wwold (wwold) wrote in movie_rippers,
wwold
wwold
movie_rippers

Categories:

9-й район.

Продолжим изучение творческого наследия Нила Бломкампа в фильме "9-й район".

Чтобы понимать смысловые линии фильма – нужно знать и понимать историю страны, в которой этот фильм был снят. Это ЮАР, которую мы по старой привычке сопоставляем с апартеидом, которого там нет вот уже с 1992 года. И совсем не просто так его демонтаж произошёл практически сразу после крушения СССР. Иронией судьбы выглядит тот факт, что существование «белой» власти в этой стране зависело от СССР, который был основным антагонистом апартеида, и в то же время обеспечивал независимость ЮАР, как форпоста борьбы с коммунистическим движением. В общем, ЮАР стала первой «ласточкой» в новой мировой политике, когда после крушения СССР, западный проект начал сокрушать те независимые государства, которые обладали существенным экономическим/промышленным потенциалом и могли представлять пример альтернативной реальности. Правда, этот паровой каток до остальных стран Африки докатился спустя 20 лет, но первой страной, несомненно, была ЮАР.

Дело в том, что в Африке есть только одна страна, занимающаяся сейчас экспортом промышленного оборудования – это ЮАР. И это после разгрома, учинённого её экономике. А в бытность апартеида в стране были и ядерные технологии (в т.ч. бомба), мощнейший ВПК, передовая медицина, космическая программа. И всё это при лютейшей расовой сегрегации, когда большинство в стране составляли малоправные чернокожие. По большому счёту, в стране был реализован наглядный пример Высокого Неолиберализма с кастовой системой по цвету кожи. То есть вполне возможный пример для нашего будущего, где высокие технологии вполне сочетались с варварским социальным устройством.

Однако после гибели СССР относительно независимые игроки стали не нужны, богатейшие природные ресурсы заграбастали в свои мохнатые лапки транснациональные компании, а в социальном плане быстро навели свободу, равенство и братство, которое, увы, тоже не оказалось позитивным. Роли поменялись: раньше белое меньшинство угнетало чёрное большинство, теперь – наоборот. А проблема в том, что в отличие от белого владычества – чёрный контингент не смог предложить ничего толкового – банально проедая советское апартеидное наследство. Чем не злая усмешка судьбы! И если в других африканских бундустанах все беды сводят к проклятому колониализму и неоколониализму (и не без основания), то в ЮАР чёрному большинству досталась хорошо отлаженная экономика и мощная промышленность – существенная подмога в строительстве независимого государства. Только «не в коня корм» оказался.


Обратный апартеид: трущобы для белых в Коронейшен парк.

Впрочем, вернёмся к фильму. В основу сюжета был положен короткометражный псевдодокументальный фильм Нила Бломкампа «Выжить в Йобурге». С одной стороны главная мысль фильма вполне понятна: критика любых расо- и ксенофобских настроений. Я думаю, что Великий и Могучий Питер Джексон в качестве продюсера исходил из этого же постулата. И всё было бы просто, если бы не тот факт, что идея с инопланетными трущобами в Йобурге – есть жёсткая пародия на реальность. После отмены апартеида город буквально захватили чернокожие бабуины кочевники из саванн, превратив его в угасающие трущобы:

Ходит байка, что в начале фильма, где псевдодокументально интервьюировались обычные граждане на предмет своего отношения к инопланетянам, им про этот нюанс не предупреждали, а спрашивали про чернокожих сквоттеров Йобурга. То, что их ответы очень удачно наложились на канву фильма – всего лишь совпадение, не правда ли?)

Именно в такой постановке вопроса рождается жёсткий когнитивный диссонанс от сюжетных линий. Что это? Попытка политкорректного ханженства, когда главный герой вынуждено попадает в шкуру «моллюска» - дабы познать муки соседа по разуму или ужас перед осознанием того, что белые гетто – вот путь для проигравших? И не выглядит ли пародией бесплодные попытки как «нигерийской» мафии, так и «белых» исследовательских центров разобраться с инопланетными кунштюками через призму угасания научно-технического потенциала ЮАР в период чёрного антиапартеида?

А сам главный герой? Не ходячая ли карикатура на политику политкорректности и мультикультуризма? Склизкий офисный хомяк, полный двойных стандартов и противоречий. Он мечется и в страхе за свою жизнь, и в ужасе переступить запреты благоразумного и законопослушного гражданина общества. Нет, он не безнадёжен. Где-то глубоко внутри него сидит чувство, которое может стать ему опорой – любовь к жене. Без него – он банальный и скучный труп. С ним – он находит в себе силы сражаться вопреки своему статусному малодушию. Пожалуй, нигде так остро и жестоко не стоял вопрос о самоидентификации современного белого мужчины в условиях офисно-политкорректного болота – слишком уж далеко зашли необратимые процессы, слишком сложно стало вернуться к мужскому бытию.

А боевики из международной компании Multi-National United (MNU)? Злая ирония на лицо: белую власть в ЮАР свалили такие же белые из ТНК ради своих прибылей, растоптали понятие расовой солидарности, бросили белое меньшинство на выживание. Так и в фильме основные вороги ГГ не моллюскорылые инопланетяне, а свои бывшие коллеги – быстренько соорентировавшиеся и оказавшиеся, типа, на правильной стороне баррикады. Как здесь не разочароваться в жизненных ценностях?

А как чудно протроллили они сексменьшинства, когда по сюжету было объявлено, что Викус ван де Мерве — половой извращенец и после половых контактов с пришельцами приобрёл опасную и заразную болезнь. Так и до гомофобства легко докатиться? Куда смотрят правозащитники, геи и демократические журналисты?

Да и с политкошерностью как-то не особо вышло. «Моллюсков» пожалели, создали имидж терпил мучеников и страдальцев, но при этом резко обосрали нигерийцев, которые в южно-африканских раскладах, вот уж, действительно, никак не участвуют. Тем не менее, они и преступники, и каннибалы, а про женщин вообще молчу – типа трахаются с пришельцами. Нигерийцам-то за что досталось? А ведь даже не извинились перед народом Нигерии изверги!

А как трогательно «моллюск» Кристофер Джонс пытается свалить со сраной рашки Азании. Конечно, если спасение есть, то где-то далеко – в прекрасном Валиноре или на худой конец - на далёкой планете, а мерзкие аборигены пускай разбираются сами в своих проблемах. «Пора валить» - весьма знакомая смысловая конструкция, не правда ли?

Впрочем, Кристофера Джонса ещё можно понять – он пришлец, хоть и странный. Вроде бы по виду рабочая особь, а хитрожопый. А какие мысли у автохтона Викус ван де Мерве? Очень простые: вернуть всё назад в «добрые, старые времена». И «моллюск» Джонс это обещает, хотя лично мне трудно понять – какие у де Мерве могут быть «старые времена» после той бойни, которую он учинил над своими собратьями, и, о боже, над своей конторой?! Что скажут работодатели? Мля, да он там на три пожизненных и пять газовых камер заработал! И лучшего прикрытия, чем копаться на помойках со своими новыми «сородичами» - не придумаешь.

Впрочем, это современное поветрие – мечты вернуться в «старые, добрые времена». Им болеют все: и правые, и левые, и банальные обыватели. И это вместо того, чтобы исправить косяки и перекосы сегодняшнего дня и шагнуть в день завтрашний. Но это страшно и надо напрягаться, и даже, о боже, рисковать. А риск это не к политкошерному и мультизадроченному обывателю – это требует свободы воли, которую Л. Гумилёв называл пассионарностью. Но нет ни буйных, ни вожаков, а посему охота укрыться с головой от трудностей и задач современного мира в мирной и спокойной потребительской норке. В этом плане Викус ван де Мерве прекрасен.

В общем, далеко не банальный фильм с множеством потайных смыслов, которые, более чем уверен, не всегда догоняли сами авторы и, тем более, продюсеры, а заложили их в силу штампов и обстоятельств. В общем, и в следующий раз будет за что глазу зацепиться.

Tags: ведь могут же!
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments