October 19th, 2020

Наследие лжи / Спадок брехнi (2020): Скотт Эдкинс в Киеве



Тут буквально пару-тройку месяцев назад на торрентах появился свеженький образчик эксплуатационного кино, снятого в Восточной Европе - с пафосным названием "Наследие лжи". Чем примечателен фильм? Во-первых, там в главной роли Скотт Эдкинс - несостоявшаяся звезда фильмов про единоборства, которая все пытается да пытается взойти и все не взойдет. Во-вторых, фильм снимал целый конгломерат европейских кинофирм - Франция, Великобритания, Польша, Америка - но по факту он снят в Лондоне и Киеве. Причем украинская сторона предоставила часть съемочной группы, актеров и даже часть бюджета, что давно является традицией для украинского кино, привыкшего бездумно про***вать деньги: https://itc.ua/articles/reczenziya-na-film-nasledie-lzhi-legacy-of-lies/

Что же получилось? Краткое резюме - под катом.

Collapse )
1993

"12" реж. Никита Михалков


Сколько уже успели наворотить мифов вокруг фильма, который толком никто и не видел еще! Теперь вот уже Михалков - "победитель Венецианского кинофестиваля", и тот факт, что его "золотой лев" - вовсе не главный приз, как-то совсем выпал из поля зрения. Другой миф - что фильм камерный, в нем двенадцать мужиков сидят в запертом помещении и больше двух часов разговаривают. Больше двух часов - это правда, но, помимо дюжины присяжных, главных героев, в картине полно действующих лиц, начиная с судебного пристава в исполнении Александра Адабашьяна и заканчивая собственно обвиняемым в убийстве приемного отца, российского офицера, чеченским подростком, причем в двух ипостасях - современной, где ему, на момент действия 18 лет, и героем его собственных снов, где он маленький (там персонажа играет родной брат актера), а также женщина-судья, сотрудники строительной фирмы - настоящие убийцы (как выяснится в результате заседания, это они, элитные застройщики, чтобы выжить из дома, идущего под снос, несговорчивых жильцов, одного убили, другого решили упечь в тюрьму, повесив на него убийство, а третьего запугали; причем самый лютый из "строителей" - Игорь Верник, мало ему было Иуды в "Мастере и Маргарите" Кары), погибшие родители обвиняемого, односельчане по аулу, чеченские боевики, спецназовцы и прочая и прочая, включая детей-школьников, поскольку заседание коллегии присяжных проходит в школьном спортзале: здание суда соединено со школой, а в самом суде ремонт.

И вот в совершенно сюрреалистическом пространстве, в котором любой бытовой предмет, от мобильного телефона до сигареты, превращается в многозначный символ, персонажи из условных "наших дней" обсуждают актуальные проблемы страны, по ходу исполняя мини-дивертисменты на сопутствующие темы (герой Газарова, кавказец-хирург, виртуозно обращается с ножом, герой Гармаша разыгрывает целую психодраму с участием героя Стоянова, после которой последний долго блюет в туалете, герой Гафта повествует о странностях любви в еврейском гетто, попутно, в духе времени, недобрым словом поминая литовских эсэсовцев, да и сам обвиняемый в камере для сугреву отплясывает что-то вроде лезгинки). То есть в отличие от стандартной криминально-психологической драмы Роуза-Люмета у Михалкова получился странный, неровный, местами захватывающе интересный, но не самый органичный гибрид Гельмана и Кафки. Вероятно, к подобному эффекту Михалков и стремился, вряд ли это вышло случайно, как и его собственный, совершенно уж архангельский облик в роли председателя (естественно) жюри присяжных, знающего правду наперед, умело, но скрыто манипулирующего ходом партсобрания... простите, заседания и под конец, не договорив "Русский офицер бывшим не..." пускающего скупую мужскую слезу.
Collapse )