит голубков за беседой. И что? И ничего. В следующей сцене Хабенский ведет ее по ночным улицам с фонариком, рассказывая еще байки. Мне кажется, вы любите только войну! - говорит Боярская с влажными глазами. А Хабенский такой: "Разве бывает по-другому? Еретичка! СЖЕЧЬ!!! Вы знаете, что ни хрена подобного!" После еще ряда соплей Боярская возвращается домой, где встречает неспящего мужа, который активно намекает, а Боярская строит из себя дуру... как всегда, в общем-то. Примерно те же терки и в доме Хабенского, но Софочка куда толерантнее мужика Тимирева к гулянкам мужа и даже согласна уехать к маме, а тот обещает сказать левакам нет, ибо верностЪ и семЪя.

Ой, что это? Море? Суда? Я и забыл, что идет война! Итак, на экране линкор "Слава", который именуют по ошибке крейсером.



Судно после установки мин возвращается на базу, и тут Тимирев находит время и место подать рапорт о переводе. Не успевает Колчак удивиться, как входит адъютант и сообщает, что с суши срочно просят подкрепления - немцы бьют. Конечно, Колчак пафосно выдвигается, и подключается к берегу через какой-то кабель. С берега дают указания, куда стрелять, немцы, получив удар сбоку, разворачивают орудия, но мажут, мажут, сволочи, по стоящему линкорокрейсеру. По этой причине Хабенский решает даже не маневрировать. Немцам удается только сбить кабель, но его быстро чинит герой-матрос, оставшийся неизвестным. А Колчак находит место и время сделать легкую перевязку Тимиреву, одновременно сделав ему кислую нотацию: не время во время войны намекать мне, будто я подбиваю клинья вашей жене. Даже если так и есть.

Ну, это снова фантазия. На самом деле это была целая разработанная совместная операция по поддержке наступления с подавлением береговых батарей немцев в Рижском заливе, как выше и говорилось. И участвовала в ней вся Минная дивизия, возглавляемая Колчаком. Колчак еще в немецком тылу высадил десант, который, правда, особой погоды не сделал, и его пришлось снять. За это Колчак получил Георгий. Причем сериал относит сражение все к тому же 1915 году, а было оно в июле 1916 г., ну и пользовались, конечно, радио, а не телефоном.

А в целом - эпизод на уровне боевого эпизода в первой серии, то есть, малореалистично, но нарисовано красиво, да и режиссерски в целом смотрится. От версии фильма отличается это только большей связностью. Так, там были вырезаны почти все эпизоды с русской армией на берегу - вполне качественные моменты, хотя и видно, что массовка была небольшая.



Но тут снова перехооод... Солдаты бросаются в атаку и нас плавно переносят обратно в мирную жизнь - Хабенский стоит в парке под дождем и ждет свою надоедливую Джульетту... Она подбегает с зонтиком и радостно говорит: а я вам письмо написала любовное азбукой Морзе! Ну молодец, еще Паскалем напиши, для большей конспирации. Хабенский говорит: мы не можем больше встречаться. Та делает большие глаза: А почиииму? "Мы что, делаем что-то неправильно? Мы же даже не перепихнулись потанцевали!" (с) Неправильно вы тут делаете все. А Хабенский, сурово: Потому что я люблю свою жену вас - и уходит. Боярская делает мордочку Хлои Морец и говорит типа - тогда письмо отдайте я уничтожу улику. Ну, в реальности в это время полюбовники обменивались письмами и не собирались ничего рвать - но... обликЪ адмиралЪа долженЪ бытЪ чистЪ какЪ его мундирЪ!

ГельсингфорсЪ. Надоело, причем тут Гельсингфорс, ставка, где служил Колчак, была в Ревеле. В общем, Боярская приперлась к Софье, но разговор как-то не клеится... И тогда обе дамы с детьми едут в окрестности города, катать детишек на саняхЪ! Тут как раз возвращается Хабенский и присоединяется к развлечению. Опять много музыки, ванили и прочей... прочей. Увидевшая всю эту радость Боярская понимает, что она лишняя и уводит сына. Вся сцена вырезана из фильма и поделом, так как не имеет смысла.

Далее приход все еще живого Эссена, который объявляет о присвоении Колчаку звания контр-адмирала и Георгия. Если не обращать внимания на то, что он таскал георгий с начала сериала, то, в общем, без нареканий - Андрей Толубеев на самом деле неплох в образе Эссена. Очень жаль, что артист скончался в год выхода фильма, Хабенский ему в одном кадре явно проигрывает. А то что реальный Эссен не был добрым дедушкой и мог на заседании назвать чиновников "говном" - кто там знает.



Тут как раз Колчак зависает в гостях у Эссена, лежащего на диване и постоянно кашляющего. Софочка после этого в постели рассуждает о том, что супруги Эссен прожили долгую счастливую жизнь. Мы тоже проживем... - говорит Колчак. Хреновый ты пророк, Хабенский...

Снова Иркутск, но там ничего интересного: Хабенский говорит, будто Эссен простудился из-за того, что не мог стоять в зимней шинели, пока команда была в летней форме, а перед смертью выразил желание доверить Колчаку пост командующего Черноморским флотом. О как.

На мой вопрос, почему именно меня вызвали, когда я все время работал в Балтийском Флоте, хотя я и занимался вопросом о проливах, — они меня интересовали чисто теоретически, — ген. Алексеев заявил, что общее мнение в ставке было таково, что я лично, по своим свойствам, могу выполнить эту операцию успешнее, чем кто-либо другой.

На самом деле выбор до сих пор не получил внятного объяснения. Колчак был большую часть жизни исследователем, офицером невысокого ранга, потом флаг-капитаном - у него до этого почти не было серьезного опыта командования крупными соединениями, причем из нескольких операций безукоризненной был, по сути, только бой в Рижском заливе. Правда, немалую рекламу ему составил разгон немецкого конвоя с шведской рудой, хотя по факту Колчак конвой упустил, а потом час расстреливал тремя эсминцами вооруженный немецкий траулер. Тут, видимо, проявилось влияние Ставки, которая пыталась заменить комфлота Эбенгарда еще в январе 1915 года: начальник морского штаба А.И. Русин рекомендовал царю Колчака как "одного из немногих адмиралов, способных провести десантную операцию" по овладению Босфором. Постоянные переназначения по желанию царя, верившему своим приближенным, типа Русина, были в годы войны нормой. О том, как на самом деле Колчак, десантировавший аж три 3 батальона, справился бы со взятием Константинополя во главе всего флота - мы можем только догадываться.

Ну, и еще там дурацкая сцена, когда на допрос приходит большевик Чудновский с папироской, внимательно осматривает всех молчащих присутствующих, а потом уходит со словами: "Не буду мешать". И все это с таким зловещим пафосом, как будто заходил не менее как сам Дарт Вейдер.

Итак, Хабенский приходит к царю в очень неубедительном исполнении Николая Бурляева, который говорит ему, что его задача - укрепление Черноморского флота, потому что-де ключ к Берлину лежит через святой Константинополь.

Он меня принял в саду и очень долго, около часа, меня также инструктировал относительно положения вещей на фронте, главным образом в связи с выступлением Румынии, которая его чрезвычайно заботила, в виду того, что Румыния, повидимому, не вполне готова, чтобы начать военные действия, и ее выступление может не дать благоприятных результатов, — оно заставит только удлинить наш и без того большой фронт левого фланга: нам придется своими войсками занять Румынию и удлинить фронт почти до Дуная. Это явится новой тяжестью, которая ляжет на нашу армию и положительные результаты вряд ли даст. Я спросил относительно босфорской операции. Он сказал, что сейчас говорить об этом трудно, но мы должны приготовляться и разрабатывать два варианта: будущий фронт, наступающий по западному берегу, и самостоятельная операция на Босфоре, перевозка десанта и выброска его на Босфор. Тут еще было прибавлено государем: «Я совершенно не сочувствую при настоящем положении выступлению Румынии: я боюсь, что это будет невыгодное предприятие, которое только удлинит наш фронт, но на этом настаивает Французское союзное командование; оно требует, чтобы Румыния во что бы то ни стало выступила..

Подарив адмиралке икону и покрестив его двумя перстами (ибо кому как не члену Патриаршего Совета по культуре и ярому правослабному гомофобу Бурляеву знать, как крестились в те времена?), царь его отпускает.

Дача под Гельсингфорсом. Нянька Роза Карловна в исполнении расовой немки Барбары Брыльской учит колчачонка немецкому, гуляя по пляжу. Тут подбегает какая-то малолетняя банда холоповЪ-гопниковЪ, которая обвиняетъ няньку въ шпіонажѣ и угрожаетъ ей убійствомъ пляжными камнями. Что сіе есть, господа - неужели робкая претензія на объективность трагедіи войны?



Ага, хрен там. В следующем кадре сбежавший колчачонок Ростислав ныряет в воде, крестясь и постоянно повторяя: "Господи, прости и помилуй!" Не спрашивайте, что происходит, я не знаю!

Лето 1916. Софа покупает шляпки, и Боярская предлагает ей шляпу своего отца со съемок Мушкетеров узнает от нее о переводе Колчака - больше, конечно, узнать было неоткуда. А вечером Ростислав, благородный как... как... Блеать, я не знаю, как принц Персии! - заявляет, что он не смог защитить свою няньку от гопников и это позорЪ для будущего офицера! Как же сие благородно!

Опять бал... Причем ОПЯТЬ в честь 1812 года! Они там его что, каждый год устраивают, как День города? Подружка просит переодевшуюся в простонародный сарафан Боярскую попросить Колчака перевести ее мужа на юга, но Боярская не ведется на подставу - какое я имею влияние на Хабенского? (с) И тут бац - Колчак! Полюбовники несколько холодны, и Боярская специально целует мужа, чтобы наставить рога Хабенскому, а узнав, что он уезжает, уходит до ветру на воздух. Все офицеры провожают собрата со словами: Константинополь будет наш! (с), но Хабенский убегает с празднества, чтобы догнать бабу. Та истерит - мол, что вы сразу не сказали хотя бы азбукой Морзе. А я люблю вас и все такое!



Боярская отыгрывает ЛюбовЪ. Выкуси, Одри Хепберн!!!

В ответ Хабенский высылает ей фотокарточку с надписью: "Я должен знать, что вы есть и я буду есть", и та мчит во все лопатки на вокзал, где натыкается на Софу и они провожают друг друга долгим взглядом. Битва еще не окончена!

"Фильм 3. Переворот". Хабенский, взяв на флот с собой Егора Бероева в исполнении своего приближенного, капитана 2-го ранга М.И. Смирнова, и какого-то безымянного мичмана, распивает с ними в вагон пиво вино и осматривает нарисованные суда, которые в тот момент в гавани быть не могло (допущение!). Потом приходит на крейсер "Императрица Мария", где его встречают почетным караулом, демонстративно достаетЪ в каюте икону... Дальше звучат за кадром письма к Тимиревой, с которой Колчак якобы только что порвал. А Боярская читает их тайком, что отлично видит муженек и выговаривает ей: хрен там со мной, я по сюжету тряпка, но хотя бы Софью Федоровну пожалей. Узбагойся - говорит Боярская, я тебе не изменяю. От этого Тимирев начинает закипать и требует прекратить почтовую и прочие связи. Сонюшка тем временем плачетЪ, но это неинтересно и неважно для сюжета.

В фильме, как известно, боевых эпизодов на Черном море не было, хотя в трейлерах они мелькали. Тут же эта тема раскрыта. Колчаку говорят о реальных немецких крейсерах Гебене и Бреслау. Колчак решает запереть немцев в собственных портах 2000 мин. И тут сообщают о появлении этого самого Бреслау, поэтому Хабенский лично выходит в море воевать с немчурой клятой!



Точно, Бреслау - шепчет Колчак, поглядев в биноклЪ. Фигня. Коротковат и четвертой трубы нет.



При этом линкор "Императрица Мария", который был только что введен в строй, изображен, в общем, нормально.



Вот только забавно, что у матросов на палубе отлично видна надпись на бескозырках "Слава". Но в остальном показано как и было - "Мария" стреляет по Бреслау, тот пытается уйти под дымовую завесу, Колчак героически пялится в биноклЪ и... МОНТААААЖЪ! В Иркутске Колчак кратко описывает бой, а потом рассказывает про то, что приступил к минированию и подготовке десанта. Подождите, это что, и все? Блин, и все? Чо, деньги кончились посреди моря?

На самом деле с линкором еще шли крейсер «Кагул» и 5 эсминцев (в кадре же с трудом удается заметить что-то позади "Марии" и все). Шесть часов эта эскадра гонялась за Бреслау, пытаясь его накрыть снарядами. Тот в ответ шел зигзагами, закрывался завесами, скидывал мины и пытался использовать преимущество в ходе (27 узлов против 21 у "Марии"). Ситуация для немцев была очень напряженной, но в итоге они ускользнули, потому что линкор и крейсер тупо отстали, а быстроходные эсминцы потеряли Бреслау из-за непогоды. Подробности здесь. Есть мнение, что если бы адмирал выслал бы в голову крейсеру эсминцы, чтобы замедлить его, или закупорил бы выход в Босфор минами, или бы бросил бы в море всю бригаду вице-адмирала П.И. Новицкого в Батуме, то исход мог бы быть и другим... Так как такие гонки шли с самого января 1915 года, Колчак поручил штабу разработать план операции, в основу котором было положено преследование линкором "Императрица Екатерина Великая" с развертыванием в предпроливную зону 2-й бригады линкоров. Также были проведены учения и выброшены мины в Босфоре. Правда, больше крейсера в море не совались до самого июня 1917 г., проходя капитальный ремонт в Турции, а в случае нужды немцы организовывали траление мин или охрану их от конвоя, так что все эти меры не имели результата. Да и вообще, с самого начала многие догадывались, что зимой крейсера в море не пойдут, а весной мины все равно смоет. Но это остается за рамками сериала. Все это, а также сцена в Иркутске, где лишь художественно обработаны показания реального протокола, показывают - сценаристы действительно умеют пользоваться интернетом и про предыдущие факты напутали для красивостей.

В тюрьму приходит фотограф, фотографировать Колчака. И, блеать, это уже, кажется, третий-четвертый раз в сериале, когда его фотографируют. Что за фотофилия?! Бац, Севастополь. Колчак важно разрабатывает операцию по взятию Константинополя и жалуется, что только приказа из Ставки не хватает для начала. И тут приходят... киносъемщики, чтобы снять Колчака! ДА ЖАРЕНЫЙ КАРАСЬ!!! Вы оборзели! Я и без вас видел хронику, где Колчак неуклюже прогуливается по палубе "Марии" под присмотром объектива. Зачем это? Ах, чтобы стилiзоватЪ подЪ хронику кадры, где Хабенский ходит по судну, пробует матросскую пищу и все такое. Параллельно идет озвучка писем.

И тут приходит сообщение, что власть от царя перешла к Временному правительству! Приносится письмо прямо в ту же кают-компанию "Марии" (к тому времени уже погибшей от взрыва), хотя в реальности Колчак получил эти сведения еще в командировке в Батуме. Кстати, любопытный эпизод - когда из Ставки разослали всем командующим телеграммы, за отречение они царя или против, Колчак был единственным, кто отмолчался - и даже на допросе этот сюжет обошел.

Нас переносят в Кронштадт и далее - эпизод из фильма: толпа матросиков спокойно ведет знакомых нам офицеров к какому-то обрыву у Якорной площади и всех расстреливает. Но офицеры успевают дать трепака и в большинстве убегают, включая Тимирева. Кто, что, почему, где снег в начале марта - не объясняется. При этом жмуриков тут целая армия - они что, не умели бегать?



Для сведения - во время восстаний на кораблях 3 марта (именно восстаний, так как манифест об отречении не объявили), прошли полустихийные расправы обозленных суровым режимом на флоте матросов с офицерами, в которых погибло около 150 человек. А тут чуть ли не половина от этого числа. Тут же картинно закалываютЪ штыками комфлота Непенина, хотя в реальности его застрелил конвой у ворот вокзала за его суровый режим, а на площади закололи Вирена, которого на флоте вообще ненавидели. Есть, кстати, основания считать, что убийство прошло не без содействия эсеровских элементов флота, во всяком случае, созданный ими Демократический комитет крейсера "Павел" призвал к убийству Непенина.



А вот дальше невошедшая сцена, где Тимирев сидит со взглядом инока в воде под каким-то мостом, по которому ходить патрулЪ, и хнычет. Вошедшая сцена: Тимирева читает письмо Колчака, тут вбегает истерящий Тимирев, кричит: "Они убили Кеннеди Непенина!" и требует сваливать в Петроград. Но Боярская отвечает, что ей на этот адрес пишет один человек и уезжать с хаты не будет.

СевастополЪ. В отличие от фильма, более полно раскрыта предыстория того, как матросы разложились, отрастили бороды и вломились к Колчаку. Как оказалось, целый корабль разложил некий грязный холопЪ-марксистЪ с хриплымЪ голосомЪ алкаша.



Он напирает на презренную матерiю - на деньги! Мол, у нас нет денег, а у офицеров они есть. Ахъ, гадкiя красныя звери... Говорить о низменном во время войны и спасения Родины! О деньгахЪ! Как постыдно... Я даже из-за этого не могу пить шампанское и играть в фанты, как обычно! Неужели непонятно, что если денег нет, то это объективные трудности, надо держаться, иметь хорошее настроение и здоровье? Заодно агитаторЪ похваляется убийством Непенина. Тут подходит боцман, который угрожает начистить алкашу рЪIло и орет на команду, угрожая кулаками. Все сие чистая правда, так как боцманы благодаря жалованию и месту в иерархии часто были опорой самодержавия. В итоге борзый боцман, не понявший неактуальность старой кулачной расправы, тут же огреб от стихийно самоорганизовавшихся матросов.

Бац, Петроград. Сонюшке звонит какой-то граф, который ухаживал за ней в институте... И ее мама не смогла отказать во встрече. Тут же материализовавшийся в кадре граф начинает тереть, что "Родины нет" и он сваливает в Париж... Блин, так вот откуда это для билановского "Хероя" откопали. Но Софочка героически отказывается уезжать в ПарижЪ, ибо дорого долгЪ.

Бац, лето, Севастополь. Колчак прибывает на какой-то митинг, где истерично орет бородатый агитаторЪ.



И тут все в видят его! Вставшего в позе Бэтмана АдмiралЪа! Крупный планЪ. Круговой облетЪ. Картинный вздохЪ супермена Колчуна... И он картинно спускается по лестнице... Но тут на него бегут матросы... бегут... боже, что это? Боже?! О боже, они... ОНИ ПОДНИМАЮТ ЕГО НА РУКИ С КРИКАМИ "УРА"!!! ДААААА!!! ВИИИИИ А ЗЕЕЕ ЧЭМПИОНС - МАЙ ФРЭЭНДС!..

Колчака тут же ставят на трибуну, он снисходительно спрашивает у агитатора: "Вы желаете закончить войну?" Ага! - кивает тот с лицом обделавшегося карапуза. Я тоже - важно говорят Колчак. Только победой! Победой свободЪной Россiи против немецкаго рабства! Ахъ, это такая шикарная сцена! Такая шикарная сцена, что я даже не обращаю внимания, что это по сюжету март 1917 г. и присяга правительству, хотя в реальности Севастопольский Совет, бывший под контролем эсеро-меньшевиков, сам ему выразил доверие: "Первое время отношения были самые нормальные. Я считал, что в переживаемый момент необходимы такие учреждения, через которые я мог бы сноситься с командами. Больше того, — я скажу даже, что вначале эти учреждения вносили известное спокойствие и порядок".



Каюта. Смирнов чешет в затылке: так мы изменили присяге или нет? Мы присягали России - важно говорит Колчак. Иркутск, почти подлинная цитата из допросов, что Колчак выразил революции доверие. Кстати, даже из допроса, на котором Колчак строил из себя аполитичного офицера, верного государству, отлично видно, что он к 1917 г. вполне осознавал кризис страны и армии, умеренно сочувствовал думской оппозиции и потому Временному правительству подчинился вполне легко. Тем более, что вести о революции по всему флоту разнесло немецкое радио и отступать было некуда. Но вы же понимаете, что надо было удержать власть, притом жОстко? - спрашивает следователь. Да, мы не сумели этого сделать, у вас это получилось лучше - с явным огорчением говорит Адмиралъ, забыв по воле сценариста, что исповедуется эсерам.

Петроград. Смирнов (кстати, в идеально пошитой "новой" морской форме Временного правительства, что даже в реальности было редкостью) приезжает к Софочке, чтобы взять ее в Севастополь. После долгой и плохо связанной мешанины кадров, где Боярская отказывается уезжать со Смирновым, но дарит шляпу Софе, бахает Севастополь. Хабенский в той же новой форме (на самом деле для экономии перешитой из формы флота 1948 года), сажает семью на симпатичный катерок. Снова много длинных кадров, ванили и соплей, фрукты, звонЪ колоколовЪ и прочЪ. и прочЪ. Хабенский обнимаетЪ Софу... Но видит ее шляпу от Боярской... А шляпа Боярской - это как шляпа Боярского: отдельно от владельцев не бывает... И они слегка отстраняются... Какой тонкий художественный ход, согласитесь? Софа начинает вдруг ходить и истерить, что они постоянно переезжают, у них нет дачи, гардероба... Колчак ее справедливо обрывает и та сменяет тактику: я хочу быть женщиной и матерью, неужели я много прошу! Тот смотрит в пол - мол, я не могу помочь, я только сдерживаю хаосЪ! Я как Бэтман, один борюсь со зломъ! И грустное затемнение...

Продолжение
Окончание
Tags: БЛЕАТЬ!!!, альтернативная история, атака клоунов, бугога!!!, вас найобывают!, дотянулся проклятый!, клюквища, ненависть, опиум для народа, просто позор, птичку жалко, супермэн, тяжёлая артиллерия, ужоснах!, унылое говно, фэйспалм, хруст французской булки, циничный пересказ, шлакбастер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments