voencomuezd (voencomuezd) wrote in movie_rippers,
voencomuezd
voencomuezd
movie_rippers

Category:

Йозеф



год: 2011
страна: Хорватия
режиссер: Станислав Томич
сценарий: Mario Marko Krce
время: 90 мин. / 01:30

Проклятье военного удостоверения или Ностальджи Критик идет на войну

Откровенно говоря, я натыкался на этот фильм я раньше и был в курсе, что там есть кое-что про русские войска. Но вообще-то я планировал обзор на фильм как продолжение поста о сербском "Святой Георгий убивает дракона" - теперь уже хорватский взгляд на Первую Мировую войну. Однако неожиданным образом к теме очередного насилия артхауза над Первой Мировой добавилась и ядерная клюква про русских. Причем в такой форме, что даже мне пришлось потуже затянуть на себе кольчугу стойкости. Одним словом - встречайте: "Йозеф" - хорватский ответ Швейку и Ремарку, вместе взятый! Плюс клюква эбаут рашнс - таких казаков вы не видели даже в канадском кино.

Начинается фильм с мощнейшего приема, который рвет Дэвида Линча надвое - в глубинах почвы куда-то ползет крыса под угрожающую музыку dark ambient. Спустя минуту крысиного саспенса мы узнаем, что действие происходит в Галиции, в 1915 году.

Если "Святой Георгий" до последнего не говорил о Первой Мировой войне, то "Йозеф" бросает нас в 1915 год резко и внезапно, как нокдауном. На экране - чудовищное поле битвы. Перепаханная снарядами земля. Разбитый грузовик и немецкий самолет. Обгорелый остов блиндажа. Бродящие оставшиеся солдаты. Дым и гарь. Где-то выстрелы и крики добиваемых. По этой картине ходит некий лохматый казак в синей cherkeska, который с акцентом полковника Стрельникова из "Красного рассвета" говорит: "Умрьи, сабака!" и дорезает раненых саблей.



Под угрожающий dark ambient эти безжалостные kazaki спускаются в Метро-2033 окоп, где бродят между телами убитых и всякого хлама типа советского пластмассового противогаза. Рядом ходит русский офицер в форме карикатурного власовца югославских военных фильмов 70-х и добивает раненых из автоматического пистолета. Мне сначала показалось, что это ТТ, но это оказался австрийский Рот-Стейер. Трофей, видимо, испытывает.



Он направляет пистолет на одно тело, но ствол дает осечку. Офицер начинает его перезаряжать: "Тшорт вазьми! Тавай!" Одновременно по окопам барахолят местные бабы, которых в то время, видимо, тоже пускали на поле боя после битвы (я же говорю, на этих Балканах окопы - просто проходной двор).



Ofizer злится и пытается перезарядить австрийскую железку. Kazak успокаивает своего товарища: "Успакойся!" И дает саблю. Верное оружие для добивания противника, tovaristch! Но офицер отталкивает саблю: "Ни нужьно!" Действительно, у него своя - офицер в фильме носит морской палаш.

Бабы резво раздевают убитого и ссорятся ради шмоток, а потом резво бегут к стоящей рядом полевой кухне и воруют оттуда сосиски. Но бог шельму метит - офицеру все-таки удается перезарядить пистолет. Прямо в голову самой жадной твари, которая валится на только что обобранный ею труп. И это типа... символизм равнодушия войны!

Бабы в шоке. Kazak, увидев это, машет им рукой и кричит: "Хей-хей-хей-хей! Хечь!", что по-хорватски значит: "Вон!" А потом подходит с саблей к ошарашенному офицеру и говорит: "Я тибе скасал, вот этим!" И они уходят: "А ну пашьли, запрягайте каня! Бистрей, бистрей! Бигом! Бииистро, блеаааать!"

Когда они уходят, труп неожиданно приходит в себя. Он сперва ничего не понимает. Вокруг убитые, капающая вода, кровь и это не начало очередного Сталкера... Герой встает и бредет кое-как мимо трупов товарищей, оторванных кистей рук и прочего барахла. Первым делом он снимает с засыпанного землей трупа голубую австрийскую сержантскую шинель, а потом ползет наверх. Ну что же, жизнь продолжается, господа. Чтоб она сдохла.

Под мрачную музыку пополам с барабанным маршем и завыванием хорватских шаманих Герой бредет походкой Подстреленного Ковбоя к Солнцу по железной дороге (хор шаманих за кадром приближается к катарсису). Мимо проносится абсолютно выпотрошенный вагон с горящими на крыше пятнами нефти. И это типа... символ слепого потока войны!

На посту героя встречают постовые из числа первых сдриснувших с поля боя, и отводят в свой полк. Так как он в шинели сержанта, то рядовые относятся к нему очень дружелюбно. Герой понимает свои преимущества и начинает прикидывать что-то в голове... Неожиданно приходят "свои", наставляют винтовки и начинают допрашивать. У нашего героя один седой лейтенант находит документы на имя сержанта Йозефа. Кстати, фамилию персонажа мы узнаем только к концу фильма и это не случайно - потом объясню, почему.

Подержав всех в амбаре, офицеры, наконец, выводят арестованных, а у Йозефа интересуются, какое училище он окончил. Туповатый Йозеф не знал ни одного австрийского училища, так что промолчал и за это его затолкали в строй. Всех отвели к кирпичной стенке неподалеку. Логика, видимо, такая - раз товарищ Сталин приказал умереть героями, а они посмели выжить, то их всех расстреляют. Военный суд? А хрен вам военный суд, у нас волокиты не любят. Тут же лейтенант пристреливает в голову первого попавшегося солдата, который пытался объясниться. Нашего Йозефа, впрочем, даже это не слишком ужаснуло - он вообще был какой-то особый, как пришибленный. И ему в итоге повезло - майор увидел, что он сержант и решил, что не с руки расстреливать офицера. Он даже не крикнул: "Не стрелять!" Но чуть-чуть опоздал...

К счастью, Йозефу подфартило повторно. Единственный солдат, который услышал майора - был как раз напротив него. Просто удивительно, почему это Йозефу так часто везет... В итоге майор повез его с собой в штаб-квартиру. Там они начали допрашивать нашего охочего до расстрелов лейтенанта - мол, что же вы сержанта, эту белую кость чуть не пристрелили, это ж не всякое там быдло в синей шинели, это чемпион по фехтованию империи! Офицер, конечно, пытался объяснить, что это не офицер, а жулик, но теперь уже его не слушают. Это армия, сынок, механизм организованного дебилизма, основанный на великом онтологическом принципе "я начальник, ты дурак".

Йозефу дают шинель-снаряжение и зачисляют в полк. Под меланхолическую музыку он ходит в задумчивости по лагерю... Ну что, посмотрим, как вчерашний рядовой будет командовать?

А тем временем одна медсестричка из лагеря поехала по делам в город. На дорожном посту часовой ее встретил и, конечно, как всякий нормальный солдат, четко знающий Устав и стойко выносящий тяготы службы, повел ее трахать в кусты. А пока голубки эротиШно сосались, наш Йозеф, сидевший в тележке под брезентом мешком сел на козлы и дал деру. Но так как Йозеф такой дебил, что не умел даже погонять лошадь, то та двинулась со скоростью черепахи, и часовой нагнал сержанта в два счета. Как вы думаете, что он сделал, увидев офицера при попытке дезертирства?



Да, правильно. Ничего не сдал. Это армия, сынок, механизм организованного раздолбайства, построенный на великом гносеологическом принципе - "всем похуй".

Тройка продолжает путешествие. Но тут часовой вспоминает, что никуда не едет медсестра намекает мужикам, что она не таксистка и пусть слезают к чертовой матери. Делать нечего, мужики слезают. Любвеобильный патрульный вздыхает, что его любовь с ним рассорилась, и они возвращаются обратно. Вечером они пошли восстанавливать объем любви в штатный военный бордель - "только для офицеров". На входе необходимо предъявить свои орудия - и это я не про винтовки. После этого часовой, Йозеф и еще какой-то бородатый хлюпик готовятся повеселиться. "Пускаете в задницу?" - деловито осведомился часовой у администрации, вытаскивая сало. Увидев сало, к тройке подкатывают местные примы.



Я-я, натюрлих! Мужики с их дасистфантастишами расходятся по кабинкам. И-и-и-и... и-и-и-и... И-и-и-и... Да!!! Не говорите, что не ждали этого момента!



Утром все срочно бросаются на построение в штаб-квартире и выстраиваются перед нашим лейтенантом-расстрельщиком. Пойдя маршем через лес (куда, зачем, почему - неизвестно), офицеры вдруг обнаружили два повешенных трупа солдат на воротах. Которые, к слову, стояли посреди леса. Часовой (кстати, его зовут Беркет) попросил даже разрешения их похоронить, но лейтенант-майор отказал и приказал строиться на реке. И это типа... безжалостность и равнодушие собственного командования... Или трагедия военной нелепости... А может, просто реклама местных веревок. Хрен знает, в общем.

Ладно, построились, попили, огонь разожгли. Йозеф замечает, что лейтненат-майор очень неприязненно за ним следит и явно желает подловить на чем-нибудь. Держись, сержант, армия построена на принципе "командир найдет, до чего доебаться". Мужики решают пообедать, закидывают удочку и вылавливают - труп. К счастью, труп был русский, так что хоронить его было не надо. Просто выбросили. Сцена нужна не больше, чем предыдущая.

В следующем кадре лейтненат понял, как раскрыть Йозефа. Он дал ему саблю и предложил пофехтовать. Разыгрывается хорватская постановка Горца по щиколотку в воде, хореография крутого лейтенанта, Йозеф, конечно, нечеловечески тупит, и лейтенант видит, что это такой же сержант, как он папуас. После чего... просто уходит, отняв документы. Странно... А, хотя да, "всем похуй", чуть не забыл.

Ночью наш балбес посидел у костра, а Беркет рассказал ему, как русские солдаты делают крысу-крысоеда - бросают крыс в бочку и ждут, пока они не станут жрать друг друга и т.д. Глубокомысленно, чо... Куда там полковнику Курцу с его сраной речью про человеческую цивилизацию...

На утро, пока все сидели у костра, вдруг где-то раздался выстрел - лейтенант в ответ, конечно, выслал патруль. Оказалось, что это три дезертира убили и стали разделывать дичь. При задержании двое были убиты, а третий, после небольшого удара по зубам, согласился показать убежище. Там отряд встретили только труп и куча головешек. И неизвестно, что бы тут было... как вдруг... под музыку и угрожающее пение "о-ла-ла-ла-ла!!!"... на отряд налетели... Kazaki!!!



Самый усатый kazak заколол лейтенанта знаменитым русским копьем.



В следующем кадре Беркет сбил убийцу пулей (ну вы знаете, эти знаменитые пули, которые опрокидывают противников в воздухе). Kazaki, крича что-то типа: "Бонсай! Бонсай пушьку! Рикрой миня!" начали рубать и стрелять австрияков. Те сначали отстреливались, а потом поразбежались.



Как профессионально держат приклад, а?

Тут неожиданно заявился очередной русский офицер с власовской кокардой и махнул рукой: "Нье срелять!", и австрийцы, увидев численное превосходство, сдались в плен. Дальше всех отстреливался Беркет, который даже успел ранить одного старичка в грудь.



Но друзья тут же дали ему прикладом по голове и успокоили. Однако другому kazak, лысому, это не понравилось. И он, как и все жестокие russki, начал расстреливать пленных.



Ну вы знаете, эти русские... "Kazaki, shashka, ubivat!.. Hey-hey-hey-hey!"

А пока его боевые товарищи проливали кровь и отбивались от противника, хитрый сучонок Йозеф обшаривал труп командира и искал документы. Не нашел и тогда просто надел шинель лейтенанта. Как раз за этим занятием он и попался нашему офицеру. Да-да, тому самому, из начала фильма. Судя по всему, он починил свой Рот-Стейер.
Офицер помахивает пистолетиком и говорит: "Добрий день! (в сторону): Глядьи, криса!" Йозеф пытается выдать себя за важную птицу: "Официр! Я официр!" Судя по дебиловатому лицу русского офицера, его ситуация забавляет.



Твою мать, я только что понял! НОСТАЛЬЖИ КРИТИК?!!!! ТЫ?!!



Но в эту секунду беспощадный черный казак и Йозефу простреливает лоб кетчупом. Офицер недовольно кричит: "Ньенормальный! Ти убил офицьера, идиот!" Казак в ответ смотрит ему в лицом взглядом, в котором не читается ничего кроме "Vodka! Bolshe vodka!!!" и плюет офицеру в харю. Офицер в ответ угрожает ему пистолетом. Вмешивается раненый давеча старичок: "Ньет, ньет, ньет! Эта... десать... дфести рублей" Кстати, в этой сцене оказывается, что наш чернорубашечный kazak имел неплохой конский хвостик - самую популярную казачью pricheska на их славном казачьем Kavkaz.



Офицер не согласен с дедулей: "Здесь нет ишо десать трупов" "Есть. Десать. Десать мертвых" "Сто" "Сто восемьдесать пьять" "Сто пятьдесат. Это маё послэднее слово" Дедуля морщится, но все же соглашается. "Лошадь идот са мной", - говорит офицер и уходит. За ним идет и kazak, крикнув на прощание: "Хей!"



Хей-хей-хей-хей-хей! Вотка! Икра! Икона! Зима! Самофар! Матрёшка! Бэлалайка! Кукушка! Медведушка! БабУшка! БатЮшка! ИзбЮшка! Кэзаки! Карашо-о-о-о!

На лес опустилась ночь... и вот в полночный час... под светом луны..... наш лейтенант вдруг вылез из укрытия! Да! Не спрашивайте как, но он выжил после того, как его пробили здоровенным копьем! Скала мужик!!!
С трудом он долез до ручья, где и потерял сознание. На следующее утро на него наткнулась местная пейзанка в украинской вышиванке. Привезла домой и залечила рану антисептиком из бутылки и каким-то мегакрутым шаманским заговором. Вскоре лейтенант очнулся, ничего не понимая. Радостная украинка назвала его Йозефом и дала ему "его" форму. Лейтенант понял, что его приняли за не того и в сердцах дал бабе по харе. Та - за нож: "Нихто... Нихто не буди минэ бити снову, нихто!" И бьет по харе уже лейтенанта. Украинская женщина - лейтенанта на скаку остановит, рану заговором залечит, в горящую хату зайдет... Хата, кстати, вот.



Ин Совьет Галиция украинцы селятся прямо в лесу!

Помыла она его, почистила, выкормила... И понятно, что между ними нарастает серьезное, большое чувство...



А наутро лейтенант встал, вышел по двор... и твою мать... Тот же офицер и тот же казак. Им что, не хрен делать, что ли? Или все остальные русские военные в армии заняты, пьют vodka и рубят shashka medvedi? Ну, короче, выяснилось, сдала его сучка за лишнюю лошадь. Ха, кто там сказал "где хохол прошел, еврею делать нечего"?

Привели они лейтенанта в какой-то типа лагерь, где были только раздолбанные и сгоревшие здания. Старичок начал расспрашивать офицера: "Де моя лошадь?!" Но тот его успокил: "Мы са нево получив па крайнэй мэре десать лошадей! Цар щедрий. Гьнэрал Брусилаф обэщал столько жэ, када прибудим. Сэйчас дорогу!" Круто ценились офицеры противника в 1915 году. Все выходят во двор, старичок удовлетворенно говорит: "Движение!.. Я сказал, движение!" Лейтнена прикрутили к оглобле какого-то фантазийного русского котла-кухни, а в упряжку запрягли пару австрияков. Шли-шли... наконец, рядовые просят и офицера им помочь. Реакция чернорубашечного казака? Тут же бросается с криком и начинает лупить австрийцев: "Малчать! Малчать! Малчать! Закрыти рты сабаки"



Ох уж эти русские... Сволочи да садисты... им лишь бы только одно: "Самофар кати водка не расплискай! Бистро-бистро! Хей!"

Даже офицер начал его оттаскивать, kazak опять полез в драку, опять старичок всех успокоил. В итоге офицер все-таки освободил лейтенанта и привязал сзади. Это позволило рядовым иногда развлеваться, сбивая его с ног. Ночью заночевали в лесу, у костра. Чернорубашечник тоже любил поразвлечься. Так, ночью он сел и стал демонстративно обтачивать здоровенную оглоблю. А потом направил ее на австрияков и стал громко кричать: "БЭЛАЛАЙКА!!! Свинью!" Оказалось, чтобы они вытащили свинью из котелка, который тащили.



Дальше kazaki начали есть и петь. Пение я физически не могу передать, могу только вкратце транслитировать. Дикие russki пели что-то вроде: "Хетзабана кволиубэ!" (хор подхватывает): "Хей-ола-ола-хэ!" "Хейлабола хоэхэ!" "Оя-оя-оя!" "Аба дэла ола вэ!" "Ойля-ойля-ойля!" "Вэйя, вэйя, вэйя вэ!" "Оя-оя-оя!"

Вотка! Матрешка! Балалайка! Оя-оя-оя! I butilka vodka... Патнатсать чиловик на сунтук мидвида...

На следующий день пленные на пол-дороге не выдержали и свалились. Kazak придумал новую забаву. Привязал котел к двум лошадям и погнал. А пленных не отвязал. Seichas ty uznaeshь, shto takoe russian gorki, tovaristch!

От такого аттракциона один пленный сломал ногу. Kazak достал свой любимый карабин, наступил на рану и начал зловеще спрашивать: "Балит? Балит?" Кстати, мне особенно понравилось, что сапоги у него кирзовые. Братский харватский народ знаит правду о настаящих рашн sapogi, товаристч! Слава товаристчу Тито и Савецкая Югаславия!

В общем, убил он рядового. И второго тоже, за компанию. А офицера оставили, как трофей. Котел, за ненадобностью, утопили в реке: "Нет груса - можим прибить вовремя. Гэнерал Брусилов будит удивлен, а ви, мой друх, останетесь довольни. Можит, ишо лошадь получить". Но тут оказалось, что старичок все-таки загнулся от той самой раны в грудь. Ну понятно, не каждый же выдержит с пулей в груди ходить несколько дней. Первым делом kazak, увидев смерть человека, разумеется, спешно спрыгивает с коня, наклоняется над телом... и снимает овчинный кожух. А чего пропадать добру? Бурка, шашка, конь да кожух - настоящему kazak нужнее!
Странно, но после этого инициатива командования отрядом переходит к казаку. С криком он уводит отряд невесть куда. Офицер же конвоирует лейтенанта лично в штаб.

И вот русские окопы. Русские солдаты развлекаются традиционной игрой. Ловят medved крысу. А вокруг бегает пацанчик в большой фуражке с криком: "Размякнитесь!"



Кстати, по фильму становится понятно, что в русской армии фуражка обязана быть вдвое больше головы. Этот дореволюционный обычай и по сей день свято хранится офицерами Российской Армии.

Ну, в общем, доклад командованию, "извиньте пожалуйста, но ребьята захатили пленного". Командир надевает пальто с погонами из фольги и говорит: "Ма-ла-дейтс!!!" Карашо, товаристч! Выпий вотка!



Лейтенанта вместо того, чтобы вести к Брусилову, бросают в клетку из частокола, командир заводит офицера в блиндаж, где стоит на столе vodka (почему я не удивлен?!) и интересует: "Гавари. Де тваи черкесы?" "Перешьли" О как!!! Русские черкесы-дезертиры! Исторические открытия на грани фантастики! Я думаю, австрийцы их примут с распростертыми объятьями.



От командира офицер узнает, что скоро австрийцы собираются контратаковать и уходит спать. По пути он сталкивается глазами с лейтенантом... Ты уже догадываешься, что будет дальше, зритель?

Солдатик-старичок проносит к лейтенанту мешок с дохлыми крысами мимо часового (тот, удивленно: "Еб твою мать!" - причем "еб", а не "ёб) - ну так вот, проносит и дает "гаспадину афициру" нового "друха" в бочку. Чтобы одному было не скучно. "Здравствуйте!" - радостно кричит солдатик, машет рукой и уходит, а крысы в бочке начинают жрать друг друга.

Ночь, темнота, трупы на колючей проволоке и, предположительно, где-то там должен быть противник, против которого, собственно и построены эти укрепления. Лейтенант пялится на документы Йозефа, офицерик пьет vodka. Наутро он выходит... и тут же окопы русских взлетают на воздух! Да, в действие вступили те самые бесшумные снаряды! Все взлетает на воздух в эффектном слоумо, как в "Империи под ударом"! А диких русских обстреливает немецкий самолет на бреющем полете. На очень... очень бреющем.



Русский офицер поступил как настоящий мужик! То есть, побежал к австрийцу и заставил поменяться формой. Естественно, двадцать человек австрийской массовки отлупили десять человек массовки русской. Странно, что все русские имели по винтовке, я думал, она будет по штуке на троих... Зато был эффектный православный священник, который молился посреди окопов.



Наш Плохиш начинает драться с русскими и, конечно, спасается, а я, увидев знакомое усатое лицо под знаменитой кепкой, с пистолетом в руке и характерные движения, окончательно понял, что хорватское кино обязано Ностальжи критику по гроб жизни!



Кстати, очки он в одной сцене тоже носил.



- У-нич-тожить!

В общем, окопы силами полуотделения заняты, дырявый русский флаг, почему-то висевший в окопах, сорван, прибыло командование, которое начало расстреливать пленных (судя по всему, хорваты со времен последней войны так и не запомнили, что пленных можно не только расстреливать). А последним был лейтенант, которому разрешили застрелиться самому. И это типа дебилизм трагедия.

Заканчивается фильм демонстрированием черного СОВЕТСКОГО противогаза солдатам и приказом сбрить усы для более удобного его ношения. Наш Ностальжи критик, не заморачиваясь такими мелочами как акцент и тонкости знания языка, спрашивает товарища, куда их бросят на сей раз, а потом садится со взводом в грузовик и начинает очередное путешествие по просторам хренового кино.

До конца войны оставалось долгих три года...

Ах да, если вы внимательный читатель, вы сейчас спрашиваете, какая же все-таки фамилия главного героя. Так вот - в конце фильма выясняется, что убитого, чьи документы таскали все покойники, и которые достались последнему в этой цепочке, русскому офицеру - зовут Йозеф Броз. Или Иосип Броз. Как Иосип Броз Тито - ведь Тито, как известно, партийный псевдоним попавшего в Россию в 1915 году в плен будущего главы Югославии. В общем, опять этот поганый социализм в Югославию принесли русские!

Ну что, поражены до глубины души такой отсылкой? А прикиньте, вдруг окажется, что Ленин гриб, а Сталин переместившийся во времени Пржевальский? Или что Путин на самом деле двойник самого себя, а настоящий погиб в покушении? Или что Ганнибал Лектор на самом деле опасный людоед? Вот это поворот, да?

Вот такое вот оно, беспощадное хорватское кино. Какой-то очередной бредовый артхауз, написанный человеком, в принципе не знакомым не то что с первой мировой, но и вообще с войной как таковой. На мой взгляд, братья-хорваты честно получают кубок самого нелепого фильма про Первую мировую войну. Про халтурные декорации и костюмы даже говорить не буду. Отмечу только, что весь фильм проводит под меланхолические переборы гитары и игру флейты, а также там много крупных планов и безмолвных сцен, что должно символизировать, как же хреново жить. После этого фильма я готов поверить, что у хорватов все хреново.

Кстати, фильм официально не переведен и существует только в озвучке некоего "Хихикающего доктора". Что, впрочем, не мешает просмотру, тем более, что вторую половину фильма все говорят "па-рюсськи".

Товарищ! Теперь ты знаешь, как любят нас в братской Хорватии. Не забудь при встрече с создателями этого фильма наткнуть их на оглоблю для свиньи и добить их своей shashka ради новой "лашадь"! И выпей вотка! Ола-ола-ола! Хей!
Tags: альтернативная история, бюджет - бутылка водки, в газенваген, глубизна, жЭсть, забугорная дичь, зачем это сняли?, клюквища, мозги на вынос, сиськи, унылое говно, циничный пересказ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments