wwold (wwold) wrote in movie_rippers,
wwold
wwold
movie_rippers

Categories:

Про Хобитца: Пустошь Смога.

Да простят меня юные читатели, но дракона я предпочитаю называть Смог, как в советских переводах. Тем самым заодно и обозначу свою позицию по коверканию творчества Толкиена в боевикастых лентах Питера Джексона.

Я уже несколько нелестно отзывался о взгляде просвещённой демократии на дела Средиземья здесь и здесь, а посему «Пустошь Смога» каких-то иных эмоций не вызвала. Это по прежнему очень добротная картинка (особенно удался сам старина Смог), но более чем посредственное наполнение. Тем более что как никогда далеко сценаристы ушли от оригинала книги, да и сменили сам акцент повествования. У Толкиена «Хоббит» начинается как плутовская повесть, а заканчивается философской сказкой; у Джексона как забористый боевик, который разворачивается в эпический приквел «Кольца Всевластья».И хотя я говорил в прошлый раз, что с эпичностью у Джексона туговато – в этой серии мастер сумел пройти по краешку пропасти. В кои-то веки эльфы вышли холодные и спесивые, а гномы сварливые и упрямые – чему веришь легко. Даже происки Саурона в глухом Дол Гулдуре выглядят вполне естественными и логичными.

Другое дело, что вопросы вызывает общая канва сюжета, которая была подсокращена в пользу отдельных искусственных эпизодов. Просто убило появление любовной линии между эльфийкой Тауриэль и Кили. Не, я, конечно, понимаю, что любовной лирикой Толкиен своё повествование обделил, а целевая аудитория в лице молоденьких писюх жаждет, но нельзя же так глумиться над почтенным автором, который, в целом, был против межрасового секса любови! А если быть точнее, то люди и эльфы несколько раз сходились (в т.ч. в «кольцах»), но каждый раз это было на стыке переломных моментов Средиземья, где эта любовь олицетворяла несгибаемость жизни перед лицом надвигающегося мрака. У Толкиена это получалось не банально и эпохально. Если Питер Джексон будет следовать заветам мастера хотя бы в уполовиненном масштабе, то история гномоэльфийских отношений должна затмить собой весь поход к Одинокой горе. Что несколько напрягает, хотя разумом понимаешь, что Кили, как то и было задумано ещё автором, грохнут во время последней эпической битвы, а эльфийская дева шестиста лет отроду всплакнёт над бездыханным телом молоденького симпатяжки.

Не менее радостна своей политкорректностью сцена, когда захваченных гномов привели к бургомистру Озёрного города. Мало того, что переврали сюжет, так ещё в толпе явно северного и вполне себе по антуражу средневекового города мелькают черномазые мордахи явно понаехавших. Млять, хотя бы сказку можно было оставить в покое. Или уж хотя бы были до конца честными: в группу поддержки Торина Дубощита включили бы пару гномоафриканцев, да ещё нетрадиционной сексуальной ориентации. Пару орков сделали бы гуманистами и правозащитниками, которые выступают за мирное сосуществование орков и эльфов. Тоже получилось бы живенько и не в пример оригинальнее. Ан, нет: и трусы не надели, и крестик не сняли.

В итоге всё получилось, как бы мягче сказать – подзатянутым. Учитывая, что кончается повествование тем, что Смога разбудили, и он улетел бушевать в Озёрном городе, то не очень понятно: чем нас собираются потчевать 3 часа в следующей серии? Думается, что те отступления от сюжета, что мы лицезрели в первых двух частях «хобитца» - это лишь «цветочки».

В целом, фильм вполне себе на разок смотрибельный. Так же уже понятно, что задел толкиеновских миров и «колец» будут использовать по полной, а это как бы подразумевает наличие халтуры, которой, впрочем, при умеренной криворукости, довольно сложно совсем уж испортить повествование. А посему, поругивая кровопийцев продюсеров и зажав потную денежку, жаждущее сказки стадо снова пойдёт обтирать седалища кинотеатров. И ваш покорный слуга тоже…

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments