Культпросвет (cultprosvet_mag) wrote in movie_rippers,
Культпросвет
cultprosvet_mag
movie_rippers

Categories:

"Венецианский купец" (2004). Майкл Рэдфорд


«Лица, созданные Шекспиром, не суть, как у Мольера,
типы такой-то страсти, такого-то порока, но существа
живые, исполненные многих страстей, многих пороков,
обстоятельства развивают перед зрителем их разнообразные
и многосторонние характеры. У Мольера Скупой скуп — и
только у Шекспира Шайлок скуп, сметлив, мстителен,
чадолюбив, остроумен»
А. С. Пушкин об образе Шейлока


«Венецианский купец» (Великобритания 2004) — экранизация одноименной пьесы Шекспира.
Режиссер: Майкл Рэдфорд
В ролях: Аль Пачино, Джереми Айронс, Джозеф Файнс, Линн Коллинс, Зулейха Робинсон, Крис Маршалл, Чарли Кокс, Хезер Голденхерш, Макензи Крук, Джон Сессионс

Как почти все, что касается Шекспира, история создания комедии «Венецианский купец» окутана недомолвками и странностями. Точно год создания не известен, но принято считать, что это 1596, первая постановка прошла в 1598, а печатное издание вышло в 1600.


Так же не очень ясно с жанровой принадлежностью: в оригинале это комедия, но по содержанию, скорее, драма. А как быть с отношением Шекспира к евреям? Был ли автор антисемитом? С одной стороны, я и сам при первом просмотре воспринял сюжет как достаточно жестко антисемитский, да и до сих пор отношение евреев к этому произведению неоднозначное. Но с другой, после повторного просмотра спустя несколько лет, я бы сказал, что, наоборот, пьеса антиантисемитская. Да и вовсе не про евреев. Хотя режиссёр, Майкл Рэдфорд, вроде как, считает иначе. Вот фрагмент его интервью еженедельнику Jewish Week (США):


  • «— Вы знаете, в процессе работы над фильмом я открыл в себе такое, чего и сам о себе не знал. В моем воспитании и намека на религиозность не было. Родился я в Индии. Мать — австрийская эмигрантка, отец — британский офицер. О своем еврейском происхождении я услышал от матери, когда мне исполнилось 18 лет, и я собирался оставить Англию, где мы жили в то время, чтобы учиться в Америке. Мать рассказала, что ее родители, австрийские евреи, в 1939 году бежали от гитлеровского режима в Индию, где нацистов не было. Но самое интересное, что я не придавал своему еврейству никакого значения — пока не надумал снимать «Венецианского купца». Вот тут я почувствовал очень мощную связь с еврейским народом. Это что-то в крови. И мне захотелось выяснить, какие черты в моем характере — английские (от отца), какие — еврейские. Съемки «Купца» предоставили мне прекрасную возможность понять это…».


Странностей и загадок вокруг пьесы сильно больше, но об оных пусть шекспироведы спорят, мы же вернемся к фильму. Первое, что бросается в глаза при просмотре, это игра Аль Пачино. Он настолько выше уровнем всех остальных, что благодаря ему Шейлок становится главным героем экранизации, а остальные статистами, Шейлока обрамляющими. За время пока идет фильм, фокус несколько раз смещается то на сторону Шейлока, то на сторону его оппонентов. Финал остается открытым, но мои симпатии после второго просмотра, и во многом благодаря Аль Пачино, все же скорее на стороне Шейлока.


Сцена из фильма. Шейлок на пиру у Антонио.

Перевод фильма сделан на основе варианта Т. Щепкиной-Куперник. И хотя по продолжительности фильм практически совпадает с пьесой, но по ощущениям текст порезан сильно, думаю не менее, чем уполовинен. Причем сделано это странно, выбрасываются не только некоторые сцены целиком, но и имеющиеся сокращаются достаточно радикально путем простого выкидывания части «лишних» строк. Вот пример из начала фильма (жирным — исключенные строки):

"Антонио

Не знаю, отчего я так печален.
Мне это в тягость; вам, я слышу, тоже.
Но где я грусть поймал, нашел иль добыл.
Что составляет, что родит ее, -
Хотел бы знать!
Бессмысленная грусть моя виною,
Что самого себя узнать мне трудно.


Саларино

Вы духом мечетесь по океану,
Где ваши величавые суда,
Как богатей и вельможи вод
Иль пышная процессия мореная,
С презреньем смотрят на торговцев мелких,
Что кланяются низко им с почтеньем,
Когда они летят на тканых крыльях.


Саланио

Поверьте, если б я так рисковал,
Почти все чувства были б там мои -
С моей надеждой. Я бы постоянно
Срывал траву, чтоб знать, откуда ветер,
Искал на картах гавани и бухты;
Любой предмет, что мог бы неудачу
Мне предвещать, меня бы, несомненно,
В грусть повергал.

Саларино

Студя мой суп дыханьем,
Я в лихорадке бы дрожал от мысли,
Что может в море ураган наделать;
Не мог бы видеть я часов песочных,
Не вспомнивши о мелях и о рифах;
Представил бы корабль в песке завязшим,
Главу склонившим ниже, чем бока,
Чтоб целовать свою могилу! В церкви,
Смотря на камни здания святого,
Как мог бы я не вспомнить скал опасных,
Что, хрупкий мой корабль едва толкнув,
Все пряности рассыпали бы в воду
И волны облекли б в мои шелка, -
Ну, словом, что мое богатство стало
Ничем? И мог ли б я об этом думать,
Не думая при том, что если б так
Случилось, мне пришлось бы загрустить?
Не говорите, знаю я: Антонио
Грустит, тревожась за свои товары.


Антонио

Нет, верьте мне: благодарю судьбу -
Мой риск не одному я вверил судну,
Не одному и месту; состоянье
Мое не мерится текущим годом:
Я не грущу из-за моих товаров.


Саларино

Тогда вы, - значит, влюблены"


В итоге текст превращается в подписи для комикса. Странное ощущение возникает от такого обращения с Шекспиром. В фильме много «пауз», заполненных видовыми сценами и каким-то «жанровыми» мелочами. Так много, что, к примеру, заглавный (вышеразобранный) диалог начинает звучать только на шестой минуте фильма. В результате повествование становится немного «тягучим» и «гулким», таким, что если не знать оригинала, то это уже и не совсем Шекспир, а, скорее, авторское кино на «тему». Если же оригинал знать, то фильм превращается в красивую иллюстрацию к тексту, словно листаешь богато иллюстрированную книгу, и невольно выхватываешь взглядом знакомые фрагменты текста. Повторюсь, странное ощущение. Может быть в моем случае дело усугубляется тем, что значительная часть фильма снималась в Венеции. Я узнаю места, запахи, какие-то бытовые мелочи из истории города. К последним Рэдфорд отнесся, на удивление, уважительно и внимательно. Но об этом ниже.

Окончательно впасть в медитативное венецианское созерцание не дает игра Аль Пачино, его Шейлок, в моем понимании, стопроцентный Шекспир:

Сцена с Шейлоком при оформлении займа (I, 3)

Монолог Шейлока о праве еврея быть человеком (III, 1)

Не удивительно, что возвращение Аль Пачино в 2010 году в театр именно в роли Шейлока прошло с таким успехом.

Немного о сюжете и исторических деталях. Существует много версий того, что имел ввиду автор, создавая «Венецианского купца». Например, за пару лет до написания пьесы, в Лондоне с большим успехом ставился «Мальтийский еврей» Кристофера Марло, и, возможно, Шекспир решил творчески развить сюжет. Кстати, у Марло в финале злодея еврея заживо сварили в огромном котле. Зрителям такие зрелища нравились, и это при том, что, фактически, евреи были изгнаны из Англии еще в 13-ом веке, а вернулись уже после смерти Шекспира. Кроме Марло, сюжет «Венецианского купца» перекликается с новеллами Фиорентино и Боккаччо, но, как это часто у гениев, сюжет вторичен, первично слово.

Кстати, я конечно не большой знаток иудаизма, но отсечение части плоти от живого человека, как мне помнится, это слишком «специфическое» действие, которое едва ли могло прийти в голову правоверному еврею, каким был Шейлок. Увы, подобное больше в «христианских» традициях того времени. Ну а Шекспир, скорее всего, в сюжете просто использовал одну из распространенных народных «легенд» о «ритуальных» тайных жертвоприношениях у иудеев.

Ну и еще один, на мой взгляд, исторически значимый штрих. После второй мировой войны "Венецианского купца" в первозданном виде практически перестали ставить. И понятно почему, уж слишком антисемитским казалось содержание. У нас, к примеру, пьеса не шла с начала 40-ых до конца 90-х. На западе ставили, но «улучшая» и «исправляя» авторский замысел. В такой ситуации постановка Рэдфорда, в определенном смысле, прорыв, да, сокращено, да, расставлены смягчающие «антисемитизм» акценты, но в прокате на территории Израиля картину, тем не менее, все равно запрещают.

Ну и вернёмся непосредственно к фильму. В первых же кадрах показывается настоящая Венеция. Гранд-канал:


Мост Риальто:


Ворота в Гетто:


и … гонения на евреев:




И если городские локации показаны достоверно, то ситуация с гонениями была не такой очевидной. Венеция шла на достаточно жесткий конфликт с Ватиканом, отстаивая «права» евреев. Сам же Гетто был остроумной юридической уловкой, позволявшей, формально соблюдая папский эдикт, не изгонять евреев из города. Но в «борьбе», увы, очень часто история приносится в жертву обеими сторонами. Ведь и ситуация с «желтыми звездами» и «красными шапками», которые обязаны были носить евреи, ужасна с позиций нашего времени, но в средние века это была распространенная практика. Одежда регламентировалась для всех сословий, причем достаточно жестко, так как служила, в определенном смысле, удостоверением личности. Кстати, во всей Италии евреи обязаны были носить головные уборы желтого цвета, а в Венеции - красного.

Помимо пересмотра роли Шейлока, Рэдфорд внес еще несколько достаточно странных «улучшений» Шекспира. Взять, например, «странные» отношения Антонио и Бассанио:


Это что угодно, но не «дружеский» поцелуй. И подобная стилистика сохраняется на протяжении всего фильма. Зачем? Без этого Шекспир был недостаточно «хорош»? Причем, с другой стороны, с исторической, гомосексуализм действительно был в Венеции большой проблемой, правда, Шекспир едва ли об этом знал. И обычай женщин ходить с частично обнаженной грудью, как раз следствие неудачной борьбы властей с мужеложеством. Суть в том, что дабы вернуть мужчин к естественным «потребностям», «Советом Десяти» было постановлено проституткам в публичных местах быть с обнаженной грудью:


Ну а дальше мода охватила и не только проституток.

История венецианской проституции - это отдельная большая тема. Например, знаменитая, благодаря Бродскому, «Набережная неисцелимых» предназначалась вовсе не для умирающих от чумы, хотя возможно и так она использовалась. Вообще-то в этом месте был приют для неисцелимо больных сифилисом, от которого набережная и получила свое имя. Откуда сифилис? Временами, каждая десятая женщина в Венеции была проституткой. И это без учета проституированных мужчин и нелегалок. В общем, желающие узнать подробности могут сами посмотреть хотя бы И.Блоха «История проституции». В фильме же еще раз хочу обратить внимание на точность в исторических деталях, а именно: посмотрите на прическу и цвет волос у девиц, или на мосты. Во времена повествования мосты в Венеции были, в основном, без перил. Сейчас таких осталось всего несколько, и, как мне кажется, для съемки все же был сделан муляж подобного моста без перил, так как существующие — не подошли по картинке. Хотя тут я не уверен, но просто не помню места в кадре:


Вот как много зрителей фильма знают подобные архитектурные тонкости? Но ведь не лениво же было режиссеру мастерить муляж. Почему-то же было для него важно показать мост именно без перил? Почему? Тогда как в других сценах — вопиющая небрежность к деталям. Например из сцены отплытия Бассанио в Венецию на выручку Антонию выходит, что вилла Порции расположена где-то на Джудекке:


Тогда как по тексту она была в Бельмонте, на материке. В другом кадре вилла, наверное для “красивости”, показана немного фэнтезийно, как пристанище эльфов:


Хотя центральная часть — историческое здание. Это вилла Каподилиста (Падуя), построенная во второй половине XVI века Дарио Варотари (ученик Паоло Веронезе) и в которой велась съемка фильма:

Вилла Каподилиста (Падуя). Вторая половине XVI века, архитектор Дарио Варотари


Вилла Каподилиста (Интерьер)

О некоторых сюжетных странностях. Во-первых, к вопросу об антисемитизме: все обращают внимание на Шейлока, но ведь есть еще его дочь Джессика, за которой ухаживает венецианец Лоренцо, никто его за это не третирует, да и к Джессике главные герои относятся уважительно. И где тут, простите, антисемитизм?

Джессика и Лоренцо

Странная ситуация и с кольцом жены Шейлока, на которое Джессика «как бы» выменяла обезьянку. В финале фильма показано, что кольцо осталось у Джессики, ничего она на него не выменивала:


И выходит, Тубал Шейлоку наврал? Зачем? Ну и вообще, Тубал в фильме выглядит как человек, ведущий «свою игру». Еще один забавный момент - фильм заканчивается кадрами «охоты» в лагуне:


Но, глядя на это, мне сразу вспоминается Карпаччо и загадочная история картин «Охота в лагуне» и «Две венецианки»:



Карпаччо, объединенные «Охота в лагуне» и «Две венецианки»

Почему-то кажется, что и Рэдфорду эта история вспомнилась. Рёскин, такой Рёскин. Ну и где Шекспир, там всегда загадки. Ведь, по большому счету, за незатейливым сюжетом, как бы «антисемитизмом» и прочими условностями, автором показана и осуждена сама суть нового уклада общества, еще только грядущего, но уже пугающего. Ведь что происходит в сцене суда?



Речь Шейлока на суде

Граждане города собрались в Дворце дожей на заседание Верховного суда, где возможно произойдет ужасная сцена: ростовщик, еврей Шейлок,  у уважаемого венецианца, купца Антонио, будет вырезать фунт живой плоти. Все понимают, что такое наказание убьет Антонио и горожанам происходящее очень не нравится. Еще больше толпа возмущается, после того, как Шейлок отказывается принять уплату долга в кратно большем размере. Но как реагируют граждане? Ведь это же публичное убийство из мести! Как могут христиане подобное допустить? Но может это уже не совсем христиане? И для них подписанный контракт становится важнее морали, Бога, всего? Золотой телец победил?

Ну а Шейлок? Что движет им? Принять деньги? В двойном, тройном, да даже в десятерном объеме, это будет всего тридцать тысяч, тогда как, из-за Антонио, он уже потерял больше полумиллиона.

"Шейлок
<...> Пусть никто не насытится им, - оно насытит месть мою. Он меня опозорил, помешал мне заработать по крайней мере полмиллиона, насмехался над моими убытками, издевался над моими барышами, поносил мой народ, препятствовал моим делам, охлаждал моих друзей, разгорячал моих врагов; а какая у него для этого была причина? Та, что я жид.
" (III,1)

Может поэтому он идет на риск и до конца?

"Шейлок
Да, это верно, это совершенно верно! Ступай, Тубал, найми мне заранее пристава, договори его за две недели до срока. Я вырежу у Антонио сердце, если он только просрочит; когда его не будет в Венеции, тогда я буду волен делать дела, как хочу. Ступай, ступай, Тубал! Мы встретимся в нашей синагоге; ступай, добрый Тубал; в нашей синагоге, Тубал". (III,1)


Но Шейлок же не может не понимать, что из-за него пострадают и другие евреи, нет? Или понимает? Но может быть, роль Тубала как раз в том и состоит, чтобы Шейлок пошел до конца, сделав за остальных "грязную работу"?

Ну а как коллизия разрешается? С помощью грамотного адвоката? Ничего не напоминает? Я вот почему-то вспомнил Хиллари Клинтон, которая убедила всех, что минет не является сексуальными отношениями, так как этого не указано в словарях, чем спасла мужа–президента от импичмента.

Вот именно из-за таких сцен Шекспира все же лучше читать, а не смотреть в «урезанном варианте». Кстати, говорят, в американском издании пьесы для школьников сказано, что она о любви и женитьбе. «О дивный новый мир».

Смотреть ли фильм? Сначала прочесть в «бумаге», а потом уже и посмотреть можно. Тем более, что делов-то часа два, даже если читать вслух.

Tags: книга - лучше, обзоры из личных архивов, положительный пример
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 16 comments