pluchevy_tiger (pluchevy_tiger) wrote in movie_rippers,
pluchevy_tiger
pluchevy_tiger
movie_rippers

Categories:

"Письма с Иводзимы" или кино и японцы

   Отсмотрел американский фильм 2006 г. режиссера Клинта Иствуда "Письма с Иводзимы" - взгляд с японской стороны. Авторы сценария Ири Ямасита и Пол Хаггис, продюсеры "бу" все тот же Иствуд и Стивен американское все Спилберг, хотя дальше еще идет куча продюсеров. Фильм снят типа на основе книги японского автора, насколько он ей соответствует, не прочитав, сказать трудно. Фамилии актеров вам вряд ли что-то скажут, шибко интересующиеся могут воспользоваться Интернетом. Прошу пардону за многабукоф, отсутствие постера и фоток. Буквы печатать умею, а вот с остальным беда.


Фильм впечатляющий, все-таки амеры снимать про войну зрелищно умеют. А еще ИМХО он очень тонко пропагандирует не уважение к противнику, как может показаться на первый взгляд, а кое-что другое.
Итак, на о. Иводзиму прибывает генерал, которому поручено командовать обороной. Он с ходу приказівает вместо бессмысленных укрепления прямо в полосе прибоя рыть пещеры в скалах, не бить солдат, давать им перерыв, эвакуировать местное население и вообще ведет себя не как положено вести тупому да еще и японскому солдафону.
Чуть позже прибывает его кореш - подполковник танкист, бывший чемпион Олимпийских игр, который привозит с собой коня (и форму поддержать можно, и ходячие консервы под рукой). А еще он привез изрядно потертое фото коня-чемпиона (о нем ниже).
По ходу пьесы демонстрируют обучение солдат. Командир взвода натаскивает их мочить американских санитаров. Мол, за санитара амеры жопу на японский флаг порвут, потому как он очень ценный кадр. Более забавная сцена, когда на стрельбище позади солдат мирно остывает от езды по долинам и по взгорьям советский ГАЗ-69, на котором приехал генерал. Он и тут показывает себя самым человечным из людей, бормоча под нос, что вместо муштры за промахи на плацу, нужно учить людей чистить оружие. Но вслух почему-то свой совет не дает.
Вскоре к Иводзиме приплывают американцы. Глядя на внушительную эскадру, генерал не дает приказ изнывающим от желания ипануть подчиненным: "Пусть все высадятся". А и правильно. Зачем топить средства доставки с кораблей на берег, если можно дать им переправить всю живую силу и технику?
Но обратим свой взор к условно Главному герою, простому солдату Сайго (далее ГГ).
После напряженного боя командир позиции "Сурибати" (или по другому, не суть) докладывает генералу, что позицию он не удержал, на что тот приказывает отойти. Полковник предпочитает застрелиться. Его подчиненный капитан в пещере с 15-ю солдатами вместо того, чтобы пойти в рукопашную, толкает речь о чем-то возвышенном, после чего вся эта братва по одиночке начинает самоподрываться на каких-то интересных гранатах, от которых при прижатии их к груди никто из окружающих не получает не то что осколочное ранение, но даже контузию (пещера, замкнутое помещение как никак).
ГГ погибать не желает, дождавшись самоубийства капитана выстрелом в голову, ГГ с мозгами командира на лице пытается свалить. В это время его кореш по оружию Шимизу, до этого тоже пытавшийся вырвать кольцо у гранаты, останавливает его криком: "Ты куда паскуда! У нас приказ сдохнуть здесь" (смысл такой). Но ГГ разводит кореша вопросом : "А кули толку? Махнем к своим, потом навалимся". По дороге в туннеле они встречают еще двух таких же беглецов с другой позиции. Через пробитую в почве дырку в них кидают гранатау, но спокойно пережив ее взрыв, японцы бегут дальше, где встречают нескольких геноссе, захвативших американца. Эти японцы сначала вступают с янки в контакт с помощью тупых предметов с ограниченной поверхностью, сиречь кулаков и ног, а потом прикалывают штыками. На лице ГГ отражается легкое недоумение от такого варварского несоблюдения Женевской конвенции о статусе военнопленных.
В конце концов к своим пробивается только ГГ и его кореш. Однако встреча происходит не гладко. Какой-то лейтенант с якорем на каске и гранатой в голове обвиняет их в трусости и хочет обезглавить с помощью меча. Но тут появляется генерал и настоятельно рекомендует не расбрасываться его лЮдями, потому как солдаты выполнили его приказ отступить с "Сурибати". На это морячок ответствует: "Прошу прощения, но "Сурибати" пала". Почему-то после этой фразы генерал срывается с места и бежит к дырке в пещере, выглядывает наружу и приказывает перекинуть людей на другие позиции, а морячку держаться насмерть. Лично я так и не понял, реакции генерала. Если он приказал отступить, то почему его так удивил факт взятия этой "Сурибати"?
в ходе непродолжительных непоняток в командовании обороной морячок приходит к выводу, что кроме него никто истреблять американцев не собирается, берет три мины и со словами: "Хоть одного гада угандошу" (смысл такой) ползет к трупам японских солдат, где, намазав морду лица гавном грязью, ложится, прикинувшись ветошью (сиречь мертвым), и не отсвечивает.
Тем временем при отражении атаки подполковник танкист подстреливает американца, приказывает отнести его в пещеру и перевязать. Один из солдат возражает, что от американцев подобного не дождешься, но подполковник мудЁр и приводит его в чуйство словами: "А ты что, бывал в американском плену, чтобы думать будто они поступят иначе?" После такого аргумента морпеха перевязывают.
Тем временем, лежащий среди разлагающихся трупов морячок начинает нервничать, не случилось ли какой беды с американцами, которых он ждет.
События возвращаются к танкисту и пленному. "Чьих Откель будешь" спрашивает подполковник. Морпех называет звание и номер части. Танкист качает головой "нах.." и уточняет, что его интересует откуда родом бравый марин в САСШ. "Альфа_центавра слыхали? Тамошние мы" "Из Калифорнии" отвечает джи-ай. "А у меня там френды" оживляется танкист "Мэрри Пикфорд и Дуглас Фербенкс". "Да ладно!" почему без интонации Тины Канделаки изумляется американец. "Бес песды!" гордо отвечает японец. "Я Олимпийские игры выиграл на коняке. Они у меня дома были в Токио". Но американцу этого мало, и он требует поклясться своим богом. Не желая тратить время на лекцию по основам синтоизма, подполковник безо всяких клятв достает ту самую помятую фотографию коня и себя где-то на американском стадионе. Каким образом данное фото подтверждает знакомство с актерами лично я не понял, но потрясенный таким доводом американец признается, что он не из Калифорнии, а с Оклахомщины (слыхал я, будто по американским меркам это деревня деревней, мож потому и хватило фотки). Танкист и джи-ай пожимают друг другу руки и называют имена.
Утром танкист обнаруживает, что американец Сэм умер, и читает вслух для своих солдат письмо от его матери. По окончании чтения американцы начинают атаку, танкиста ранят, и зритель в который раз убеждается, как ужасна эта война (начатая сами знаете кем).
За этим следует минисцена с морячком. Устав лежать головой аккурат между ног какого-то солдатика, он встает, снимает с себя все мины и уходит (если я правильно запомнил его рожу, в конце фильма морячка находят в какой-то пещере в трениках галифе и майке, даже не пытающегося сопротивляться).
Действие возвращается к танкисту, который с поврежденными взрывом глазами командует отход из сектора, хотя ранее генерал после падения "Сурибати" приказывает морячку стоять до конца. Свой приказ танкист сопровождает словами из письма Сэму: "Поступайте правильно, потому что это правильно". Странно, что не добавляет: "Вода мокрая, лошади едят овес, а экономика должна быть экономной". Все валят, подполковник в пещере стреляется из винтовки с помощью пальца босой ноги.
Опять ночь, в очередной пещере Шимизу делится впечатлениями от услышанного письма марину Сэму: "Болтуны! Немец трус, немец отвернет! А мой не отвернул. Да так что плоскость вправо, плоскость влево" "Нам говорили, что американцы трусы, а оно вон оно как!" Впечатления приводят к такому (цытато): "Я хочу выполнить свой долг за генерала, за страну, но не хочу умирать просто так". Лично мой мозг не в состоянии понять, что в представлении Шимизу умереть не просто так, а особенно, почему после этих слов он тут же предлагает Сайго сдаться в плен. Тот отвечает безусловным согласием и остается прикрыть отход, чтобы затем под предлогом поисков дернуть самому. По пути к Шимизу присоединяется часовой, но их палит офицер, выстрелом в спину убивающий пытавшегося сбежать часового.
Аамериканцы поят Бемби из бутылочки молоком Шимизу из фляжки водой, хотя он их об этом не просит, и сажают к еще одному пленному. Тот немедленно срывает покровы: "Говорят они пленных кормят". "Здорово" вяло реагирует Шимизу. Он еще в шоке от того, что для него война закончилась. Однако мечтам о возвращении домой не суждено сбыться. Один из оставленных охранять пленных джи-ай решает вопрос кардинально, пристрелив обоих.
Через некоторое время на трупы наталкивается японский отряд. Лейтенант совершенно здраво советует солдатам понять бесперспективность сдачи в плен и гибнет, прикрывая последний бросок солдат в пещеру с генералом.
Спустя какое-то время генерал пишет письмо, что теперь, когда нет боеприпасов, обидно умереть просто так. В процессе же его беседы с ГГ и вовсе выясняется, что наличие семьи у генерала делает более трудным выполнение долга, т.е. умереть в бою за свою Родину. Каким образом боеприпасы делают смерть осмысленной я не понял, но уставший от всего генерал обвязывает плечи что-то символизирующей белой тканью и ведет оставшихся в последнюю атаку. Сайго остается в пещере сжигать документы и закапывать письма - свои и генерала.
После боя адъютант волокет раненого генерала к берегу, но тот ребром ладони по шее намекает ему на один из варварских обычаев страны Восходящего Солнца. Однако как и сейчас американцы приносят демократию на крыльях В-2, так и тогда с помощью карабина Гаранда представитель цивилизованной нации метким выстрелом не дает адъютанту исполнить последний приказ генерала. "Япона мать!" мысленно восклицает генерал и падает с карачек, на которых он стоял, на спину. Тут откуда ни возьмись появился... нет не любитель орального секса, а Сайго с лопатой. Оценив ситуацию, генерал меняет концепцию и приказывает похоронить себя там, где его никто не найдет.
После этого со словами Людовика Тринадцатого в исполнении О. Табакова "Все приходится делать самому" "Это все еще японская земля" генерал стреляет в себя из подаренного пистолета (о пистолете ниже).
Пока американцы спускаются с места выстрела в адъютанта; со словами "труп может быть заминирован" РУКАМИ переворачивают его тело; подбирают меч и генеральский пистолет, Сайго успевает в вулканической почве выкопать могилу и закопать генерала. Увидев у американца генеральский "ствол", Сайго начинает размахивать лопатой, но его почему-то сразу же не убивают, а бьют прикладом по горбу. Очухивается Сайго на побережье в заботливых руках американского санитара.
Чуть не забыл. Начинается фильм с находки в 2005 г. в одной из пещер тех самых не отправленных Сайго и генералом писем. И да. Сайго в 2005 году нет. Спилберг решил не повторяться и не привел Райана на могилу капитана Миллера.

Ну а теперь про детали, в которых кроется одетый в Прадо дьявол. Прежде всего это личность главного героя - Сайго. Уже в начале он показывает "прекрасные" задатки, говоря Шимизу, что нет смысла защищать остров, лучше сдать его американцам (соб-сно, за это лейтенант его и хочет наказать, но генерал спасает Сайго). Сайго же первым предлагает Шимизу сдаться в плен, но ситуация этого не позволяет. Выражение лица при получении повестки не оставляет никаких сомнений в том, что умирать за Японию и императора у Сайго нет никакого желания. Даже сцена махания лопатой вызвана не запоздалым чувством патриотизма от того, что это все еще японская земля, а генеральским пекалем за поясом у амера (хозяин еще не остыл, а тут уже манатки дербанят).
Не менее интересна и личность генерала. Оказывается, еще капитаном он был в США, где тамошнее офицерье и подарило ему тот самый Кольт М1911 45-го калибра (11,43-мм по нашему). Жена одного из офицеров задает ему дурацкий вопрос о поведении в случае войны с Америкой. Генерал (тогда еще капитан) отвечает, что Америка последняя страна, с которой стоит воевать, но ежели что, приказ он выполнит. То ли более ценных воспоминаний у генерала не было, то ли эта сцена должна была символизировать превратности судьбы - решайте сами. Почему-то генерала (тогда еще капитана) сделали конкретно вежливым, хотя вопрос: "А что бы сделал ваш муж?" напрашивается сам собой.
И поскольку из двух офицеров (не забываем и танкиста), ведущих себя в общепринятых в Европе рамках, оба по киностечению обстоятельств жили в Америке, тонкий намек на то, что адекватность их поведения вызвана именно этим, для меня очевиден. Как и то, как должен себя вести солдат армии, воющей с Америкой - косить, а если не получается, сдаваться в плен (только сразу, или после отсидки в каком-нибудь убежище, а то будет как с немцами возле ДОТа Шимизу).


Это не значит, что фильм плох. Наоборот. Как и любой фильм про войну, он пропагандистский, и с целью своей пропаганды справляется неплохо. И в самом деле, ну какой япошкам прок от вулканического острова? По крайней мере именно такой вывод вы найдете в рецензиях в Интернете.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 29 comments