voencomuezd (voencomuezd) wrote in movie_rippers,
voencomuezd
voencomuezd
movie_rippers

Categories:

Шпионский мост (2015)



Спасти рядового Абеля - спасти Америку!

Радует, что «Шпионский мост» не сосредотачивается на одних только кошмарах. Да, Спилберг не стесняется показывать сцены расстрела несчастных немцев, пытающихся сбежать из Восточной Германии в Западную, но это получается у него сродни уроку истории. Убийства не вызывают стойкого отторжения, при этом оставаясь в памяти еще долго, словно настойчивое назидание.
* * *
Изумительная картина Великого художника кинематографа Стивена Спилберга. Он снова взялся за «свой жанр», который отточен до поразительного блеска. Занавес поднимается и зрительскому взгляду представляется глубокая историческая драма основанная на реальных событиях с тщательно проработанными художественными мазками для более полного погружения в происходящее.
* * *
Режиссер не стал изменять своему творческому стилю и снял в первую очередь интересное, увлекательное кино, в котором нашлось место юмору, легкости и даже сценам динамичного действия.


Вы только что прочитали типичную чушь про распиаренный фильм "Шпионский мост".

Чему он посвящен, все знают - история ареста выдающегося советского нелегала Вильгельма Фишера, назвавшегося при аресте Рудольфом Абелем, с последующим его обменом на летчика ЦРУ Пауэрса, сбитого над Свердловском. Многие гадали, что покажет нам автор многих хороших (а потом многих плохих) фильмов? Я лично ожидал уныло-сопливой драмы с типичной спилберговской ванилью и затянутыми диалогами. Боже, как же я ошибался...

Далее будет длинный и нудный пересказ текста в двух частях, потому что кино идет более двух часов, а ужимать Шедевр о Противостоянии с Советским Медведем я не решился. И я сомневаюсь, что после прочтения вы побежите это смотреть.



В начале фильма проходит столько заставок, что из них можно было бы составить отдельный фильм. Мосфильм не замечен. Зато есть надпись: "Основано на реальных событиях". Что, как и "Боевой конь", где всадники падали с коней, не застревая в стременах? Окей, допустим, верю.

Начало о-о-очень затянутое и скучное. 1950-е. Полное молчание как в скотомогильнике, какой-то шум ветра и поездов за кадров. И это типа... ну-а-а-ар. Нам показывают Рудольфа Абеля, который с капризной миной рассматривает свой автопортрет.



"Нуууу... Эти морщинки мне не идут..."

Раздается звонок телефона. Абель, как советский шпион, который крайне зависит от надежной связи, конечно, МЕ-Е-Е-ЕДЛЕННО встает, МЕ-Е-Е-ЕДЛЕННО подходит к телефону, МЕ-Е-Е-ЕДЛЕННО снимает трубку и я готовлюсь услышать первые слова фильма. Хрен там - Спилберг мастер неожиданностей! Абель молча слушает трубку, все каменным видом как бы говоря: "Э-э-э-э... Там положили трубку?"

Он выходит под серое небо Бруклина и едет на метро. За ним неотступно следует мордастный агент ФБР, очень напоминающий толстого Марка Уолберга (но это не он). По пути агент все время оглядывается в сторону камеры (саспинс!), а оператор, бегающий за мужиками с камерой на плечах, отвлекается на проходящих мимо девчонок (са... то есть... реализм! документальность!). Абель со скучающей мордой лица идет наверх и теряется в толпе прохожих, так что фбровцы его потеряли. Они выскакивают наверх, узнают от товарищей, что Абель не выходил, Уолберг мчит обратно и чуть не сталкивает Абеля с покер-фейсом, который спокойно поднимается по лестнице. Изиняюся, - говорит агент и проходит мимо. Где прятался Абель на небольшой станции метро в этот момент, я не знаю, но судя по тому, что у него было секунд 20 - впечатался в стену. Вот так Штирлиц в тридцатый раз обманул гестапо.

Он идет на набережную рисовать мост, подбирает под скамейкой приклеенную монетку. Потом возвращается домой и вскрывает ее (процесс показан во всех подробностях). И там - важная записка...



Тут прибывают фбровцы на черных воронках, вламываются, бегают с револьверами по комнате... Абель выходит из туалета в трусах и майке, спокойно говорит: "Гости?" А потом... вот сейчас оцените! Сохраняя полное спокойствие, нисколько не протестуя, просит у фбровцев свой зубной протез в ванной, дает им обыскать комнату, просит фбровца кинуть окурок в пепельницу... И пока эти лохи ведутся, спокойно чистит палитру мольберта от краски. Той самой бумажечкой. Пока никто на него даже не смотрит. Вот так Штирлиц в 31 раз обманул тупое гестапо!



На самом деле все было чуть-чуть по-другому. Абель сам открыл дверь трем агентам, который вежливо посадили его на кровать и предложили сотрудничать, а когда не сработало, начали обыск с опергруппой. Абель с большим трудом смог улучить момент и смыть в ванной шифр и шифровку из Центра, но вот оборудование ФБР изъяло. Уже в машине Абель начал поправлять галстук, чтобы избавиться от микропленки в зажиме, но тот был тут же отнят агентом. К счастью, агент был невнимательным, поэтому пока он осматривал зажим, пленка просто выпала и никто не заметил. "Вы слишком подозрительны", - сказал повеселевший Абель. Как вы понимаете, сцена уж никак не хуже по степени напряжения, так что причина замены мне непонятна.

Затемнение, расслабляющий блюз... И мы переносимся в бар, где адвокат Донован говорит о работе. Играет его Том Хэнкс, который весь фильм проходит с выражением лица барыги, прикидывающегося деревенским валенком.



Сцена, где Донован защищает своего клиента от выплаты страховки пяти сбитым мотоциклистов, аргументируя тем, что в данном случае 5 мотоциклистов = 1 авария, так что и платить будет за одну (поклонник алгебры Пьера Буля, блеать) - по идее должна показать деловую хватку и опыт адвоката. Но на самом деле не имеет ни малейшей связи с сюжетом и показывает Донована прожженным сутягой и изворотливым падлой-законником.

Ну да ладно, итак, он приходит на работу и там его радуют вестью, что американцы хотят доказать, что американский суд - самый гуманный суд в мире и его выбрали адвокатом русского шпиона. Донован несколько в растерянности и отнекивается. Кто если не ты! Это твой патриотический долг! Мы не можем оставить без прав человека, даже если это маленький вонючий коммунистический пидарас-членосос! - говорят ему.

Донован кривится, ибо зачем ему защищать самого ненавидимого человека в стране, но потом соглашается. И так втягивается, что уже на семейном ужине начинает защищать Абеля: мол, с точки зрения права он не предатель, он же не американский гражданин. Вот Розенберги, которые выдали ядерные секреты русским - предатели, - заключает он так что правильно их поджарили на электрическом стуле! Аме-е-ерика, Аме-е-ерика-а-а!.. Типичная американская семья 50-х, естественно, не одобряэ. Тут к ним приходит помощник Донована с книжками и радостно говорит в ответ на вопросы его супруги: "Дело? Возьмется ли мистер Донован? Так мы уже за него взялись!" Пауза. Стоп-кадр за семейным столом. Ахуевшая семья смотрит на Донована, ахуевший Донован смотрит на Помощника. Где-то за кадром должен звучать смех из ситкомов 50-х, но его почему-то нет.



На следующее утро Донован говорит с Абелем, который уходит в глухую несознанку, пытается склонить его к сотрудничеству с органами и т.д. "Я отказываюсь, передайте своим друзьям в ЦРУ", - отвечает спокойный дедок. "Я не работаю на ЦРУ", - с честными глазами говорит Донован. Ну-у-у... Может быть, может быть... Но есть мнение, что человек, который служил в военной прокуратуре, был помощником генпрокурора на Нюнбергском процессе, работал юрисконсультантом первой разведки - Управления стратегических служб, а также послужил посредником в переговорах между Америкой и СССР, а потом еще и Кубой - какое-то отношение к ЦРУ да имел. Реальный Абель, разумеется, ни на грош в эти заверения не поверил."Вас не били?" - интересуется Донован. Нет, только предлагали сотрудничество, - вежливо говорит Абель.

http://mreadz.com/new/index.php?id=19577&pages=3
— Они все время твердили, — писал Абель в своем аффидевите, — что если я буду сотрудничать с ними, то получу хорошую еду, напитки, комнату с кондиционированным воздухом и работу с годовым окладом в десять тысяч долларов в государственном учреждении Соединенных Штатов. Льстивые уговоры сотрудничать перемежались с угрозами, грубостью, а однажды дело дошло и до рукоприкладства: один из сотрудников ФБР ударил Абеля по лицу и сбил на пол его очки. Позднее, когда расследование было окончено, адвокат, «чтобы не обострять отношений с ФБР», предложил Абелю включить в свой аффидевит фразу: «Со времени ареста и до предъявления мне обвинительного акта ко мне не применялось физическое насилие и мне им не угрожали». Абель категорически отказался.

На прощание Абель просит тоном расстроенного австрийского художника разрешить ему рисовать в камере, а потом говорит, что по другую сторону есть такие же агенты, которые работают на Америку. Помните об этом!

И действительно, в следующем кадре мы видим Гари Пауэрса, американского летчика, сбитого на самолете-разведчике над СССР в 1960 году. Его в ходе тренировок допрашивают на полиграфе. Выдержав испытание, он идет в отель к пацанам, где играет в картишки, но тут входит высокий црушник, молча пялится на придурков, которые не встают, и когда те все-таки поднимаются, закатывает очпафосную и крутую речугу про Долг Родине, Спасение От Ядерной Войны и Полную Секретность. Возможно, лучшая сцена фильма.

Донован тем временем просит у судьи дать шесть недель на разбор дела вместо трех. Удивленный судья говорит: Бендер, вы знаете, как я вас уважаю. Вы осел. Этот русский будет осужден, потому что мы за гуманизм, право и закон, но поджарить его надо. Обжалованию не подлежит. Расстроенный Донован идет домой на улицу, где льет проливный дождь, поднимает зонт и идет в расстройстве домой по ночной улице... Ну вы поняли, типа... НУАААААРРРР...

ВНЕЗАПНО - начинает играть музыка из ужастиков и за ним в полном молчании увязывается некий странный мужик в шляпе под зонтиком, который абсолютно не палится посреди пустынной улицы... НУАААААААА... Тьфу ты, САААААААСПЕЕЕНС!

Мужик настолько блестяще проводит наблюдение, что Донован все время оглядывается на него, не понимая, что происходит. Кажется, американское правосудие не знает, что оно демократичное...



Тогда, улучив момент, адвокат прячется за первой попавшейся машиной, накрывается маскирующим зонтиком, а потом аккуратно выглядывает за угол. Но - хитрое американское гестапо неожиданно заходит со спины и снисходительно смотрит на взрослого мужика, играющего в прятки. "Что? ЧТО?!" - вскакивает адвокато. Это не то что вы думаете, я не слежу за бабами! Они идут в нуааааровый бааар, где все в синем цвете и играет тягучий блююююз, мужик показывает корочку и предлагает рассказать, сказал ли что-нибудь Абель. Донован уходит в отказ - а как же адвокатская тайна, бро! А как же национальная безопасность, бро? - парирует агент. Тогда Донован копирует в мелочах сцену про алгебру Буля из начала фильма и задвигает про Конституцию, без которой все рухнет. Так что не смей нарушать закон! - говорит Донован и сваливает, взяв на память орешки. Неплохо, конечно, но, чувак - Конрад Бринк сделал бы тебя на раз.



А в Палестине Пауэрс сотоварищи изучают разведсамолет, на котором будут работать. Црушник рассказывает им, что у него такой потолок, что, мол, ни один самолет не достанет и так далее. Донован тем временем защищает Абеля. Для тех, кто знает эту историю - все достаточно скучновато. Как и в реальности, Донован ловит ФБР на нарушениях: арестовали Абеля без ордера, ордер был выписан только иммиграционной службой, а иммигранты имеют полное право на защиту. Судья все равно упорствует и говорит, что надо POKАRATЬ шпиона. Начинается самый гуманный суд в мире... "Всем встать!" - кричит охрана. И в кадре встают школьники в классе, которые начинают зачитывать присягу перед американским флагом. Нечего удивляться, это Спилберг, как он мог обойтись без темы так любимых им маленьких детей...



"Так держать, Стиви!"

Далее детишкам показывают киношку, которую застали твои родители в 80-х, юзернейм - замечательный мегаблокбастер "Меры защиты гражданского населения в условиях ядерной атаки". Фильм наполнен ядерными взрывами, разрушениями и передовым сюжетом. Дети, конечно, поражены.



Учебный фильм так влияет на сына Донована, что дома он наполняет ванную и начинает готовиться к ядерной атаке. А потом рассказывает отцу, как ядерный взрыв будет плавить все вокруг в радиусе многих километров, так что надо заранее подготовить Убежище! Ну понимаете - не было тогда Фоллаута, играли вот в такое... А твой русский хочет именно этого! - заключает маленький сталкер. Донован едет на метро на работу, и в вагоне все, держа крупным планом газеты с его снимком, неодобрительно смотрят на защитника русского коммуняки. Символизм в фильме такой, что может побить по глубине даже детское кино!

Суд проиграли, присяжные признают Абеля виновным по всем обвинениям, судья обещает ему смертный приговор. Мужики грустят в камере. Абель спрашивает: так вы не хотите узнать, действительно ли я шпион? Это не имеет значения! - говорит Донован.

http://mreadz.com/new/index.php?id=19577&pages=5
С одной стороны, для успеха защиты от Абеля требовалась искренность со своим адвокатом, но нельзя было забывать и об осторожности, чтобы как‑нибудь не повредить интересам Родины. «Искренность в соединении с осторожностью была необходима, — пишет Донован, — и мы оба были и искренни и вместе с тем осторожны».
— Скажите, Рудольф, какая ваша настоящая фамилия? — однажды, как бы между прочим, спросил Донован.
— Это вам необходимо знать для защиты? — подумав, сказал Абель-=.
— Нет.
— Тогда давайте поговорим о чем‑либо имеющем большее отношение к делу.


А потом Абель рассказывает ему под сентиментальную музыку, что Донован напомнил ему одного мужика, которого он видел в детстве - мужик абсолютно ничем не выделялся, но однажды к Абелю ворвалась группа NKVD "вооруженных людей" (с) и начали их лупить. И мужик - каждый раз вставал. "Stoiki muzhik! - вот как они его называли!" - улыбается Абель. И Донован, выслушав грубую лесть... прока-а-ается...

Интересно, что это за "группа вооруженных людей" в детстве Абеля, учитывая, что он родился в 1903 году, а в 1920 г. с семьей переехал в Россию?

Донован навещает дома судью и меняет линию защиты: а вот чисто гипотетически, что, если вдруг в России арестуют нашего шпиона и захотят обменять на Абеля? Надо иметь страховку на такой случай, я ж страховый агент все-таки, хе-хе-хе... Ну, вы поняли юмор - страховка, страховой агент, да? Неважно, в общем, подумайте над этим. Нет, нет, я понятия не имею как там ЦРУ проводит подготовку агентов, нет, я просто так, чисто гипотетически... И не забывайте - о гуманизме! Но судья... не проника-а-ается... Однако же на оглашении приговора он неожиданно для всех, даже для Донована, дает Абелю 30 лет вместо казни. Самая гуманная нация в мире в возмущении вскакивает и требует повесить шпиона на осине, а Донован делает примерно так:



Блестящая победа гуманизма! Правда, большевики клевещут...

http://mreadz.com/new/index.php?id=19577&pages=14
За день до вынесения приговора Донован направил Байерсу письмо с обоснованием целесообразности в интересах США сохранить жизнь Абелю. Предварительно он обсуждал эти вопросы в Вашингтоне с представителями «заинтересованных» органов и ведомств, включая министерство юстиции.
Письмо перед вынесением приговора было зачитано на судебном заседании для включения его в протокол.
...Донован подчеркивал, что национальные интересы США требуют, чтобы Абель оставался «в нашем распоряжении в пределах разумного периода времени».
Надо думать, что если защита консультировалась относительно приговора с «заинтересованными» органами и ведомствами, то этим же в течение двадцати дней занимались и обвинение, и судья Байерс.
Во всяком случае, прокурор вновь потребовал сурового приговора, но в этой формулировке смертная казнь не была названа, а судья Байерс приговорил Абеля к тридцати годам тюремного заключения.


После этого мужики сидят в камере и втыкают зачем-то Shostakоvitch.



Дальше какая-то странная сцена - дочь Донована в бигудях валяется на диване и втыкает в ящик. Вдруг пиу! - и в окне дырка. Деваха пялится на окно и тупит. Пиу! - вторая! Пиу-пиу-пиу! Лампа-статуэтки-стенки-расколбасило! Баба падает на пол и визжит! Звук воющих шин за окном! Донован прибегает! В общем, вызывают полицию, некоторые копы выговаривают адвокато: "Сам виноват!", но тот все равно защищает Правду!



И опять непонятно, зачем это нужно, так как в реале Доновану ничего хуже звонков с угрозами не было, да и этого хватило: он пытался даже телефон сменить.

Тем временем в Пакистане летчики продолжают изучать самолет. Црушник рассказывает им, что если их собьют, то надо, не теряя хладнокровия, активировать подрывной заряд для уничтожения фюзеляжа. А как же мы? - спрашивает Паэурс. О, об этом не беспокойтесь! - отвечает црушник. - Если вы выживите, можете бежать к границе. А если она далеко, все в порядке - мы дадим вам отравленную иглу, чтобы вы точно ничего не смогли выдать противнику! Что, читатель, а ты думал, только ин Совьет Раша разведчикам полагается делать харакири под угрозой провала?

Итак, показываются параллельно слушание в Верховном суде апелляции Донована и посадка в самолет Пауэрса, который в этой версии пилот не ЦРУ, а ВВС США. Донован зачитывает реальную речь о необходимости судить агентов по закону как иностранных граждан, проявить великодушие к достойному противнику и использовать наше главное оружие в холодной войне - атомную бомбу права и законность! Жаль, Саддам Хусейн не слышит, он бы одобрил...

Пауэрс летит себе потихоньку, фоткает виды России... Однако он забыл, что на такой высоте его самолет не достанут другие пилоты - а вот ракета достанет! Так что бах! - ракета взрывается рядом! Потом еще бах! - за хвостом! И самолет падает!



Самолет крутится в воздухе, Пауэрс кипешут, надевает маску, а потом смотрит на кнопку "Уничтожить", с мужеством открывает крышку, прикасается к рычажку... И БАХ!!! Кабина лопается! Он вылетает из нее, и его держит только страховка! Но он цепляется и превозмогает, пытаясь дотянуться! Бах-трах-тарарах! - шланг лопается, он вылетает и, спасаясь, дергает кольцо! Раскрывается парашют, мимо пролетает громада самолета!

Мда... Нет, сцена снята отлично и волнующе, согласен. Вот только...

Пилот не паниковал, дождался высоты 10 тысяч метров и выбрался из машины, не используя катапульту, затем на пяти километрах привёл в действие парашют. По приземлении был задержан местными жителями в районе деревни Косулино, недалеко от обломков сбитого самолёта. По версии, прозвучавшей во время суда над Пауэрсом, он по инструкции должен был воспользоваться катапультируемым креслом, однако не сделал этого, так как знал от одного из техников, что при этом сработает мощный заряд взрывчатки и на высоте около 10 км покинул самолёт самостоятельно.

Так что перед нами типичный для американского кино случай маленького такого искажения... Дайте угадаю, а иглу он, наверно, потеряет, да? А то в реальности он ее сам отдал.
Абель рисует в тюремной камере, а по радио президент втирает, будто сбитый самолет - был метеорологическим. А потом Донован приносит нашему письмо от фальшивой жены из ГДР, которая пишет адвокату благодарности за защиту мужа.
Ну, а Пауэрса, которого таки схватили коммуняки, судят в фактурном коммунистическом суде судьи в военной форме 1970-х.



Конвой в суде исключительно военный, военные же занимают целые ряды в зале...



И еще в советском суде высокое содержание советской символики. После оглашения приговора советские граждане как по команде встают бурно одобряют справедливое решение социалистического правосудия!



Позор империалистическим агентам, врагам коммунистического порядка!



В реальности судебное заседание военной коллегии Верховного суда СССР проходило в не таком факурном помещении и конвоировала Паэурса, конечно, милиция. Кстати, дали летчику разведсамолета, в отличие от пойманного без шифра агента, 10 лет.



В общем, коллеги вызывают Донована и предлагают участвовать посредником в обмене двух шпионов, причем намереваясь обмануть глюпих рюских. Они не признают Абеля русским шпионом, а мы не признаем Восточную Германию. Так что вы будете как бы частным лицом и поедете на переговоры в Восточном Берлине. Услышав об этом, Донован кладет в штаны. Ведь как хорошо известно из американских фильмов, для американцев Восточная Германия - это полный аналог Третьего Рейха, только без Холокоста: гестапо в каждой щели, солдаты с автоматами на каждом углу, мрачные улицы, поголовная слежка, колючая проволока вокруг, поголовные расстрелы на границе, нищета, дефицит и т.д. и т.п. Доновану рассказывают, как русские строят КПП на границе, чтобы сдержать потоки людей, рвущихся в сохранившую после войны экономическую базу и получающую кредиты от Америки ФРГ, где можно получать большие деньги за полученное в ГДР на халяву образование обитель свободы и демократии! А русские в ответ хотят опустить железный занавес. Так что - доброй поездки в Мордор, бу-ха-ха-ха! - говорят коллеги Доновану, у которого аж лицо скукоживается от страха.

И вот после часа фильма начинается вторая часть в ГДР - вэлком, товаристч! Потому что именно там начинается самое страшное... Спилберговские познания о социализме...
Tags: БЛЕАТЬ!!!, альтернативная история, вас найобывают!, доставить любой ценой, дотянулся проклятый!, забугорная дичь, зачем это сняли?, клюквища, ненависть, перлы киноманов, просто позор, свежачок, унылое говно, фэйспалм, циничный пересказ, чужая правда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments