voencomuezd (voencomuezd) wrote in movie_rippers,
voencomuezd
voencomuezd
movie_rippers

Category:

Солнечный удар (2014). Часть 2

Хлоп, пароход. Выступление факира. Показав несколько затасканных фокусов в стиле Акопяна, факир выпускает из горящей вазы компьютерных бабочек. Фу-ты, ну-ты, лапти гнуты! Это же очередное проявление инсектофилии Ужрсатого Шмеля! В его УСсатой саге тоже все время мелькали бабочки, пчелы, комары, паучки... Откуда такая страсть к долбанным насекомым?
Спасибо хоть птиц из сортира не выпускает... (тьфу-тьфу-тьфу через плечо).

После этого факир проводит старый трюк с уничтожением часов зрителя. Но как проводит? Во-первых, не оборачивает часы платком на глазах публики, а тупо бросает их в ступку, где, как понимают даже дети, часы не видны из зала. А во-вторых, в бешенстве бьет в ступку медным пестиком якобы по немаленьким таким часам, закрытым тяжелой крышкой. Это чо за уничтожение такое идиотское? Даже если бы по-настоящему бил, это бы не сработало.

Но – внезапный поворот!!! – когда платок со ступки сняли, оказалось, что часы разбиты по-настоящему. Служка факира делает рожу кирпичом и сваливает, а факир картинно стоит спиной к публике, думая, что все норм. Смешнее всего даже не это, а то, что Никита Киногон сплагиатил один из выпусков «Маски-шоу», где такой прикол был с часами Делиева. Да, да, Никитушка, я помню, я все помню!

Онаружив фейл, факир с криком кружится на месте и, конечно, эффектно возвращает часы. Не те самые, правда, но про это он просит поручика не говорить публике – на ушко. Поручик возвращается в номер, плачет от пережитого позора, называет себя дураком... Что и говорить, лох по сюжету явный.

Лагерь. Офицеры трут о жизни, и тут выясняется, что ротмистра сдал Полковник. Исключительно из безопасности лагеря, чтобы он не подставил остальных своими безумными планами. Хе-хе-хе. А полковник наш человек, из стукачей. Даже жалко его расстреливать будет.

На следующее поручик на пароходе встал и увидел, что дама сошла на берег. Он в шоке одевается, хватает пожитки, мчит на палубу, когда корабль уже отходит, требует его отпустить... Матрос кричит, что не может отпустить его благородие, поручик пытается спрыгнуть сам, матрос мешает, поручик орет ему: «Смирно! Кругом!» Матрос подчиняется, но тут же снова пытается помешать... Мало того, что это дешево и нелепо, так это еще и повторение сцены с танкистом и Котовым из первого «Утомленные солнцем».
САМО!... ну понятно...

Поручик все-таки спрыгивает как акробат, через палубу и тросы, подходит к даме и оказывается... что это на самом деле Мамаша – у них платья одинаковые. Все-таки, Царь Михалон пытается изобразить своего героя максимальным лузером и дебилом.
Мамаша, увидев офицера, пугается, кричит: «Вы меня преследуете?», хватается за стены, дешево позерствует, поворачивается спиной, скороговоркой обещает встретиться, когда муж не будет рядом, жутко переигрывает... а поручик сваливает обратно на пристань и начинает орать, чтобы за ним вернулись.
Мда, а ведь больше часа фильма прошло. Сколько приключений придумали в качестве приквела к четырехстраничному рассказу... Создатели Санта-Барбары сдохли бы от зависти.
Мамаша бросается за ним, но тут ее зовет муж, и ТП-шка, наигранно хохоча, прыгает в коляску, где смех переходит в истерику... Хочется взять и сказать...



Поручик понял, что если ты лох, то это по жизни и пошел дальше. Но... дуракам везет! Дамочка убеждает капитана вернуться за одиноким дебилом, и тот разворачивает корабль. Увидев спасение, поручик с радостью орет и начинает танцевать lezginka.



Поручик радостно заходит в номер, бросает саквояжи кидает фуражку на крючок одним броском. Попал. «Вот так!» – важно говорит идиот поручик.
Ах, белый пароход, бегущая вода... Белый пароход проезжает мимо монастыря, на колокольне которого монах Евлампий жрет ягодки вместо того, чтобы звонить. Приходится батюшке подниматься по лестнице и подгонять дурачье. Сiе бездуховностЪ!

Вечер. Поручик сидит у себя и пялится на фотку какой-то бабы за роялем. Это Лизонька, его невеста. Тут приходит стюард и говорит, что его ожидают в ресторане.
Неизвестный оказывается факиром в штатском. Он хочет поблагодарить поручика за то, что тот его не сдал. Поручик так рад, что сам начинает называть себя дураком. И так охотно... Довольный факир, страшно переигрывая, говорит поручику, что тому с его «умом и талантом» (?) надо сваливать из сраной Рашки и ехать за границу, где вертится капитал. И заодно задвигает про экономическую теорию какого-то там Маркса.

Все это время нас почему-то постоянно бросает в 1920 год, где ночью Полковник сидит в одиночестве на качелях и трет руки. Вышел подышать свежим воздухом? Но наконец его душат удавкой. Натуралистично, распухшая рожа прямо в кадр. Так сказать, «смерть стукачам».

Пьяный поручик тычет факиру под нос портрет Лизоньки и рассказывает, как шикарно она поет. После чего напевает как козёл умеет. И тут – ВНЕЗАПНО! – тот же голос напевает ту же песню и поручик видит свою Лизоньку в зеркало! О как!!!
Длинный полуминутный поворот камеры, в течение которого поручик оборачивается, пригибаясь к столу почти целиком... Очень... очень... длинный...



Только стойкий Хатику дождется конца сцены этого великого кино...

Оказалось, Дамочка с этой прической – вылитая Лизонька. Поручик зажмуривает глаза и засыпает... (?!) и дама, увидев это, в шутку пукает свистит в свисток и уходит. Поручик, очнувшись, резко бросается за ней. Он видит ее на лестнице, возле работающих механизмов и кричит ей, перебивая шум: «Как вас зовут? Ладно, неважно... Нам нужно сойти на этой пристани! Прошу вас! На этой пристани, сойдем!» Дама смотрит на него как будто все понимает, но сомневается, а он продолжает кричать.
А теперь сравните с оригиналом...

Рука, маленькая и сильная, пахла загаром. И блаженно и страшно замерло сердце при мысли, как, вероятно, крепка и смугла она вся под этим легким холстинковым платьем после целого месяца лежанья под южным солнцем, на горячем морском песке (она сказала, что едет из Анапы). Поручик пробормотал:
— Сойдем...
— Куда? — спросила она удивленно.
— На этой пристани.
— Зачем?
Он промолчал. Она опять приложила тыл руки к горячей щеке.
— Сумасшествие...
— Сойдем, — повторил он тупо. — Умоляю вас...
— Ах, да делайте, как хотите, — сказала она, отворачиваясь.


В общем, поручик перелезает через перила, становится над механизмами и говорит, что это вопрос жизни и смерти. Нравится незнакомая девушка, но не знаешь, как обратить на себя ее внимание? Шантаж самоубийством – пикап-мастер!
Сработало! Баба согласилась поехать ночью в гостиницу с незнакомым человеком, с которым она даже словом толком не перекинулась... в отличие от оригинала, где у них уже явно была связь. Сюжетная логика? К дьяволу сюжетную логику! Этожелюбоффь!

Гостиница, коридор. Увеличивая хронометраж, баба ме-е-е-дленно снимает перчатки – палец за пальцем (Хатику скучнеет еще больше). Наконец, прислуга проводит их в номер. После суетливой болтовни прислуги голубки наконец остаются одни. Пауза. Капающий рукомойник. «Запри дверь». Баба чо-то очкует, поэтому сначала тушит свет, а потом уже раздевается. За кадром!!! НООООУ!!!
Хотя подождите... Йессссс!



Кто там говорил, «обвислая»? Ну не знаю, на мой взгляд, задница как задница. Во всяком случае, лучше, чем задница в предыдущем шедевре Усомастера...
У поручика от вида спереди выпадает из рук сабля. «Э... Э-э-это сабля!» – говорит он. О, да поручик, видимо, сам без пяти минут капитан?



«Я знаю» – отвечает дамочка. И они пялятся друг на друга выпученными глазами как Чужой на Хищника. И вот наконец половой акт... Он предстает в виде очень крупных планов на... плечи полюбовников, почти неподвижные, и искаженные гримасами боли лица.





А в порнухе почему-то по-другому...

Судя по лицам, запчасти у них друг другу некалиброванные... Но все же кое-как они совершают стыковку.... Кстати, о механизмах. На экране появляются уже настоящие машины. Машины парохода, которые своими быстрыми движениями символизируют половой акт героев. Огромные могучие поршни летели вверх и ввысь, двигаясь взад и вперед, взад и вперед, взад и вперед, блестя своими металлическими деталями... Пока не окончили свои бег, и из крана не закапала отработанная вода... Эх, шикарная сцена.
Вы думаете, это Фрейд? Нет. Вот это уже настоящий, полноценный...



Потому что замена полового акта движущимися поршнями уже была в Голом пистолете «Крейцеровой сонате» 1987 года. Что подметил каждый второй рецензент.
На следующее утро поручик дрыхнет, а одевшаяся баба гладит его по голове и шепчет: «То, что с нами было, это солнечный удар... А долго так нельзя, от этого сгорают... Не сердись, будет обо мне память... А потом... а потом... хи-хи-хи»
- Суп с котом, - бурчу я.
«Суп с котом... (хи-хи-хи)» - хихикает баба и уходит.

0_о
Ё-моё... Да я ясновидящий, посоны! Надо проверить на чем-нибудь еще... так... предсказываю, что следующий фильм Михалкопполы провалится в прокате! Посмотрим, сбудется ли.

Через некоторое время сабля опять падает (САМОПОВТОООООР!!!), и поручик просыпается. Оказывается, баба уже уехала на пароходе. Поручик обшаривает номер, находит голубой платок и ме-е-е-дленно (Хатику сдох) пьет шампанское, а потом читает записку «Вот вам карамелька на память. Что с нами было, никогда не было и больше никогда не будет». Значит, оставшийся час фильма будет посвящен его ходьбе по городу, которая в оригинале заняла три страницы текста?

На пристани поручик спрашивает у мальчонки Егория с омерзительно «простонародным» говором об ушедшем пароходе. Разговорились. У мальчонки есть офигенное развлечение – смотреть на проезжающие мимо американского городка грузовики дальнобойщиков и угадывать марку по мотору по реке пароходы. Других развлечений в городке нету. После этого мальчик отправляется в церковь на службу (он там певчий... или хрен знает кто), а поручик приносит ему туда крестик, купленный у еврея; чтобы батюшка освятил.

Поручик присаживается на лавочку и рассматривает записку. Пара слов там зачеркнута. Он внимательно их разбирает... «между нами никогда не было... и ЧТО САМОЕ УЖАСНОЕ... более никогда не будет» Лицо поручика Шерлока Холмса крайне удивлено. Спросите, какое это будет иметь развитие в фильме? А никакого.

Поручик бежит на почту и пишет телеграмму, что, мол, вся моя жизнь навеки, до гроба... Потом думает. Зачеркивает. Рвет. И уходит. Почему? А потому что он дебил он не знает даже, кому писать. Он же даже не познакомился с ней, в пылу-то любви.

Егорий говорит поручику, что священник требует за освящение 10 рублей. Ну, раз офицер из Москвы... Обдиралово москвичей уже тогда было в тренде! Поручик, конечно, в шоке, и дает только рубль. Прокатило, жадный служитель культа удовлетворился.

Поручик вместе с Егоркой гуляет, идет мимо музыкального училища и слышит ту самую песню, которую пела его баба. Он... проника-а-а-ается... Потом музыка переходит в какофонию, и поручик с охуевшим видом пялится на витрину фотомастерской. Потому что там на карточке какая-то семья и одна из этой семьи – его баба! О боги! Детектив продолжается!

А, не. Это у поручика уже глюки начались. Головушку, наверно, напек. Утомленный солнцем, ёпт.
В фотомастерской седой Адабашьян в своем очередном камео фоткает Мигалкова какого-то пидараса в костюме Д’Артаньяна. Или наоборот.



Поручик с какого-то хрена просит убрать с витрины карточку с семьей (не спрашивайте, где тут логика). Адабашьян, ессно, крутит пальцем у виска. Тогда поручик предлагает сфоткать его с мальчиком и повесить на их место, за что отдает десять рублей, которые давеча зажилил на крестик (символииииззмммъъъ...). Конечно, Адабашьян соглашается, не каждый же день встречаются такие идиоты.

Меанвайл он Саус оф Раша... Дохлого полковника нашли большевики. Но убийцу искать даже и не подумали – Землячка так и сказала, нахуй искать. Сами же офицеры тела не заметили и спокойно стали рассиживаться на лестнице, чтобы все-таки сняться на память. О вчерашнем нежелании все уже забыли. Повторяется день Сурка – Землячка опять припирается к офицерам, юнкер опять орет: «Нам же разрешили», Упячка Землячка кричит, что полковник скончался от сердечного приступа, а потом говорит, что командование решило их всех эвакуировать на барже. Офицеры, недовольные, качают права, требуют дежурного отделения... тьфу ты, то есть, поезда. А Землячка с большевистской суровостью посылает всех нах и говорит, что отправление через час. И ниипёт.
Чуете драму?

Хоп, Волга. Егорка спрашивает у офицера про Дарвина. Ему учитель рассказывал, из самого Петербурга, что бога нет, а человек произошел от обезьяны. Вот Егорка и интересуется, правда это или нет. Ну, по теории Дарвина да, - отвечает поручик, которому эти терки неинтересны. Егорка очень ненатурально удивляется – так значит, и вы от обезьяны? Нет, деточка, поручик как раз от осла. В отличие от одного усатого дяди, который произошел именно от обезьяны. Очень жадной, глупой и вороватой обезьяны.
И я от обезьяны? – пораженно шепчет уязвленная в самое сердце школота из третьего состава восьмидесятого Ералаша. Наконец, они влезают на холм, а там облака и лепота. И они бегут вниз с радостными криками как накурившиеся травки...



И тут МЕГАОХУЕННЕЙШИЙ ПОВОРОТ В ИСТОРИИ КИНО!!! Мальчонок показывает поручика излучину, по которой утренний пароход шесть часов проходит кругом. И пока тупой поручик обрабатывает информацию в течение пяти минут, пацан с вот такой рожей охуевает от мысли, что от обезьяны, значит, произошел не только он, но и сам ЦарЪ! И ЦарицЪа! А все Великiя КньзЪя! От ужас-то!
Но поручику пофиг, он кричит от травки счастья и прыгает с обрыва, представляя себе в слоумо портрет Лизоньки, плавно переходящий в портрет Дамочки. Красивая музыка и ощущение полёта!

ШМЯК!!!
ХЭППИ-ЭНД!



Ну ладно, на самом деле нет. Поручик падает в воду и выныривает (35 сек.), радостно бултыхается в воде (10 сек), лежит на спине, наслаждаясь счастием (15 сек.)... Красивая музыка, крупный план на реку... А потом... вы охренеете сейчас, что было дальше.

Нет, это надо осознать. Поручик... НЕ СТАЛ ДОГОНЯТЬ КОРАБЛЬ! Серьезно. Просто не стал. Вместо этого нам показали каюту со спящей дамой, которая так и не выспалась той ночью. И тут... Блин, я до сих пор не могу в это поверить... Пришел... ЛИЧНО Богоподобный, Оскароприемный, Шмелепесенный, Власоседый и Пышноусый Царь и Император Святорусского Кiно Никита Сергей Михалко Первый! С бородой!
Нет, серьезно, он лично вписал себя в фильм. В качестве портрета.



Посоны, это же Паратов!



Как говорится, «в каждом фильме режиссера должна быть частичка автора...» Лучше всего – отрубленная.

Смена кадра. Поручик сидит в гостинице с тупым видом пялится на кур, а потом пьет водку. Егорка, который жрет на барские деньги, начинает донимать его крамольными вопросами; мол, а если человек от обезьяны, зачем в церковь ходить? Как зачем? Чтобы Патриарх Кирилл имел денежки на скромное украшение в виде часов Брегет, глупая школота...

Кстати, о часах. Часы свои поручик отдал мальчонке. Зачем? Господи, да вам уже не плевать, зачем? А зачем он не стал догонять пароход? Зачем просил убрать карточку с витрины? Плевать. В общем, попросил пацаненка зайти к нему в восемь, разбудить и оставил ему сдачу, которую, правду, официант тут же стырил себе (сiе бесдуховностЪ!).

Поручик сидит в пустом номере (2:10 сек.); поручик утыкается лицом в подушку, чтобы никто не видел недоигрывания... Кстати, я забыл сказать, что Его Седейшее Богоподобие при съёмках не нашел в России-матушке нормального кандидата на главную роль, и в итоге Поручика играет какой-то хрен из Латвии. Озвучить его пришлось Евгению Миронову. Так вот, в этой сцене Миронов очень ненатурально плачет (55 сек.), причем, чем громче он ревет, тем громче я ржу. Наконец, дебил засыпает.
Ему снится белый туманЪ, который накрывает сценарий пароход, а потом он приходит в себя на лестнице с остальными офицерами, и их все-таки всех фоткают.

Вечером его разбудил Егорка, который, как водится, опоздал на полчаса. Это Россия, детка... Он сажает его на извозчика, отправляет к пристани, счастливо машет рукой, а потом вспоминает, что часы-то отдать забыл!!! И верный холоп мчится к пристани, чтобы вернуть утенка как в Цитадели забытую ценность...

Сцена беготни за коляской, одновременно с которой горожане расходятся по домам, занимает еще две с половиной минуты, естественно, школоло не успевает, поручик уезжает. «Поручик сидел под навесом на палубе, чувствуя себя постаревшим на десять лет». Красивая музыка.

Итак, подведем итог. Сцена гуляния по городу, которая в рассказе представляла собой бесцельную ходьбу, в течение которой поручик пытался подавить чувство потери и тоски по даме, и которая представляла у Бунина виртуозное и натуралистичнейшее описание волжской природы и маленького городка, не замечающего чужого страдания - в фильме превратилась в набор сцен, не содержащих вообще никакой смысловой нагрузки.

Ах да, побочная линия... Да, так вот, на экране баржа. Да, я тоже ждал.



Тупые офицеры, до которых никак не дойдет, идут в баржи с легким сердцем, надеясь, что скоро вернутся на землю и распевают «Нам бы нам бы нам бы всем на дно!.. Победу православным христианам...». Лауреаты премии Дарвина и то бывают осмотрительнее.
Дебил юнкер раздает на память всем свои адреса, написанные на французскомЪ, это все занимает еще несколько минут... Опять тема отражения, на сей раз в иллюминаторе... Матрица рулит, чо.

Наконец груз погружен, стотыщпитсот дебилов закрыты в трюмах... Орет сирена, баржа отправляется в путь. Офицерик с чемоданчиком анаши табачных пачек, подумав, раздает всем свои папиросы. Коллекцию для такого дела не жалко. Все увлеченно начинают сжигать в тесном трюме последние остатки кислорода... Офицер тоже молча закуривает. Как оказалось из диалога с нашим поручиком, это таки он задушил полковника. И ничего не почувствовал - ничего вообще. От ведь вражина. Ну ничего, сейчас тебе за все воздастся...

Офицер молчит, а потом неожиданно начинает мрачно нести поток сознания. Говорит о русской литературе, которая поливает дерьмом страну и историю, тупом Некрасове, несет еще какую-то интеллигентскую чушь про то, что Россию погубили из-за собственной лени... Твою мать, да топите вы их уже!!!

Но нет... Сначала надо полюбоваться на интеллигентские истерики офицеров-размазни, которые плачут друг у друга на плечах, хнычут о погибшей России и т.д. Тут юнкер передает поручику сверток от комиссара-лопуха. В свертке оказались... эмммм... От это поворот! Часы. Те самые! То есть... Что... Комиссар нашел мальчонку, убил и реквизировал часики? Или что это значит?

А значит это вот что. Маленький мальчик после того, как прочел Дарвина, нашел книжку Маркса и стал мужиком! А также марксистом и, мать, реалистом в одном лице! Вырос, заматерел, отличился на фронтах ревдвижения и в последний момент, выполняя свою великую задачу по уничтожению контры, окончательно отрекся от буржуазного наследия.

Поручик почему-то радуется, начинает бешено орать, бьет в иллюминатор, думая, что Егорий его теперь вытащит... Интересно, с чего бы это? А Георгий с каменным лицом машет капитану, и команда топит судно.

Если вы ждали экшна, как в «Цитадели», где расстреливали в спину солдат заградотрядом, то вы просчитались (как и я). Комиссар тупо смотрит в бинокль (символизм!) как тонет баржа, которой окончилась история царского парохода (еще символизм!).



Баржа тонет. Дама тоже смотрит в бинокль. Подлодка Курск Баржа утонула. Комиссар тянет руку, чтобы покрестится, но потом просто поправляет фуражку, отрекаясь от старого мира и отряхивая его прах с наших ног. Немая сцена. Музыка. И настоящий коммунист, единственный нормальный человек в фильме, выполнив свою тяжелую миссию, уходит с холодного берега продолжать это нелегкое дело революции. Ведь впереди еще борьба с бандами и конвоирование саквояжа золота...
А Мудалков плагиатит Титаник.



Баба на пароходе пялится в туманЪ. Никакого глубокого смысла, по честному признанию режисСЁРа, просто в день съемки была плохая погода.
Показывается надпись: «С 1918 по 1922 годы только на юге страны и в Крыму Россия потеряла более 8 миллионов своих граждан». Удивительно, но даже здесь Никитушка Пукалков ухитрился соврать. На самом деле вообще ВСЕ потери в Гражданскую войну оцениваются от 8 до 12 млн., с учетом неродившихся. Плюс еще полтора-два эмигрантами. И вас ис дас "Юг России"? Крым перед революцией насчитывал пол-миллиона человек.
Бонус. Никитец не выдержал и напоследок вставил в титры свое совместное с Кубанским казачьим хором исполнение песни «Не для меня создали Оскар весна придет».



ВЕРДИКТъ

Большинство рецензентов говорили о художественной стороне фильма. О-кей, если вкратце - фильм художественно слаб. Он, как и все последние фильма Михалкова, распадается на ряд плохо связанных сцен, которые режиссер пытается наполнить красивой картинкой, камерностью и лиричностью. Общеизвестно, что Михалков - исключительно камерный режиссер и только такие сцены у него хоть как-то получаются - даже в Цитадели лирические сцены были чуть лучше остального паршивого барахла. Здесь же Никита попытался прыгнуть выше головы и ожидаемо получился пшик. Фильм скучен и чудовищно затянут. Хронометраж пытается маскировать недостаток идей и режиссерского таланта, многочисленные эпизоды и ответвления сюжета в единую композицию не складываются, мотивация персонажей отсутствует, ряд символических моментов оказываются бессмысленным позирование. Компьютерная графика стоит на уровне сериала «Гибель империи». Музыка Артемьева красивая, но абсолютно не запоминающаяся, показывает, что Артемьев, как и Михалков, свой талант продал и закопал навсегда. Актеры играют в основном так себе, переигрывают, копируют Михалкова (угадайте, почему), что Поручик, что Дама на роли не подходят. Поручика вообще спасает только Евгений Миронов, который озвучивает его мастерски, но даже он не может вытянуть паршивую игру персонажа. В результате сюжет и режиссура становятся халтурой, а куча плагиата превращает их не просто в халтуру, но и во вторичную, штампованную, заведомо второсортную халтуру.

Но гораздо интереснее вопрос об идеологии в фильме. Тем более что это, пожалуй, самое идеологизированное кино Михалкова, кино, чей целью с самого начала было донести мысли Тварьца до народа. И какую же философию содержит фильм?

[Объемистый и не слишком нужный текст]СУ показал, что как режиссер Михалков кончился. Все метафоры в фильме были прозрачны, и все отлично поняли, Что Хотел Сказать Режиссер. А именно: революция погубила Россию, тысячи лучших людей погибли ни за что, а случился этот ужас потому что учителя-атеисты учили детей теории Дарвина, попы вымогали, а поручики тратили деньги на фотки вместо крестиков. В общем, все отЪ бесдуховностi!
А что надо было делать? Надо было вешать. И расстреливать революционеров. И запрещать читать неправильных русских писателей. И, конечно, запретить Дарвина - только в этом было бы спасение.

И разумеется, это полная чушь. Линия с пароходом и линия с лагерем не связаны абсолютно ничем, кроме Гриши. Михалков в историческом кино полностью игнорирует историю, то есть реальные события и реальные проблемы. Причину революции надо искать не в теории Дарвина или прогулках на пароходах, а в отсталости политического строя в стране. В самом обширном помещичьем землевладении в Европе. В нерешенных проблемах рабочего вопроса. В колоссальном разрыве между богатыми и бедными в стране. В упрямом ничтожестве, которое, стоя во главе государства, старательно подбирало в помощники бездарных, но исполнительных идиотов. В войне, которая стала лишь катализатором распада государства, хотя оно испытало на себе ее гнет куда меньше многих других. И, шире, в полном несоответствии ментального уровня верхов страны новой эпохе. Когда войска стреляли по людям, шедшим к царю с петицией, они поступали в полном отрыве от ушедшего вперед уровня страны - точно так же как сам Бесогон, который во главе Союза кинематографистов пытается учить «норот» консервативной этике и фактически возрождает цензуру.

Вешать, говорите вы? Царское правительство уже как-то вешало. В 1907-1910 гг. Но с помощью каких-то 3-4 тыс. повешенных страну удалось привести к спокойствию. Для подавления восстаний понадобилось всего-то три миллиона солдат (Поливанов А.А. Из дневников и воспоминаний по должности военного министра и его помощника. 1907-1916. М., 1924. Т.1. С. 42.). Помогло это? Как мертвому припарки. Уже в 1914 г. в Питере были такие забастовки, что пришлось вызывать гвардию, а то могло бы и восстание полыхнуть.

Но этого всего в фильме нет. Об истории Михалков судит с позиций самого темного и глупого обывателя.

«Меня коробит выражение «столыпинский галстук», - говорит Михалков. «Но ведь действительно был вешатель», - возражаю. «Но ведь великий реформатор», - говорит. «Но ведь реформа провалилась», - отвечаю. «В смысле провалилась?! Судя по историческим документам, реформа не только не провалилась, а превзошла все ожидания. Другой вопрос, что Столыпину не дали ее завершить…. При этом он говорил, что если бы России дали двадцать лет спокойного развития, стала бы великой страной», - говорит Н.С. «Но ведь и без них стала», - говорю. «Да, но какой ценой?» - отвечает Михалков.

И это бесконечное "Как это случилось?" отлично показывает уровень Михалкова. Да, многие белогвардейцы после революции без конца трындели в ужасе "Как это случилось?" Но удивлял их не сам факт революции, а ее последствия: то, как быстро и легко исчезла громадная держава, распалась армия, а государство превратилось в анархичный обрубок - так революция представляется со стороны обывателю, который плохо осознает каким хрупким и слабым может быть повседневность жизни. В этом отношении очень характерны именно дневники Бунина, который также до революции мог считать себя гением, а оказалось, что за вычетом таланта и красивого описания аллей, он обычный дворянский отщепенец.

«Была Россия, был великий, ломившийся от всякого скарба дом, населённый могучим семейством, созданный благословенными трудами многих и многих поколений, освящённый богопочитанием, памятью о прошлом и всем тем, что называется культом и культурой. Что же с ним сделали? Заплатили за свержение домоправителя полным разгромом буквально всего дома и неслыханным братоубийством, всем тем кошмарно-кровавым балаганом, чудовищные последствия которого неисчислимы…» («Окаянные дни», 1918).

Революция для Бунина - это не просто кризис страны и временная анархия. Для него это гибель культуры, бунт одичавшей черни и вообще, настоящий апокалипсис – в конечном счете, гибель всего, что составляло его собственный мир. И это не какое-то непонимание. Это пишет тот самый Бунин, который раньше понимал народ. Тот Бунин, который лишь в 1916 году говорил устами своего героя: «Воюйте на здоровье. Это, господа дворяне, ваше дело. Вы, барин, вы нам уж откровенно скажите, какая ваша задача: чтобы нас всех перебить, а скотину порезать да в окопах стравить?» Это ТОТ САМЫЙ Бунин, который в 1915 году действительно страдал из-за войны: «он сразу раскрыл передо мной все, что его привело в такое возбужденное состояние: это — война, это — гибель миллионов людей и в то же время это — патриотическое мракобесие и бессовестность части наших писателей, которые, сидя в мягких креслах, воспевают героизм русских солдат, погибающих в сырых окопах… Он заверил меня, что он ни одной строчки не написал и ни одной копейки не заработал на этой народной беде...» (А.Померанцева. В дни революционной страды // Суровое время. Новосибирск, 1957. С.9-10). Но когда мир посыпался, а темные мужички начали громить имения - Бунин взбесился и оплевал свою родину ядом. Потому что личный интерес есть личный интерес. То же стало и с Михалковым - воспевая чекистов Шиловых, он перешел к любованию русскими поместьями и закончил тем же, чем вся интеллигенция в 1991 году - отречением от собственного наследия. Зис ис бизнес.



Поэтому и рецепт у белых, несмотря на какие-то попытки что-то придумать в политическом плане, упирался в то же, что и у Михалкова - вешать!

«Мы хотели избавить иноплеменных ишаков и прежде всего наших подлых русских ослов от необходимости достукиваться до всего собственными лбами, хорошо зная, что при этой жестокой науке несчетное количество лбов разобьется, а “шестая часть суши” обратится в исполинское ишакоослиное кладбище… Вот почему мы взялись за винтовку. Мы надеялись перебить взбесившихся, чтобы спасти остальных. Расчет, казалось, был верный. Сколько пришлось бы уничтожить жизней? Ну, допустим – миллион… Ужасно… Но при “пассивной тактике” России, вступившей на путь социализма и искусственного расчленения, России предстояло потерять половину своего населения. Скажут: кто сделал этот подсчет? Его сделали мы – белые. И я в их числе. Это был не подсчет, а повелительное ощущение. И разве оно нас обмануло? Намного ли мы ошибались? “Если утопающий в бессознательных конвульсиях тянет спасающего на дно, спасающий должен сильным ударом по голове оглушить спасаемого и затем его вытащить” (Из правил для спасения утопающих). Вот это приблизительно мы собирались сделать с Россией. Для этой цели необходимо было три вещи: во-первых, штыки, во-вторых, штыки и в-третьих – штыки».

ГАРФ. Ф. Р5974. (Шульгины Василий Витальевич и Екатерина Григорьевна.) Оп. 1. Д. 17. Рукопись В.В. Шульгина «1919 год. Ч. 1. Интервенция». Л. 7–8. // Пученков А.С. Национальная политика генерала Деникина. СПб.: Полторак, 2012. С.19

Вы еще спрашиваете, почему белогвардейцев тогда расстреливали?

В итоге вместо этой жестокой смертельной борьбы и переосмысления - унылая и псевдоисторичная пастораль с ВНЕЗАПНОЙ революцией, рефлексирующими офицерами и гнусными большевиками-обманщиками.

Меня, кстати, кто-то просил сказать об истории в фильме. Истории, как видим, тут нет. Что-то от истории можно усмотреть только в линии с лагерем, которая, кстати, понравилась больше беготни по пароходу, поскольку там есть хоть какая-то логика событий и герои действительно играют и вполне достойно (кроме переигрывающего ротмистра). Художественно это даже убедительно. Хотя с исторической точки зрения - очень много "маленьких художественных допущений". Ладно, допустим, в "некоем" городе Юга России случайно оказались корниловцы, марковцы и дроздовцы одновременно - что сразу указывает на Севастополь, откуда они эвакуировались. Ну ладно, не знал режиссер, что в 1920 году добровольческий нарукавный шеврон уже не носили, да и вместо русских шинелей гораздо чаще встречались британские (хотя кто-то там говорил про консультантов...). Ладно, бог с ним, концлагерь с вышками. Но сама завязка истории - полностью псевдоисторична. Да, Фрунзе действительно предлагал такую амнистию врангелевцам - самовольно, кстати - но Врангель не просто от нее отказался, но и даже скрыл от войск, о чем рассказал в мемуарах. Поэтому офицеры вовсе не собирались сдаваться в плен и бежали как могли. И если они оказались в итоге в плену то, в большинстве случаев, по независящим от себя обстоятельствам. Что было дальше? Как показывают документы, итог был плачевен - пленных офицеров загоняли в спешно приготовленные лагеря, оттуда спустя несколько дней-недель вызывали и "фильтровали". К расстрелу шли, по сути, почти все офицеры армии, нередко и военные чиновники, и военврачи. Полицейские и жандармы, даже бывшие, к расстрелу приговаривались автоматически. После чего их партиями выводили и расстреливали. Всего было расстреляно, по очень отрывочным данным от 4,5 до 12.000 чел. То есть, по несколько тысяч на город. Как видим, и без барж обошлись.

Никаких амнистий и подписок не было. И белые отлично понимали, что их никто прощать не собирается. Меньше года назад они выжили после катастрофического разгрома Деникина и назло красным удержали Крым, когда те думали, что белые давным-давно разбиты. Потом они предприняли попытку отбить Северную Таврию. И вот теперь вдруг красные проявят великодушие? Нет, конечно, на это белые не надеялись и уж поэтому в лагере у них не было причин для бездеятельных игр, фотографирования, забав с чаем и т.п. Не говоря уже о том, что этого они были лишены чисто физически. Другое дело, что пришедшие на регистрацию "мирные" из тыловой буржуазии и военных надеялис на послабления больше, но ошиблись.

Вплетение в сюжет Землячки с Куном - это просто стандартная белогвардейская клюква. Распространен штамп, что именно они якобы виновны в развернувшемся в Крыму терроре. На чем же основано это мнение? Да ни на чем. Просто ни на чем. Даже Л.Абраменко, написавший удивительно глупую и яростно антисоветскую книгу "Последняя обитель" с документами о расстрелах, так и не привел никаких конкретных фактов на этот счет, несмотря на все свое злопыхательство. Даже куда более спокойный крымский историк А.Зарубин в своей книге "Проект Украина" не смог подтвердить свои обвинения ничем конкретным, сославшись в итоге на то, что Землячка... была груба с товарищами, а значит, и классового врага "скорее всего" (с) не жалела. Про Куна он вообще ничего не смог сказать.

А правда состоит в том, что офицеров карали почти исключительно Особые отделы занявших Крым военных частей, а не Крымский ревком и уже поэтому сомнительно, чтобы Землячка с Куном вообще что-то там могли направлять и разворачивать. Препятствовать террору, правда, они тоже явно не желали. Но - плевать на сомнения. Белоэмигрантская пропаганда сказала, что виновны жидовка и мадьяр - значит, так и есть.


Поэтому всерьез "идеологию фильма" рассматривать бессмысленно. Вдобавок все рецензенты, даже критикующие взгляды Мастера, сосредоточились на внешней стороне идей фильма, игнорируя проникновению вглубь "концепции" кинопомещика. Поэтому лучше читать о смысле показанного здесь, так все сказано четко и с пролетарской прямотой с позиций истмата.

Но все же, в качестве объективности, нужно признать, что фильм оказался не таким говном, как я надеялся. В отличие от УСов, которые представляли собой просто квинтэссенцию антисоветских штампов о войне и дистилированный идиотизм, тут этого практически нет. На уровне "Цитадели" только сцена с баржей, да и та снято очень уныло. В отличие от тех же УСов, выглядит подороже - красивые костюмчики, три парохода, компьютерная графика, хотя 23 млн, конечно, это не стоит. Вышло, таким образом - на уровне тягомотного дорогого сериала современного российского кино, только дороже.

Смотреть это не нужно. Как с художественной, так и с исторической точки зрения на эту тему есть много фильмов куда лучше. Смотрите «Бег», «Служили два товарища», «Дни Турбиных». И также особо рекомендую старый и забытый, но довольно интересный сюжетно фильм «Две жизни» с Вячеславом Тихоновым. Там тоже есть пиздострадания офицера, выбор пути в революции, свой аналог «часиков» – портсигар, а также показ того, как революционная Россия со своими людьми эволюционировала в качественно новое государство. На фоне отстоя Михалкова фильм и вовсе шедевр.

"Что случилось с вашей Россией, господа?" "Она утонула"

Tags: БЛЕАТЬ!!!, КГ АМ, Утомивший Россию, альтернативная история, вас найобывают!, глубизна, дотянулся проклятый!, кено для фестивалей, киномафия, клюквища, птичку жалко, свежачок, унылое говно, циничный пересказ, чужая правда
Subscribe

  • Сталкер

    Честно сказать, не хотел я вообще на тему этого фильма писать. Опять шум поднимется не особенно приятный, гении кинутся…

  • Эмилия с Аллеи свободы (2017)

    Давненько я не делал прежние обзоры-пересказы на зарубежную антисоветчину-неполживщину. А тут и экземпляр попался характерный - литовский (!)…

  • Кино о порнО. Пять фильмов об одной проблеме

    Креативный порно—режиссер добавляет в сценарий сцены ревности, утраты первой любви и трагедию одиночества. из профессионального…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 36 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Сталкер

    Честно сказать, не хотел я вообще на тему этого фильма писать. Опять шум поднимется не особенно приятный, гении кинутся…

  • Эмилия с Аллеи свободы (2017)

    Давненько я не делал прежние обзоры-пересказы на зарубежную антисоветчину-неполживщину. А тут и экземпляр попался характерный - литовский (!)…

  • Кино о порнО. Пять фильмов об одной проблеме

    Креативный порно—режиссер добавляет в сценарий сцены ревности, утраты первой любви и трагедию одиночества. из профессионального…