kineska (kineska) wrote in movie_rippers,
kineska
kineska
movie_rippers

Водичка с газом (записки телезрителя)

Из записей более чем полугодичной давности.

Изначально этот текст состоял из двух кусков. Первая часть была эмоциональным постом, написавшимся по просмотру начальных двух серий, но вторая часть, по причине откровенной слабости просмотренного материала, вылилась в несколько коротких записок, за которыми следовало по нескольку эмоций, вызванных просмотренным, и была менее удобочитаема. Я попыталась подвести оба куска под общий знаменатель, но вскоре оставила эту затею. Будет просто, часть I и часть II. Кому не понравится первая, вторую сможет не читать.

I.

В самом начале замечу, что, вольно (мне интересна тема советского ретро) или невольно (если другие в доме это смотрят, спрятаться негде) – неважно, - но к просмотру двух прошлогодних сериальных премьер подошла достаточно ответственно. Одна – «Обратная сторона Луны» (не путать с одноименным альбомом «ПФ» и детективом братьев Вайнеров), другая – «МОСГАЗ».

Речь пойдёт о второй. Записи делались по ходу просмотра, но сам сериал оказался настолько беспомощен, что перерабатывать их в полноценную рецензию было несерьёзно. Посему оформляю записки в виде обывательских заметок телезрителя, которого в очередной раз…. ну… в общем…. В общем, ожидания которого в очередной раз обманули создатели очередного мыльного пузыря.

Итак.

«МОСГАЗ»
Режиссер: Андрей Малюков
Сценарист: Зоя Кудря
Оператор: Алексей Федоров
Композиторы: Антон Шварц, Денис Новиков, Дмитрий Чижевский (Сразу вопрос: у картины три композитора, но ни одной оригинальной мелодии в памяти не осталось.)


История об убийце, получившем прозвище «Мосгаз», - старая Московская криминальная легенда. Старая, хорошо известная. Много раз ретранслированная «сарафанным радио», описанная в криминальной литературе. Почему выбор создателей очередного сериала пал именно на неё, в общем, понятно. Громкое дело, громкое имя, а, как результат, быстрая слава и т.д. Но, с другой стороны, браться за любой известный, «раскрученный» материал надо с величайшей тщательностью и осторожностью, максимально оправдывая любое, малейшее, отступление в сторону. Чем совершенно не утрудили себя создатели сериала, пожелавшие просто выехать на спекуляции известной темой. Но простор  для бредовых фантазий предоставляют и дела менее известные, или вовсе, придуманные на пустом месте! Можно было и не заставлять Ионесяна поворачиваться в гробу! И, если в фильме изначально не предполагалась Московская натура, почему было бы не перенести действие куда-нибудь ещё, нанизав некоторое повествование на аналогичную похождениям МОСГАЗА фабулу?!

Не смотря на то, что жанровая принадлежность был заявлена, как детектив, по сути, на голубых экранах,  очередная мелодрама, герои которой, параллельно с решением собственных проблем, расследуют дело некоего серийного убийцы. Такая тенденция нынче во всём: толкать личное/личностное/местечковое впереди общественного. Оттого и размывается детективная канва. Действо теряет динамику, а местами и вовсе срывается в т.н. «бытовуху».

Кстати, в фильме так и говорят: «серийный убийца», «маньяк». Хотя, такими понятиями те годы не кидались: дело происходило в стране победившего социализма, у граждан которой не должно было по определению присутствовать подобных «родимых пятен».

С места убийства на место убийства ходит доморощенный шериф. Практически Юл Бриннер. Для бедных. В штатском. В широкополой шляпе, в пальто нараспашку. Шляпу в помещении не снимает, вызывающе (и подозрительно) смел с начальством, оружием машет, кулаками машет, «бредит о жене похоронённой». По легенде – фронтовик.


Пальто у него стильное, импортное, не из масспошива. Шляпа почти ковбойская. Прямо так, в шляпе и пальто, лезет по стене и движется по карнизу, чтобы спасти мальчика. В СССР, как мы знаем, у каждого была возможность в любое время совершить подвиг. Так и наш «шериф». Возвращался домой под Новый год, ёлочку нёс, а тут – мальчишка на карнизе. Он и полез спасать. В шляпе и пальто. Ёлку, правда, оставил…

С точки зрения логики – в пальто карабкаться по наружной лестнице неудобно и поля шляпы мешают. Всё равно, что кидаться за утопающим, не сняв сапог. Но зато костюм, заявленный на карнизе, на каскадёре, создаёт у зрителя момент уверенности, что на высоте оказался всё тот же несгибаемый «шериф». Режиссёру двойка, каскадёр молодец!

К чести художника по костюмам, киношные москвичи одеты довольно прилично и даже нарядно. Это – вопреки укрепившейся за последние годы порочной тенденции Мосфильма обряжать всех в чёрное и рваное, дабы подчеркнуть бедность советских граждан. Хотя, в Москве, как и во всех крупных городах, одевались довольно хорошо. Правда, не ходили растрёпами с торчащими во все стороны кудрями. И зимой без шапок не ходили, особенно женщины.

Большинство дам, будто бы сошедших со страниц модного журнала (а работала, скорее всего, костюмерная 80-х годов, т.к. основные тенденции покроя одежды 50-80-х сходны), почти поголовно в беретах, сдвинутых почему-то на затылок. Платки – редкость. Ни одной модной молодёжной шапочки с ушками. Доморощенный Бриннер, опять же, в шляпе. A propos, зимой в шляпе как-то не принято было ходить! И Москва – не Анапа. Холодно (а уж лысому то!), ветром может сдуть и, опять же, снег на полях собирается…

Замечен творческий интеллигент, художник, с битловской чёлочкой на лоб. Автор «гениальной декорации» в несуществующем «Московском театре музыкальной комедии», обозванный «пидорасом» лично, в лицо, Никитой Сергеевичем Хрущёвым в блестящем, надо сказать, исполнении Сергея Лосева. В то, что сказано устами хорошего актёра Лосева – верю безоговорочно, но в заявленную гениальность художника – с трудом.

Возможно - на фоне автопортрета.

Художник хочет валюты, художник рвётся за рубеж. Художник даже устраивает подпольную персональную выставку, за что его не берут на гастроли в ГДР. (Зачем брать художника на гастроли в ГДР?!) А солиста театра, лабающего по кабакам (что порицалось!) репертуар Иосифа Кобзона, берут, что странно…

"Злой гений" лабает, его сожительница - внимает...

Ну, а остальные персонажи пока ещё просто ходят на экране и не проявили себя ни рыбой, ни мясом. Харизмы им, что ли, не хватает? Как той, что по роли ни прописана, ни проработана; ни личностной… Правда, впечатляет языкатый МУРовский полковник, судя по всему, персонаж отрицательный, потому, что активно и вызывающе не любит «шерифа Бриннера». Да, вдобавок, карьерист – метит в генеральские зятья. И ходит подчёркнуто в форме, и усишки носит мерзкие, и весь какой-то чистенький, гладенький. Потенциальная мразь…

Кстати, в кабинете его будущего тестя неожиданно мелькнула приветом из будущего чеканка 70-х годов с профилем Ленина. Хочется верить, что показалось, ибо такое – ни в какие ворота...

И, наконец. ОНИ УЖЕ НЕ КУРЯТ В КАДРЕ! Никто! Ни разу! Ни женщины, ни мужчины, ни молодые, ни старые; ни «хорошие», ни «плохие». Не поддымлен ни один кадр даже красоты ради. Даже в ресторане. Даже в сцене в просмотровой, где прекрасно «поплыл» бы лучик проэктора, растворяясь в дымке… Ни-ни! Ни люмпен-пролетариат на улицах, ни милиция, ни творческая интеллигенция. Ни один! Это шестидесятые! Не верю!!! Двойка режиссёру! Уходить от навязанной проблемы можно  (и нужно!) творчески, а не тупо, «следуя пожеланиям партии и правительства…» Я не упрекаю его в скромности дарования. Я не ставлю ему на вид чистое отсутствие масштабного, концептуального кинематографического видения, мышления – им обладали единицы. Но должен же он ещё что-нибудь уметь, кроме, как отдавать команды «Мотор!-Камера!-Начали!»! Эти постоянные «зловещие» рапиды! Эти «роковые» музыкальные акценты! Всё – от беспомощности! От полной профессиональной несостоятельности!

Сценаристы делали свою работу – заполняли жвачкой пустоты между действиями. Им по валу платят. Высоких требований к сериалам всё равно никто не предъявляет. «Не нравится – не смотри!» Но, ребята! А как после такой халтуры с самоощущением-то? Не всё же оправдываться тем, что «семью кормить надо», а, заодно, дачу достроить и на старость отложить!

[II.]

II.

Далее впечатления пойдут с нумерацией серий. Без фанатизма.

3.

«Бриннер»-таки появляется в форме. В кителе крайне неорганичен. На фоне погон его голова как дыня на блюде. Великолепен Лосев-Хрущёв.


Некурящие фронтовики нестройно, мимо нот и перевирая слова, поют «Если завтра война…»

Артисты (!) театра (!) музкомедии танцуют твист с грациозностью крупного рогатого скота.

Художник рисует фломастером.

Обостряется мелодрама между шерифом и матерью малолетнего свидетеля, между главной героиней, чью профессию не могу определить – она и эксперт, и труп в морге обследует, и на опознаниях присутствует, - и Солистом.

Солиста должен играть актёр с убийственным обаянием. Как Зубков в «Над Тиссой» или Абрикосов в «Партийном билете». Оба редкие красавцы, полные обаяния, глядя на которых зрителю просто не хочется верить, что оба – персонажи отрицательные. До самой развязки! А здесь – ходульный, фригидный, довольно тусклый персонаж, хоть и с неплохими внешними данными. Впрочем, обаяния лишены абсолютно все. Видимо это было одним из критериев отбора.

Мне в принципе нет дела, сильно ли была на сносях исполнительница главной роли. Мне важно, почему на экране у её героини одутловатое, вечно опухшее лицо, будто та пьёт, не просыхая. Мадонна, в «Эвите», к слову, ни в одном кадре не появляется с отёкшим лицом. Двойка гримёрам, режиссёру и продюсеру, за то, что не стали искать другую героиню. Актрис много. И, в роли начинающей, молоденькой… гм…  Если сами сценаристы не определились, кем она там работает, я, тем более, не могу… В общем,  вполне была бы уместна молодая же и не беременная актриса. Заодно мог бы состояться и неожиданный дебют.

Нежное отношение Солиста к перчаточной кукле, Петрушке Кеше, с первого же появления их вдвоём, наводит неискушенного зрителя на мысль о небольших странностях Солиста, а поклонников сериала «Южный парк» чётко ассоциирует с Гаррисоном и его мистером Шляпой, что, впрочем, также выруливает на девиации. Однако, на чуть иные…

За дружбу с художником снимают-таки с поездки и Солиста! Вот так и подставляют себя сценаристы, позволяя зрителю в промежутках между сериями размышлять об их профессиональной компетенции.

Женщина-инструктор Минкульта, одинокая, живёт в хорошо обставленной двухкомнатной квартире! К слову, сам Аркадий Райкин, фигура куда более крупная, обитал в те поры в обычной Ленинградской коммуналке. Как абсолютное большинство советских граждан в городах.

Художника обозвали стилягой. У меня с самой первой серии большое сомнение в том, зачем было лепить ему эту битловскую чёлочку. Не закономернее ли было взбить кок? Или сделать его небритым бессеребренником… Правда, такому просто необходимо было бы хоть раз закурить в кадре, да и женщина-инструктор не подпустила бы к себе такого… Актёр не пожелал менять причёску?! Тогда, быть может, стоит поменять профессию? Режиссёр «так увидел» своего героя?! Тогда, может, стоит поменять профессию? Сценаристы… Но, довольно рефренов! Тут многие явно не на своих местах. Единственно, отметила бы оператора, как небезнадёжного. Он довольно мило стилизует манеру съёмки крупных планов с акцентом на глаза, как делали в 60-е. Оператор, который умеет грамотно прикрыть шторки на приборе, нанят, всё-таки, видимо, не по объявлению…

Но вернёмся к герою с чёлочкой. Его образ абсолютно не продуман и не проработан. В нём «в одну телегу впряжены» «конь», художник-трудяга-гений, чего, правда, в фильме ни разу не заметно, и «трепетная лань», золотой мальчик, праздный, стиляга и социальная «п-плесень», как называл таких дедушка Михалков. «Чувачёк с битловской чёлочкой» – фасад, более уместный не в 1962, но в 1967 году. Для привязки такого внешнего образа к 1962 нужна была бы железная фиксация на музыке. Мотивация. Чтоб определился сам, выражаясь цитатой из «Hard Day's Night», «мод он, рокер или мокер».

К Смолякову, как к актёру, у меня претензий нет. Все косяки картины – издержки исключительно слабой драматургии и режиссуры. Но он уже во второй ленте играет какого-то американского шерифа, а не советского милиционера/гебиста!

4.

Чем дальше в лес, тем больше дров. Точнее, леса нет, а дрова есть. Наломали.

Герои повествования и с самого начала выглядели, мягко говоря, не слишком убедительно. Теперь, так и вовсе проявляют дикую некомпетентность.

Опухшая барышня уничтожает улики против художника. Кается «Бриннеру», тот орёт на неё, гонит вон, вместо того, чтобы потребовать рапорт. Более того, остыв, возвращает её на работу… Там у них, как выясняется, «круговая порука, как на зоне», выражаясь словами моего сидевшего Мастера. Своих не сдают. «Бриннер» давно укрывательство практикует: двоих своих сослуживцев, проворонивших диверсантку, ещё на фронте прикрыл вопреки всему. Нет, по-человечески, по-обывательски, конечно, правильно. Но, по сути, проявил буржуазную мягкотелость и непринципиальность. А времена-то какие были! Но и без ссылки на времена. Если хорошенько вспомним, то и ЗнаТоКи, какие бы ни были друзья, а всё равно «ментов включали», когда приходили анонимки то на Шурика, то на Пал Палыча, то на Зину Кибрит нападал обаятельный шантажист. И им я, как ни странно, верю потому, что наравне с чувством локтя неразрывно ощущается и «чувство долга».

А вот вам, товарищи зрители, ещё галимый стилистический фейк нагора. Сорри эбаут сленг. Это я перехожу к устной речи, в которой, спасибо, что доллары баксами не называют. Не касаясь понятий «маньяк» и «серийный убийца». «Фотки», «ты, урод!», «задолбали!» - из другой эпохи словечки.

Художник оказывается сыном подпольного цеховика. Какие там цеховики в начале 60-х?!! Тем более что начинать должен был этот «героический папашка», когда его сынок с чёлочкой ещё под стол, да под себя ходил. Спекулянты тогда были, да. Но не валютные. Если откатить по времени от 1962 назад лет на двадцать, то «вышка», применительно к тому, кто наживался на народном горе во время войны – мера вполне справедливая. Сталин на них тогда, к слову, очень даже был! А при нём особо не забалуешь… Сценаристы, правда, так не считают. В общем, бесславно сгинул отец семейства, оставив после себя неведомо, где тайник, набитый валютой, который и разыскивает его беспутный сынок.

В связи со сложившимися семейными обстоятельствами, фамилию мальчику спешно переправили, а вот «родимых пятен» не вывели. Отсюда и тяга к «красивой жизни». «Не смени фамилию - вся карьера бы насмарку! – Сокрушается на его счёт «шериф Бриннер».  -  В институт бы не попал – самое большее – ПТУ.» А на дворе 1962-63, расцвет социализма. Рабочие специальности в большом почёте! Всё-таки, не просто «основная производительная сила современного общества», но ещё и  «главная движущая сила исторического процесса перехода от капитализма к социализму и коммунизму»! И ничего позорного тут нет! Таким образом, устами «Бриннера» озвучивается соврешеннейшая крамола и поклёп на советский строй. И с рук ему это сходит элементарно!

Ещё примечательная деталь. В одном интерьере, с разных ракурсов, снимают по нескольку квартир. С точки зрения экономии понять можно. Простить же с точки зрения искусства нельзя!

Кстати, о квартирном вопросе! Живут все, как ни странно в отдельных квартирах! Ни в бараках, ни в коммуналках, ни даже в пятиэтажках! Это - в Москве начала шестидесятых! Да некоторые ещё и сдают свои квадраты направо и налево! У всех хоромы, да ещё не по одной комнате! Да – с телефонами! Один аппарат, кстати, прибыл прямиком из 70-х, но в данной картине это даже и не ляп. Потому что далее никто уже и не пытается скрыть ни ламинат на полу, ни современные фанерованные двери. Я там, выше, сгоряча, кажется, к какой-то невинной чеканке прицепилась? Н-да…

Ну и, наконец, немного о профессии режиссёра. Режиссёр это следователь. Только следователь ищет мотивацию к поступкам, а режиссёр, вдобавок, подбирает поступки к мотивации. Причём, каждый обязан оправдать! Режиссёр, работающий в детективном жанре должен быть дважды следователем. Как и сценаристы. А у них два фигуранта по одному делу – на одной шконке сидят… Впрочем, это снова сценаристы подставили себя, допустив подобный косяк, как раз между сериями. И списали его, естественно, на того самого, нехорошего МУРовского полкана с усишками. Но и его от дела не отстраняют, а в конце и вовсе дают возможность реабилитироваться, героически отыскав аптеку, в которую обращалась сожительница «Мосгаза».

Молодые герои. Не совсем понятно. Золотая, с натяжкой, молодёжь с примкнувшей «лохушкой» из милиции. A propos, «Дело пёстрых» было снято в 1958 году. Возможно, что, «чукчи-писатели», господа сценаристы, фильмов не смотрят принципиально, ибо ощущают себя творцами, а не зрителями. Напрасно! Сцена вечеринки у Арнольда им очень бы пригодилась!

Очень трогательно выглядят старания группы по перетаскиванию с места на место одного и того же голубенького  деревянного киоска и двух телефонных будок. А также курсирующие в кадре один и тот же автобус, одни и те же «Победы».

Телефонная будка, одна из двух, а также, уличная реклама. Естественно - услуги сберегательных касс!
У Гайдая была лёгкая рука!

Финал ленты скомкан, детально не проработан. Пошит, щедро украшен и много раз перевязан белыми нитками. Сожительница «Мосгаза» в результате шока от убийства, произведённого «Мосгазом» на её глазах, теряет способность говорить. Они готовятся к побегу из Москвы. Тут подворачивается малолетний свидетель, которого логично было бы здесь же и грохнуть, да бежать, но в воспалённом мозгу «Мосгаза» возникает гениальный план – тащить его за собой в качестве заложника. По закону жанра, - мы же помним, что перед нами мелодрама, - грохнуть такого персонажа никак нельзя, иначе не получится хеппи-энда и «шериф» не обретёт полноценного семейного счастья. Он же по ходу, кстати, развёлся с неверной второй женой, за что был удостоен порицания на службе. Но плацдарм для счастливой развязки обеспечил.

Для усугубления интриги, малолетний заложник сильно заболевает. Тут бы его и грохнуть К Сожительнице неожиданно и очень своевременно возвращается голос, и она сразу бросается по аптекам на поиски лекарств. Тем окончательно проваливая гениальный замысел «Мосгаза». Зачем ему изначально был такой странный балласт в юбке?! Женщину себе и на новом месте найти легко. Много их! Больше, чем мужчин! А этой, вдобавок известно о нём немало… Тут бы её и грохнуть. Рубить концы – так рубить окончательно, а не частично. Топор же под рукой! Ан, нет…

На суде «Мосгаз» сидит в клетке. Задержанных по уголовке, к слову, частенько брили. Да и не только по уголовке. «Пятнадцатисутошников» – тоже, случалось. Не цацкались, не церемонились с элементом. Как в царское время отмечали каторжан, так визуально выводили сидельцев из числа добропорядочных советских граждан. На общественное порицание и моральное подавление. Здесь же и «Мосгаз», и художник, арестованный по подозрению, что «МОСГАЗ» это он, но выпущенный вскоре на свободу, по-прежнему волосаты и, вообще, неплохо причёсаны… Хорошо было бы создателям ленты глянуть, хотя бы ещё «Обвиняются в убийстве», чтобы создать на экране атмосферу суда по громкому уголовному делу.

Возможно, господина Малюкова какой-то умный человек ещё после «Их из будущего» грубо ткнул носом в беспардонные и откровенные цитаты из классических военных фильмов. Потому «Мосгаз», возможно, и выстраивался исключительно на собственных представлениях и переживаниях сценаристов и постановщика о деле Ионесяна, о милицейской кухне, об атмосфере начала 60-х, в конце концов, о старой Москве! Но это – моя субъективная версия. Я не против цитирования. Но цитировать хорошо, когда сам владеешь профессией и можешь, грамотно опершись на заимствованный материал, создать что-то оригинальное и своё. Иначе кинематограф кончился бы уже к середине тридцатых годов.

В общем, продолжая тянуть аналогию с простановкой школьных оценок  за всё про всё и сценаристы, и режиссёр честно заслужили кола. В идеале – осинового.


Tags: альтернативная история, зачем это сняли?, клюквища, могли бы и лучше, обзоры из личных архивов, сырое тесто
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments