voencomuezd (voencomuezd) wrote in movie_rippers,
voencomuezd
voencomuezd
movie_rippers

Category:

Солнечный удар (2014)



Никита Свет Сергей Михалко - величайший режиссер страны. Неудивительно, что после свой великой эпопеи о войне он решил обратиться к теме другого величайшего исторического события нашей истории - революции. И, не жалея денег, отвалил на Эпосъ аж 21 миллион бесдуховныхъ долларовъ. Резонанс получился таким, что еще долго будет слышно... Чуть ли не каждый второй в интернете решил отписаться про просмотр, а каждый первый рецензент, которого проняло гениальным сюжетом, не пожалел времени, чтобы отписать и про него. Не хуже, чем с продолжение "Утомленных".

В итоге спрос сильно превышает предложение, и мой отзыв, по сути, уже не нужен - отзывов в сети просто навалом на любой вкус. Но, раз я уж обещался как-то и кому-то из мелкого желания обосрать все прекрасное описать, что представляет собой шедеврЪ - можете заценить и мое, довольно-таки объемистое мнение. Циничный пересказ, по традиции, присутствует.

Характерно, что в сеи долго отсутствовала даже пиратская копия фильма. Но благодаря тщеславию щедрости Светозадрого Никиты Сергеевича Барина, кино показали по телеку, не дожидаясь окончания проката, что и позволило слить в сеть запись. Хоть так можно оценить Гений - ведь я же не идиот, смотреть телевизор...

Итак, во что же Творцун превратил замечательный рассказ Бунина с его фотографически реалистичным стилем повествования, психологической отточенностью и лиричным драматизмом мимолетной влюбленности, прощания с молодостью и чувством безвозвратно потерянного, мелькнувшего на миг, как солнечный луч, через пламя любви Счастья?

Итак, начинается все с фирменной заставки студии Михалкова «Тритэ»: «Православие, Самодержавие, Народность Товарищество, Творчество, Труд». Это сразу настраивает на нужный лад.
Потом – не менее эпичная заставка Фонда Кино. Потом... Заставка ВЭБ-банка. Потом... заставка банка ВТБ. Потом... фильм. Хм. А почему заставок так мало? Я еще хочу, еще «ХХ век фокс» и заставку студии Asylum не показали.

На экране показывается лежащая на столе линза. Чей-то голос, ласковый как улыбка педофила, говорит за кадром: «Это – линза!»
Спасибо, Кэп.
А голос говорит, что если в линзу попадет хоть одна бяка, фотоснимок не удастся и его можно выбросить на помойку. После чего камера проходит через линзу в камеру Архитектора из Матрицы фотоаппарат. Глубокий режиссерский перехо-о-од...



На снимке оказался штаб Южного фронта в 1920 году. Пока на экране мелькают титры на фоне этой самой фотки, за кадром Фрунзе диктует Врангелю телеграмму с предложением сдаться и не губить своих солдат в бессмысленной обороне полуострова, за что обещает амнистию. Смена кадра – ШтабЪ ВрангѢля. ВрангѢль за кадром сурово говорит: «Ответа не будет».
Хм, ну, если бы вместо фильма в УСах-2 была бы статичная картинка с голосами за кадром – то было бы только лучше, подумал я.

Но тем не менее, показывается уже нормальное, цветное действие. Итак, пустынный постапокалиптический город. Вы никогда не узнаете, какой это город, поскольку его название не раскрывается. Просто - "Юг России".



По улице идет... павлин. Не спрашивайте, ПОЧЕМУ – павлин. ОТЧЕГО – павлин. Что значит – ПАВЛИН? Это все останется нераскрытым. Просто – павлин. Красивый символ. Вы бы еще спросили, что означают пляски в «Трудно быть богом» или нацистская задница в «Предстоянии»...
Издалека к улице подъезжает трамвай, набитый какими-то фигурами с красными флагами, которые громко орут «ЦЭ-ЭС-КА! ЦЭ-ЭС-КА!!!» Яблочко. Это первая цитата из «Окаянных дней», которыми вдохновлялся Никитушка Гимносынов. Первая... и последняя.
ВНЕЗАПНО!

Да-да, хотя на всех углах гудели, что якобы фильм основан на рассказе Бунина и его книге «Окаянные дни», в реальности ни того, ни другого там почти нет. От слова совсем. Никитушка Паратов нас просто-напросто обманул.

Ну да ладно, возвращаемся к действию. Первый комичный момент - фильм предупреждает нас, что в картине есть сцены употребления табака. Серьезно, что ли? Вот ужас-то. Ладно, постараюсь пережить эти кошмарные сцены. Надеюсь, что сцен употребления чего-то другого фильм, в отличие от предыдущего творения усатого КиносантиМэтра, содержать не будет.

Итак, куча невменяемого быдла с прицепленным к трамваю грузовичком, который набит награбленным и пьяными, орет «Яблочко», наигранно наигрывает на гармошке и машет руками. Жду не дождусь, когда они будут смотреть в камеру, обмазываться дерьмом и лопотать про дона Румату...



Бах – выстрел!!! Бах – еще выстрел!!! Кадр перемещается с заляпанного кровью листка бумаги на подстреленную тушку! О ужас! Они убили Кенни ПАВЛИНА!!!

Данный эпизод взят у отечественного писателя руками и православнутыми мозгами И.Шмелева из «Солнца мертвых». С той ма-а-а-а-а-а-аленькой разницей, что в книге одичавшего одесского павлина втихую сожрал один доктор, а перья выбросил. Но вы сами понимаете – то в книге, а на большом экране нельзя показывать, будто антисоветская интеллигенция могла пойти на такое нарушение высоких эстетических чувств – павлинов жрать.
Кстати, забавное совпадение - у Бунина в Окаянных днях тоже упоминается, как мужички разгромили хозяйство его знакомого помещика из Орловской губернии и убили, кровожадные, павлинов...



Павлины, говоришь?

Матросы на грузовике, паля в воздух из всех стволов, летят по улице. Показывается сборный пункт регистрации офицеров.



Вот тут я порадовался в первый раз. Меня искренне восхищает уверенность Микиты Силушки, что офицеров располагали в таких лагерях – он, проработав тысячи документов еще в период работы на УС-2, видимо, затронул и какие-то архивы о гражданской войне. Поскольку в те годы красные устраивали концлагеря для содержания офицеров и буржуазии в основном где попало, лишь бы было место: складах, казармах, подвалах и т.д. Особенно часто под это дело приспосабливались монастыри. Подробнее вот здесь. Но наш Самый Историчный Режиссер, видимо, искренне полагает, что у красных было время строить не только забор, но и целый тюремный комплек с отделениями для фильтрации, и даже, блин, вышки с вертухаями и прожекторами!
Я не преувеличиваю - все в фильме строго исторично! Архангел Никита сам это сказал:

Я хочу следовать исторической правде, и мы все делаем, чтобы ей следовать. У нас есть консультанты по костюму, консультанты по быту, консультанты по музыке, консультанты по этикету и так далее и так далее. Другой разговор, что иногда есть вещи, которыми можно пожертвовать ради психологической и художественной достоверности. ...Меня ругали за предыдущие картины - считали звезды на американском флаге, пуговицы на юнкерских мундирах. Допускаю, что подобные досадные неточности могут оскорбить чье-нибудь эстетическое чувство, но в то же время хочу сказать, что за пуговицами можно проглядеть главное.



Кстати, говоря о пуговицах, Никита жжет баттхёртом глаголом про вот эту книгу, в которой жестоко разоблачили его ляпы. Десять лет минуло - а он так и не отошел.

Итак, красноармейцы с громким ором гопников кричат офицерам: «Эй! Мабилу гони, гондон! Винтовки на сдачу!» Секретарь, маленький жидовский карлик в надвинутой на бошку огромной фуражке (видать, предтеча Ежова), орет интонациями баб-регистраторш в поликлиниках: «537-й! Проходим, проходим!» Красноармейцы в удивительно чистой и хорошо скроенной форме 1921 года обыскивают покорных офицеров и вталкивают в очередь, а оттуда их по лестнице поднимают на набережную и загоняют за колючую проволоку. Ну, в общем, зверства кровавой гэбни, ужас, бесчеловечность крупным планом. Причем чистыми костюмами и полной покорностью офицеры навевают воспоминания о «Катыни» Аджея Вайды...

Наконец наш карлик с визгом и диким криком распихивает пленных, проходит за заборчик и открывает очередь на регистрацию. Крупный план на грустные глаза собачки, которую взял с собой один пленный. И вот начинает продвигаться очередь к терапевту. Познакомимся заранее с действующими лицами данной локации. Они следующие: Морской офицер (Моряк), офицер с собачкой (Собачник), ротмистр-дроздовец (его играет особист из "Белого тигра"), Восторженный Юнкер, Полковник с седой бородкой, казак-Есаул, и наш главный герой - блондинистый туповатый Поручик в очках.



От остальных туповатый Поручик отличается тем, что весь фильм пялится как вяленая вобла в никуда и весь фильм думает про себя: «Но как? Как это случилось?» На двадцатый раз я начал вспоминать рожу Галустяна, которая произносила: «А кто... кто это сде-е-елал?»

От нечего делать офицеры начинают общаться, и тут я с удивлением вижу, что Его Киношество сперло у своего собрата-акробата Германыча не только стиль длинных сцен, но и фирменную озвучку персонажей!
- Охоник? Сымёрз...
- Да...
- Оу... Аугосите папироской?

Чем более велик режиссер - тем более невнятны диалоги в его фильмах!

Портсигар офицера с собачкой оказывается пуст. Молодой юнкер вздыхает, потом улыбается и говорит: «А вы знаете, чем отличается пустой портсигар от круглого сироты?» Знаю. Портсигар не задает тупые вопросы. «Пустой портсигар без папирос, а сирота – и без мами рос!» Из-за невнятности озвучки шутка нашего юнкера-стэндапера не удалась, и офицеры вокруг в ответ только очень внимательно смотрит на парня, как бы говоря...



Выясняется, что у юнкера совершенно случайно оказался под рукой здоровенный фотоаппарат со стеклянными пластинами. Да, этот огромный ящик размером с ксерокс. Ничего другого перед приходом на регистрацию он, видимо, больше не захватил.

Тем временем ротмистр расписывается в книжке у туповатого комиссара с волжским акцентом, который довольно спокойно отвечает на вопросы. Потом спрашивает: «Теперь все?» и уже встает, чтобы свалить. Комиссар отвечает неразборчиво (заветам Германыча верны!!!): «Погонысиите». «Что?» - переспрашивает офицер. «Что?» - переспрашиваю я. «Погоны сымите. Теперь они вам больше ни к чему». Офицер в ответ... Ну, как думаете, что?
А) Обещает снять, когда будет время.
Б) Снимает сразу с помощью зала.
В) Плачет и требует расстрелять, ибо душа не выдержит позора.
Г) Начинает качать права перед чекистами.
Да, вы угадали. Здесь работает правило: «Из всех вариантов поведения выбирай самый дебильный». Офицер начинает качать права.

Нагло, вытаращив глаза, он почти угрожает: я, мол, как ветеран имею право на терапевта вне очереди носить свои погоны! Лопух-комиссар ему довольно вежливо говорит, что, мол, конечно, но вы подписались под раскаянием и прекращением сопротивления, так что вы лицо гражданское и просит погоны все-таки снять. Выглядит это даже тупее, чем крики минуту назад.



Офицер продолжает нарываться и говорит: «Щенок. А ну, развяжи мне руки быстренько! Ах ты дрянь! Да я из-за этого золота сто раз под смертью ходил. А ты? Пакостник! Ублюдок! Недоросль! А ну, брось свою игрушку, дурак! Да я тебе сейчас уши надеру!»


Ой, это из другого, унылого и неинтересного фильма. А у нас он говорит: «Может, вы у меня еще и это заберете?» и показывает свои часы, для большего соблазну. Но у комиссара оказались свои, почти такие же. «Почитайте!» - говорит офицер и открывает крышку часов. Комиссар читает: «Красно-армейцу... Су-хову. Комбриг Мене Коун За храбрость и бодрость духа от генерала Селиванова». Ну, это тот, который Перемышль осаждал. Великого Селиванова! – кричит офицер. Ну, извините, извините – говорит тупой холоп-комиссар, а офицер пафосно уходит.
Вот как надо со смердами разговаривать, гасспада!



Да, это вам не какой-то бледный Лемке!

Очередь продвигается медленно, вертухай на вышке от не фиг делать пялится на офицеров в бинокль. Причем бинокль, что характерно, изнутри дико напоминает ту камеру, которая снимала рождение комарика в начале «Цитадели»... А за фоном всего это качается жестяная лампа... Долго качается, блин. Очень долго. Очень. Очень. Долго.

Следующий офицер, Собачник, дает документы комиссару и раскрывает чемодан, в котором лежит куча Плана!!! Отцовская коллекция, говорит офицер.
«У нас было два пакетика травы, семьдесят пять ампул мескалина, 5 пакетиков ЛСД...»
Ладно, если серьезно, там была коллекция табачных пачек. Которые офицер ухитрился пронести через всю войну. Коллекцию к провозу разрешили. Офицер заполняет анкету, с явной фрондой общаясь с комиссаром. Блин, какие-то странные здесь офицеры. Если один комиссар – тютя, так это повод, чтобы всем борзеть?

За ним проходит юнкер, который опять начинает щебетать как попугайчик, но это уже неинтересно. За юнкером наконец – наш офицер в очках, который пялился и думал... Он подходит к комиссару... замирает... и говорит: «Как? Как это все случилось?» Но потом все же садится заполнять анкету.

После этого он проходит на площадь под Потемкинской лестницей с тщательно замазанным хмурым небом памятником Ришелье. Здесь поставлено еще несколько вышек, натянута проволока и куча офицеров, прошедших регистрацию, уже осваивает заботливо предоставленный большевиками инвентарь. Одни дрова колют, вторые кипяток пьют, третьи просто стоят. Кто-то палкой трогает сиську каменной девки... (Германыч одобряэ!!!) А на фоне всего этого глубокомысленного пейзажа казаки играют на гармони и поют. И офицер мысленно перемещается в прошлое... С этого момента начинаются временные прыжки туда-сюда из 1907 года в 1920-й сделанные вне всякой связи друг с другом. Эффект бабочки, блин.
Итак, Волга, 1907 год!



Никита М-в, кстати, несчастный человек. Ему очень не везет с реквизитом. И костюмы не те, и паровозы не те... Вот и тут он столкнулся с проблемой - оказалось, что в Этой Стране нельзя найти «исторически достоверных» (с) пароходов.

Когда я вспоминаю «Жестокий романс» Рязанова, то диву даюсь — еще тридцать лет назад мы снимали на родных пароходах и даже устраивали гонки на «Княгине Ольге» и «Ласточке». И пароходы, и колеса, и все двигатели — все было свое...

А теперь сравните, что Светлофильмный говорил на съемках УСов:

Сорок лет назад на съёмках фильма «Перекличка» Даниила Храбровицкого мы могли позволить себе роскошь разбить о танк открытый «Мерседес» из гаража Геринга! Сейчас такую машину не найти — её купит олигарх за полмиллиона долларов. На «Рабе любви» ездили в машинах 1914 года. В Праге на съёмках «Ревизора» — это ещё сравнительно не так давно было — мне принесли в кадр ружьё XVIII века. А сейчас — нет больше реквизита! Разрушено и разграблено всё!

Как вы думаете, какие выводы о чудовищной деградации страны сделал из этого Бесохрон?
Правильно. Он поехал снимать пароход в Швейцарии. Есть у бар такая традиция: если в России-матушке все просрано - ехать жить в бездуховную Европу...

На самом деле кое-какие пароходы можно найти и у нас. Но уже с первой же секунды становится понятно, зачем Шедевродел поперся снимать кино в Швейцарию. Приготовьтесь к раскрытию этой интриги.
В кадре показывается АЖ ТРИ ПАРОХОДА, которые проходят мимо друг друга, радостно гудя!!! НАСТОЯЩИХ!!!111адинадин. Теперь вы понимаете, ради какого шикарного кадра надо было ехать в Швейцарию? Ведь в России нельзя найти целых ТРИ парохода для одного кадра на весь фильм! Завидуй подходу, Майкл Бэй!

Итак, красивое солнечное утро в приволжском городке. Наш поручик – красавец-мужчина, весь в белом - прибывает на вокзал и идет себе по делам. Радостная музыка, снующая публика. Дамочка на пароходике осматривает окрестности из бинокля (опять бинокль - это Никитень так мастерски выстраивает ассоциативную волну, в данном случае используя тему отражения! Да-да - отражения!).



И вот дамочка натыкается взглядом на нашего поручика... Поручик поднимает голову... Видит даму... И проника-а-а-ается...
Нет, это слишком слабо. Надо вот так. И ...
ПРОНИКААААААААААААААААААААЕТСЯААААААААААААААААААААА...
БОЛЬШЕ КАПСЛОКА!

Замедление... Музыка за кадром... Голубой шелк, растекшийся в небе... Нимфу со смехом уводят с палубы дети... О, Святой Михалчук! Наконец-то ты вырос до уровня приемов средних режиссеров мелодрам! Спасибо! Спасибо и на этом!



Офицер отмечается у администратора, идет за матросом в свой номер, пока дама бегает с детьми по палубе с радостными криками... А мы пропускаем красивые кадры отправления парохода, призванные растянуть хронометраж, и возвращаемся в плен.

Офицеры от нечего делать маются ерундой. Ротмистр качается на качелях (да, качели под потемкинской лестницей, даже не спрашивайте, откуда), кривляется и говорит, что эту кучку краснюков можно даже голыми руками взять. Но остальные отказываются. Они, оказывается, подписались под отказом от вооруженной борьбы, за что их отпустят за границу. Подбегает юнкер и говорит: «Мне разрешили оставить фотоаппарат! Давайте сделаем общее селфи групповое фото на память с охранниками!» Почти так. Полковник проникается идеей и артистическим тоном говорит: «Великолепная идея! А давайте сделаем такое фото и выведем на нем что-нибудь типа... (картинные взмахи рукой) А-по-фе-оз... При-ми-ре-ни-я!» «Гениально!» - кричит юнкер.



Мда... Люди попал в плен к своим злейшим врагам, с которыми бились не на жизнь, а на смерть, от которых не успели сбежать только из-за случайности, но при этом не волнуются особо и занимаются эстетством. Ну что же, в отличие от польских пленных в «Катыни», они хоть что-то делают...

К слову, такую эстетствующую бездеятельность гаааспод белогвардейцев я уже видел в одном фильме. Думаете, это плагиат?

[Spoiler (click to open)]



Серьезно, в фильме от того же Никиты Барина белогвардейские обыватели, снимая киношку, трындели точно так же. Полковник даже почти повторяет фразу Калягина: «Хорошо бы здесь надпись этакую сделать...» Только там - кинокамера, а тут - фотоаппарат. Там белые - злые, а тут - хорошие.
Аллюзия!



Хлоп, переход! Снова Волга. Наша дамочка лежит в шезлонге, закрыв глаза, а ее сынуля подходит к ней и пялится в бинокль. «Петя, отойди, не загораживай солнце!» Но Петя упорно игрорирует предупреждения, и дама тогда свистит в свисток. Петя, пукнув, отшатывается, к радости сестренки. Да-да, вы не ослышались, пукнув. Дамы изволятъ ржать-сЪ.
А-ха-ха-ха-ха, посоны! Прикиньте, при телках пёрднул! Оборжацца!
Надо будет еще Никитушке-Мастеру сделать так, чтобы пьяный поручик залез на сцену и насрал в белоснежный рояль!.. Хотя нет, люди быдло, не поймут тонкого символизма...

Хлоп, Крым! Комиссар проходит к нашим офицерами и говорит, что вопрос об их эвакуации решается товарищами Белой Кун и Землячкой. Ротмистр, услышав, что судьбой русских людей распоряжается мадьяр и жидовка, морщится. Да-да, поганые инородцы... Эх, где они, счастливые времена истинно русских людей, Николая Гольдштейна и Алисы Гессен-Дармштадтской...
Полковник просит ротмистра притушить накал ненависти, но тот, кривляясь, отвечает, что полковник теперь тупой гражданский шпак: «А где твои погоны, а? Какой-то ты на хер танкист полковник! Ты никто!» Диалоги шикарные, что тут скажешь...

Хлоп, Крым! Поручик потом поднялся после дамы на ее кресло и стал играть с ее шелковым платком... И играл, пока не пришел Петя забрать его. Петя, кстати, говорит вежливо как по учебнику и с каменным лицом – талант парень, сразу видно.
От нечего делать поручик стал смотреть в бинокль. И в бинокле... казак из лагеря, который сидит вместе с нашими офицерами (я ж говорю, бинокль – это такой инструмент по сплетению сюжетных линий, символ, можно сказать, воплощение Взгляда-Сквозь-Время!..).

Есаул развлекается, делает оригами из какой-то фотки, а потом понимает, что на фотке – Землячка. Вместе с еще кучей террористок. Неважно, что делало фото в мусоре - есть и все.



А где сделано фото? – спрашивает ротмистр. В Акатуйской тюрьме – отвечает удивительно много знающий казак. Так там снимали, вместо того, чтобы вешать! – смеется ротмистр.
Дебилизм какой-то... Вы же сами пять минут назад пытались групповое фото сделать, чему вы удивляетесь?
Дальше еще экскурсы в историю. Морской офицер, обиженный за дам, говорит, что-то вроде «я офицер, а не палач» (с) и рассказывает про лейтенанта Шмидта, про которого в 1920 году мало кто помнил, естественно... Мол, ни один офицер не согласился командовать его расстрелом! Сотня турецких офицеров даже написала прошение о помиловании, даже европейские офицеры!..

1. Боевой счет в войне с собственным флотом открыли бравые сухопутные артиллеристы генерала Меллера-Закомельского. С гордостью докладывал он потом „государю”, как вошла на скрижали истории 1-я батарея 13-й артиллерийской бригады, командир которой — герой подполковник Никитенко, открыто установив пушки на мысе 4-й батареи крепости, с расстояния 700 сажень „смело осыпал шрапнелью палубу мятежного крейсера, принуждая его к сдаче.”
...Расстреливая практически безоружное судно „Днестр”, полевая артиллерия достигла четырех прямых попаданий. На совести сухопутных усмирителей и гибель минного заградителя „Буг”, по которому „пачками”, словно по „потемкинцам” в Феодосии, был открыт ружейный огонь. Жертвой этого тупого усердия оказался сам верноподданный режима командир заградителя М. И. Славочинский, который на ялике спешил к своему кораблю, чтобы образумить впавшую в крамолу его команду...


2. Солдаты крепости, сочувствовавшие восставшим, заявили своим офицерам, что стрелять они не будут и уж если откроют огонь, то только ответный.
Усмирители восстания не побрезговали провокацией: 15 ноября в четвертом часу на бастионе разорвался снаряд. Прибежавшие офицеры стали звать солдат к орудиям и утверждали при этом, что снаряд прилетел с «Очакова» или «Пантелеймона». Стали стрелять, но только по «Очакову».


Но расстреливать офицера, конечно, желающих не нашлось, кроме одного отщепенца Ставраки, да-да-да.

В общем, говорит моряк, я ни тогда не сейчас не жалею, что не вешал агитаторов а только расстреливал, когда они подходили к Цитадели на пятьдесят метров. Ротмистр, услышав эти пацифистские речи, в бешенстве кричит: «Теперь вы понимаете, почему вы в таком дерьме сидите! Если бы вы были все как Ставраки, такого бы не было!» Его троллят, что он тоже не в мармеладе, а ротмистр отвечает, что лучше бы господа офицеры вместо троллинга подняли бы бунт. Не победили бы, так хоть покуражились бы перед смертью. Увидев удивленные лица товарищей, ротмистр только злится и уходит.
Когда все эти истерики-разговоры а-ля фильм «Двенадцать» заканчиваются, прибегает юнкер и кричит, что нашел место для съемки, чтобы все уместились в фотоаппарат. Казак, услышав об этом, запускает своего бумажного голубка в слоу-мо за проволоку на волюЪ! СимволiзмЪ.

Голубок с помощью хреновой компьютерной графики превращается в юнкерс над баржей чайку, которую видит в бинокль поручик. А потом перед биноклем встает какая-то старая перечница с улыбкой метр на три и просит уступить ее место. Оказывается – это ОНА мать Пети, а не дамочка! Та лишь попутчица! Вот это поворот!



Поручик, ведя себя как валенок, пытается говорить с мамашей, которая щебечет как птичка о всякой фигне, все время ржет и кокетничает и даже наклоняется к дураку. Ну и шняга, думаю. Никакого смысла. Слава богу, хоть никто на палубу не срет.
И не успел я подумал, как оказалось, что чайка наделала поручику прямо... на погон. Мда, мэтр держит марку...

Мамаша наклоняется, чтобы почистить парню погон. А дальше как во всех комедиях положений – наша дама поднимается на палубу и видит мамашу и поручика в интересной позе... Поручик оборачивается... и слоуууууумммоооо... ме-е-едлен-н-н-о-ое-е-е... Красивая музыка солнечного удара по мозгам режиссера!.. Дама проходит мимо, поручик в смущении, тут к мамаше прибегает муж, а за биноклем приходит помощник капитана, дамочка его, оказывается, одолжила на время. Бинокль, в смысле. От помощника поручик и узнает, что дама из девятой каюты.

А тем временем в 1920 году недобитые беляки усаживаются на Потемкинской лестнице, чтобы всем влезть в кадр. Михалков Юнкер радуется, бегает по площадке, распоряжается, в общем, наслаждается жизнью. Наконец он прыгает за фотоаппарат и кричит: «Если вы двинетесь, вы сотретесь из истории! Смотрим в линзу!»
Оценили? СимволiiiiiiiiiiiiiззззмммЪЪЪЪЪЪЪ!
И тут прямо перед линзой встает автомобиль, и из него выпрыгивает... Б-гиня!



Да-да, это сама Землячка. А рядом - жирный Бела Кун в исполнении водителя Мити из «Цитадели» (очередной пожизненный холоп студии Тритэ?). В отличие от Землячки, почти не говорит, поскольку русского языка не знает.
Землячка визгливым неприятным голосом орет: «Что вы делаете! Вам не стыдно! Ответьте начальнику политотдела армии!» Да, господа сценаристы, ответьте, вам не стыдно назначать члена Крымревкома и парткома начальником политотдела расформированной армии, а? Оказывается, дело в том, что офицеры подписали капитуляцию, покаялись, обязались не бороться с советской властью, а сами фоткаются в героических позах. Землячка истерит, кричит, что давайте, фотографируетесь, а мы потом покажем, чего такое геройство стоит и фотку опубликуем в инстаграмме под заголовком «Беляцкие ватники понтуются на фоне просранной ими Рашки». Наконец, цирк заканчивается, баба уезжает, и юнкер готовится снимать. Но господа офицеры после этой сцены передумали и с шумом встают. Псiхологиииииизмммъъъ...

Хлоп, переход. Дама с детьми сидят в каюте, девочка читает по слогам газету и спрашивает, что такое Тифлисская экспроприация. Хе-хе, подожди десять лет, узнаешь. В общем, дамы ржутЪ от осознания своего беззаботного счастья, за которое платят тысячи пролетариев но тут Петя, который махал платком в иллюминатор, его выпускает. Наш офицер видит это в иллюминатор и бросается за ним! Нарисованный на компьютере платок красиво, под веселую музычку летит по всему кораблю, поручик бегает за ним (запеваем музыку из Бенни Хилла...), догоняет, НО... в последний момент тот опускается в машинное отделение на работающие поршни. Поручик лезет за ним, пытается поймать, НО... платок тут же затягивает в трубу.
Хм. А дальше будет эпизод, где поручика по ошибке бьет по голове сковородкой кот Том, который подстерегает Джерри?
Нет, тут кое-что покруче! Поручик лезет на верхнюю палубу, видит платок, лезет за ним, но... задевает веревку гудка!

[Spoiler (click to open)]

Капитан оборачивается, поручик тут же делает покер-фейс, а потом смотрит на трубу... Но платка уже нет! А где же он? А застрял на флагштоке!
Ладно, вы действительно думаете, что это цитата из американских мультиков, где регулярно гоняются за неуловимыми записками или платками?

[Spoiler (click to open)]

Да-да, это самоповтор. И - внезапно! - из ТОЙ ЖЕ «Рабы любви»! Серьезно, там есть сцена, где ветер срывает с Ольги Вознесенской белый шарф, и он летит над морскими волнами, одинокий и беспомощный, символизируя беспечную и легкую душу актрисы, которую будет гнать в бурном море событий бесстрастный ветер перемен...
Самоповтор настолько наглый, что даже слов нет. Никитал-педигрипал, ты настолько оборзел, что тупо копируешь свои лучшие произведения вместо того чтобы снимать? Да чем ты тогда лучше Анжея Вайды, который тупо скопировал в свою «Катынь» момент с расставанием героев из «Пепла и алмаз?»


Пока поручик думает, как достать платок, Царь и Бог Всея Союза кинематографистов в попытках растянуть хронометраж экранизирует очередной анекдот с бородой как у Черномора: две близняшки спрашивают у мужика на палубе: «Вы писатель?» и просят оставить автограф, а потом смотрят на надпись и говорят: «Так вы не Сергей Жуков из «Руки вверх?» Чехов?»
Нет! Это беллетрист Тригорин из чеховской Чайки! Аллюзiя!
Тут платок срывает чайка и несется с ним по кораблю, платок опускается на лицо какого-то священника, и Петя приносит его дамочке. Наш поручик – пролетел. Вот ради чего мы десять минут за ним бегали.

А в 1920 году офицеры занимаются примерно тем же, чем массовка у Германыча. Фигней, то есть: перетаскивают с места на место мешки, бревна, мебель, катают товарища на неизвестно где найденных роликах... Юнкер увидел это и тоже загорелся покататься на роликах.
Комиссары тоже проводят культурный отдых, совсем рядом – болтают, пьют кровь христианских младенцев водочку, жуют мацу.



Комиссар-лопух спрашивает: «А правда, шо в наших большевистских идеях многое от христианства или это заблуждение?» «Печальное и вредное заблуждение!» - с негодованием отвечает Михалков Землячка. Дальше опять клоунская истерика с невнятной речью комиссарши, кривляния, ор и ломаный русский язык Бела Куна... В общем, драть за такие сцены надо колючей проволокой. Кстати, с какого это поганого хрена Повелитель Болванок и Мигалок Командир Микиток решил, что Бела Кун не знал русского? Ничё так, что он в Первую Мировую попал к русским в плен и научился там русскому так, что потом целые речи на митингах задвигал? Ничё так, что он знал еще английский и французский? Ничё так, что он закончил один из крупнейших реформатских коллегиумов в Коложваре, во время учёбы в котором был награждён премией за лучшую работу по литературе?
А сумасшествие множится и у белых. Не зная, чем заняться, господа офицеры устраивают групповуху балет!
Да чтоб я сдох – балет! Просто танцует юнкер на роликах с музыкой за кадром.



Есаул, любитель оригами, находит в какой-то шкатулке камешек «Привет из Ялты»... и проника-а-а-ается... «Зачем... Зачем это все сняли?» - спрашивает он, осматривая съемочную площадку, актеров, режиссера... Да уж, как я его понимаю...
«Говорите по-французски?» - спрашивает он Собачника. «Да». «Но зачем?» - спрашивает есаул. «Зачем? Что-то мы учили, что-то мы читали, Толстой и Достоевский, Монтень в оригинале... Зачем?»
Тут я ждал, что офицер ответит: «Кто знает зачем. Вот снег идет – зачем?», потом откроет двери и все будут пялиться на красиво падающий снег... И это будет уже цитата из «Трех сестер» Соловьева, которых Оскаропоносец Мигалкин очень хитро сплагиатил, лишь поменяв слова.
Думаете, я клевещу? Да хрен вам. Автор 20-летней эпопеи «Страсти по Оскару» прямым текстом говорит:

«Солнечный удар» - кино многослойное. В фильме много аллюзий, ловушек, отсылок, начиная от Чехова и кончая Эйзенштейном. Там есть очень много вещей - то, что я называю «театр для себя», и их надо расшифровывать.

Поняли? Это, оказывается, аллюзии!

Есаул бросает камешек в шкатулку, шкатулку в коляску и отправляет коляску по лестнице, и она падает под музыку в слоу-мо. Что Никитатор сплагиатил процитировал в данном случае, думаю, даже тупые понимают. И это тоже, без сомнения, гениальный ход!

Ассоциативный ряд Михалкова сложен, а те, кто считают его образы прямолинейными, заблуждаются. Когда в фильме коляска летит с лестницы, то это не примитивная цитата из «Броненосца Потёмкина». Это сжатое размышление о судьбе режиссёра, снявшего легендарный эпизод, напоминание об атмосфере, которая царила в стране, когда создавался шедевр, намёк на навязчивое воспроизведение. Коляска в «Солнечном ударе» – это призыв прервать череду падений, а вовсе не САМОПОВТОООООР!!! повтор эффектного образа.

Но этого мало! Человек-Михалков решил переплюнуть мэтра. Вы спросите, как? Коляска падает (внимание!) ровно минуту, пока не сваливается в костер. Ровно, блин, минуту. Представляю, как родилась эта, без сомнения, гениальная сцена.

(Святой Блаженный В Кинолентах Благословенный Пророк Микита): Так, что же делать, как растянуть сюжет на три часа? Я уже заставил летать платок по всему кораблю, экранизировал кучу боянов, не влияющих на сюжет, но этого мало.... Что там у нас по плану?
(Холоп-помреж): Коляска скатывается по лестнице.
(Святой – бла-бла-бла – Микита): Делай, что хочешь, но чтобы коляска на экране заняла ровно минуту!
(Помреж): Но...
- Никаких но! Иначе обратно на оброк посажу!
- Как прикажете, барин...
- Отлично... Кстати, чтобы не забыть... надо будет подумать об оброке и для зрителей. А то воруют, холопы-с, чужой контент через диавольские торренты! Надо будет подать челобитную Государю с прошением концепции об оплате авторских прав на произведения, размещенные в интернете, за счет отчислений из доходов операторов связи и интернет-провайдеров. Пущай мужики платятъ за барскiй трудъ!

Поручик все это время пялился, как катится коляска и считал ступени (не фиг делать, я же говорю). Досчитал до 69 и вспомнил, что баба-то на пароходе была в номере №69 9! Вот это я понимаю, логика... Вот это связь.

Хлоп, переход. Поручик проникает в каюту дамы, чтобы вернуть очки, которая она оставила на палубе. Думаю, вы уже догадываетесь, что это за сцена.
(голосом Батлера): САМОПОВТОООООООР!
На сей раз перед нами самоплагиат сюжетного поворота «Сибирского цирюльника» - Андрей Толстой приносит Джейн Кэлэген сломанный веер. Держи уровень, Никиторро!

Дамы в салоне нет, и валенок-поручик, поколебавшись, начинает шариться по каюте. Наконец он находит табачок и прикола ради нюхает его. Почему бы и нет, что может случиться?
Новый комедийный отрывок!!! Поручик начинает чихать громче, чем Бывалый в «Операции Ы», а тут дама с детьми пробегает мимо (ей реально нечего делать кроме этого), и поручик, зажав нос, сдерживает до последнего, а потом опять чихает и с комичными чихами убегает к себе. Кстати, все помнят, что Его Высокопрокатейшество не снял за свою карьеру ни одной комедии, если не считать «Родни»? Теперь понимаете, почему?



1920 год. Ночь. Офицеры сидят за столом и играют в то, кто забросит ложкой шашку в кружку и делают ставки. Одновременно ведется разговор, что все самое лучшее делается за границей, а нам что же, остается руду копать да лес рубить? Ну, говорит Полковник, мы все же умственная нация, у нас есть ракеты и покоренный Енисей Чехов, Достоевский... Дык, отвечает моряк; это все, что вы говорите, не руками делается, а мы про другое говорим.



Итак, Михалкыня Никитыч окончательно перешел на экранизацию бородатых анекдотов. Соответствующий его уровню источник...
Тут кто-то спрашивает, где ротмистр, но вместо ответа Полковник вдруг начинает... петь: «Кто может сравниться с Матильдой моей!..» И пусть это не нужно, но зато хронометраж увеличился еще на две минуты!

Мда... Ладно, продолжение и объемистый диагноз вывод - в следующем посте. Пока создается впечатление, что маразм Михогона привел к замедлению работы мозга, от чего и снимает соответствующе.

Tags: БЛЕАТЬ!!!, КГ АМ, Утомивший Россию, альтернативная история, вас найобывают!, глубизна, дотянулся проклятый!, кено для фестивалей, киномафия, клюквища, птичку жалко, свежачок, унылое говно, хруст французской булки, циничный пересказ, чужая правда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 24 comments