kineska (kineska) wrote in movie_rippers,
kineska
kineska
movie_rippers

Category:

Душа-«Потёмкин»

15 июля был день рождения режиссёра Г. И. Полоки. 83 года Мастеру!

Оригинал взят у kineska в Душа-«Потёмкин»
из старенького:

«Возвращение «Броненосца»»

Режиссёр: Геннадий Полока
Оператор: Евгений Давыдов
Композитор: Вениамин Баснер

Сценаристы: Владимир Брагин, Геннадий Полока (по одноимённой повести А. Каплера)
Художник: Михаил Щеглов
К/с им. М. Горького, Мосфильм, ЦСДФ, Беларусьфильм
Годы выпуска: 1996; 1998 (1996 – к 100-летию кино (киноверсия (4 серии)); 1998 – к 100-летию С. М. Эйзенштейна (телеверсия (2 серии)) Cерий: 4; 2; 1.


Поклонники одноимённой повести Каплера неоднозначно прореагировали на её экранизацию. Кинотрактовки литературных первоисточников Полокой одновременно и бережны, и по-хорошему вольны. Полока режиссёр пишущий и всегда принимает активнейшее участие в создании сценарного материала. Этим отчасти объясняется глубинное стилистическое единство всех его картин.

Как бывают острохарактерные актёры, так Полока – «острохарактерный режиссёр», с ярким, выраженным, узнаваемым почерком. Каждый последующий его фильм идейно перекликается с предыдущим, тем образуя связное «полное собрание» произведений Полоки.

Итак.

1925 год. Одесса. НЭП. По направлению на работу в южный район после тяжелого ранения прибывает бывший красный конник Иоган Францевич Герц.


Герц – аскет и педант, «засушенный» интеллигент, застёгнутый на все пуговицы в прямом и переносном смысле. На нём – идеально начищенные сапоги, будёновка и военная шинель. В чемодане – книги. Он – один из галереи многочисленных «Дон Кихотов» Полоки. Герев-одиночек, часто противопоставляемых среде, в которую оказываются погружены. Таковы были Сорокин в «Республике «ШКИД»», Бродский в «Интервенции», Бирюков в «Одном из нас», Гудков и Григорьев в «Нашем призвании», Каротин в «А был ли Каротин?» и др.

На новом месте Герца, бывшего рубаку, назначают заведующим актёрской биржей. А актёры, как следует из того же фильма, «народ дикий, анархический». Педантичный немец же следует принципу жизни по ордеру. Стиснув зубы, он берётся за доверенные бразды, устраивает переквалификацию, наводит полный порядок в работе биржи, изгнав всех халтурщиков и нахлебников. Герц просто исполняет свои обязанности, подходя к ним со всей присущей ему ответственностью. Он пытается улучшить мир вокруг себя, не готовый мириться с его несоответствиями. Но все попытки, как правило, тщетны… Окружающие живут в совершенно иной системе координат. Герц не стремится вписаться в эту систему. Всё меняет неожиданно ворвавшаяся в его жизнь, любовь…


Мелодрама с неприкаянной, забитой женщиной по имени Клавдия разворачивается на фоне знаковых для всего мирового кинематографа событий. В Одессу прибывает московская киногруппа и приступает к съёмкам фильма «Броненосец «Потёмкин»». Руководит группой некто Эйзенштейн, режиссёр молодой, снявший всего одну картину, но уже совершивший небольшую революцию в кино.

И в рамках актёрской биржи.

Известно, что на заре своей творческой карьеры Сергей Михайлович придерживался концепции использования не актёров, но натурщиков, обычных людей в определённом состоянии. Ибо «никто так не сыграет рабочего, как рабочий, крестьянина, как крестьянин» и т.д. Профессиональные актёры уходят на второй план, в массовку, что крайне возмущает Герца, ратующего за трудоустройство профессионалов в то время как по картотеке были отобраны билетёрша, уборщица и прочий обслуживающий персонал…

Герц отправляется на съёмки и, пытаясь восстановить попранную справедливость, вначале устраивает небольшую инсталляцию, прямо переадресовывающую зрителя к сцене борьбы Дон Кихота с ветряными мельницами, когда, с отнятой у кого-то из солдат винтовкой наперевес, штурмует Потёмкинскую лестницу, на верху которой медленно крутятся лопасти нескольких гигантских вентиляторов.Он просит сатисфакции лично у Эйзенштейна,но всё кончается банальной дракой с ассистентами, в результате которой избитого заведующего биржей попросту спускают с [Потёмкинской] лестницы.

Горячий борец за справедливость, Герц объявляет бойкот съёмочной группе Эйзенштейна, но, попав на премьеру фильма и увидев на экране всех своих подопечных, резко меняет своё отношение. Фильм поражает его до глубины души и совершает настоящий переворот во всём его мировоззрении. Фильм завораживает, полностью захватывает Герца и он снова и снова приходит в кинозал, чтобы в очередной раз прикоснуться к киноленте, съёмки которой недавно сам едва не сорвал. Фильм, в котором Герц увидел единственно настоящую жизнь, революцию и надежду, в пику окружающей его пошлой, мещанской реальности… Идеальный, утопический мир Великой Иллюзии…

Чистый душой, но негибкий, неспособный на компромисс, Герц часто становится и невольным душителем всего благого, что создавал своими руками. Он рушит и собственное счастье, которое было так возможно и близко. Странный, нелепый человек, в конце он остаётся совершенно один. Один на один со всем светом, чужой всему и вся, в мире, где больше ни до чего ему нет дела, кроме великого фильма Эйзенштейна, на сеансы которого Герц продолжает ходить со странным, тупым упорством безумца. Там, в кинозале, на краткое время возрождалась его душа. Там, в кинозале, смотрели на него с экрана пронзительные глаза Клавдии, которую когда-то любил…

Мастер лирической комедии, тонкий художник, Полока создаёт сложнейшее кинополотно. Здесь около ста действующих лиц, многие из которых уже знакомы зрителю по предыдущим лентам. В «ВБ» на экране снова возникают образы Ксении Воробей (Л. Малиновская), впервые появившийся в небольшом эпизоде ещё в «Республике «ШКИД»» и кочевавший затем из фильма в фильм.

Из «Интервенции» перекочевал в «ВБ» и образ главаря одесской мафии Филиппа (Е. Копелян), но здесь уже – в исполнении А. Джигарханяна.
«Власти приходят, власти уходят. Бандиты остаются».
Куда же без них? Вместе с Филиппом, логически продолжая линию медвежатника Золотницкого, в «ВБ» предстаёт и персонаж Ю.Катина-Ярцева. Под видом безобидного артиста-иллюзиониста скрывается всё тот же опытный, авторитетный вор


Из «А был ли Каротин?» в «ВБ» перешли сам Каротин (Б. Соколов) и кинорежиссёр Микитов-Разумник (И. Кваша). Из «Нашего призвания» перенёсся Сыровегин  (И. Бортник). В актёрском ансамбле «ВБ» ярко выделяются неизменные «любимцы» Полоки, Е. Майорова, А. Анкудинов, В. Мищенко, И. Дмитриев, Э. Романов.

Техническая сложность картины не объясняется только масштабом замысла и большим количеством действующих лиц. Оператору ленты, Е. Давыдову была поставлена задача «переснять» целиком, реконструировать с другими актёрами многие сцены из культового шедевра С. М. Эйзенштейна. Этот момент особенно следует отметить для тех, кто знает, а, тем более, знает «близко к тексту» первоисточник. Остальным небезынтересны будут         сцены из четвёртой серии, где «типажи», сидящие в зале, узнают себя и своих коллег на киноэкране, а Полока немного расшифровывает суть понятия "Великая Иллюзия".


По форме с оригинальным, классическим киноматериалом Полока обходится достаточно свободно. Ведь именно по этой школе Полока равняет себя. Он обращён к истокам, откуда, суть есть, пошел кинематограф, к балагану, к площадному действу, к поискам формы, театральности, гротеску и буфоннаде, продолжая традиции ГВЫРМа Мейерхольда и Эйзенштейна. Его манифест был провозглашен ещё в 1968 году, когда создавалась «Интервенция». Полока считает себя новатором, едва ли не «застрельщиком» жанра с особенной визуальной эстетикой. Тут можно поспорить ибо «Ленфильм» 60-х кишел такими новаторами в силу существовавшей тогда некоторое время творческой «вольницы». Достаточно вспомнить стилистику «Тени» и «Каина XVIII» Н. Кашеверовой или «Женю, Женечку и «Катюшу»» В. Мотыля.

Действие фильма, как мы помним, происходит в Одессе. Но съёмки производились не только в Одессе, но в Минске, Питере и Москве. Эксперимент, привнесённый в практику монтажа Дзигой Вертовым, в своё время потряс умы ведущих кинематографистов мира. Сегодня этим никого не удивишь, более того, могут найтись скрупулёзные зрители, готовые представить классический приём «собирания» в качестве режиссёрского «ляпа». Но к Полоке это отношения не имеет. В современном кинематографе он – лучший по части монтажа и владеет им филигранно. Так в «Интервенции» невозможно заметить кадры, доснятые и вставленные в фильм в конце 80-х. Так же сравнительно легко «проглатываются» в монтаже кадры, снятые с разницей в целых семь лет в «Я - вожатый форпоста». Справедливости ради сказать, «Броненосец» не блещет той же ювелирной чистотой. И касается это не только некоторой немонтажности заново отснятых кадров с оригинальным материалом Эйзенштейна. Ощущение какой-то дикой небрежности сквозит в досадных деталях. В вылезшей из-за плеча героя белой пластмассовой электророзетке, лампе дневного света или пластиковых корзинах…

В первой редакции фильма в сцене драки на Потёмкинской лестнице в кадр попадает агрессивный,  фасад «дома на курьих ножках», что возле ВДНХ, и не только...


Можно заметить, что в течение сцены и натура сменяется несколько раз с летней на осеннюю, а плиты мостовой начерчены мелом на асфальте. Просто досъёмка крупных планов производилась уже в Москве, на лестнице павильона «Москва». Сцена еврейской свадьбы с гонкой трамваев снималась белой ночью в Питере, ибо, когда ещё город бывает пуст, как не ночью, да так, чтобы можно было производить киносъёмку, да, вдобавок, перекрывать обе трамвайные линии?!

На задворках к/с Горького снимались крупные планы индейцев и ковбоев, лихо проскакавших на конях ещё в Одессе.

Кстати, в образе режиссёра того одесского вестерна можно узнать самого Геннадия Полоку!

В своём фильме Полока шлёт неприкрытый «горячий привет» своим коллегам по Одесской киностудии «Мстиславу Заварухину» и «Дональду Вилькевичу». Такова цеховая кухня. В тройке «самых одесских кинорежиссёров», самый наиодесский, безусловно – он!

Сцена у входа ресторана снималась в Одессе, а аллея перед рестораном и проход героев - в Минске. Сам же зал ресторана - в ресторане Белорусского вокзала в Москве ещё перед самым его капитальным ремонтом.


Кстати, проход героев, троих, вобнимку, - отсыл к финалу «Интервенции». Полока любит цитировать самого себя. Но, если копнуть глубже, этот кадр как-то странно напоминает и проход патрулей в фильме Хуциева «Застава Ильича». Есть ещё немало подобных моментов, способных привести зрителя с более-менее широким кинокругозором в лёгкое замешательство. В общем, пожалуй, копать вглубь я далее не стану потому, что творчество Полоки таит немало подобных сюрпризов. Я не считаю плагиатом цитирование, когда происходит присвоение материала с его творческим переосмыслением.

Отмечу ещё одну деталь. Полока не расстаётся со своими фильмами на протяжении времён. Это касается не только досъёмок к «Интервенции» и возвращения к материалу «Вожатого» через семь лет после запуска (мера вынужденная, увы!). «ВБ» создавалось в смутные девяностые, когда отечественный кинематограф неуклонно скатывался всё ниже и ниже, набирая порой немыслимые скорость и обороты. Встречный ветер «свободы», забивший в лица «несвободных» во времена СССР кинематографистов, дул всё сильнее и сильнее, кого пьяня, у кого и вовсе срывая крышу. Экраны заполонила чернуха, массовая обнаженка, как женская, так и мужская. Из динамиков полилась грубая, простонародная речь, часто крепко сдобренная и непечатными словами.

«Порочные тенденции» не обошли стороной и «ВБ».


В двухтысячных, когда картина начала активно разъезжать по фестивалям и выходить всё к большему количеству зрителей, Полоке пришлось браться за редакторские ножницы. Обнаженка сокращалась. Мат затишался, оставляя зияющие пустоты в звукоряде. Одновременно, надо заметить, зачищались  и очевидные кинопогрешности.

Фильм выходил в телевизионной и киноверсиях. Выход телефильма приурочивался к столетию С. М. Эйзенштейна. Киноверсия выходила раньше, к столетию кино.

Новые, коммерческие времена диктовали новые условия проката. Не каждый телеканал может позволить себе взять четырёхсерийную или даже двухсерийную ленту, определённо не рассчитанную на «широкую зрительскую аудиторию. Телеверсию первой редакции, с оригинальным звукорядом и в приличном качестве увидеть сегодня довольно сложно. А киноверсия была сокращена из двух серий до одной. Так удобнее предлагать её телеканалам и возить по фестивалям. Впрочем, на художественных достоинствах ленты сокращение отразилось весьма ничтожно.

Tags: обзоры из личных архивов, положительный пример
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 16 comments